Новости

18.11.2011 00:25
Рубрика: Происшествия

Приказано выживать

Бывшего курсанта, ставшего инвалидом, оставили один на один со своей бедой

В Красном Сулине Ростовской области мать в одиночку бьется за своего 22-летнего сына Андрея Черникова. Парень, будучи курсантом Военно-космической академии имени Александра Можайского, сломал шею на уроке физподготовки при выполнении сложного элемента. Сегодня платить за его дорогостоящее лечение некому.

В престижное военное учебное заведение Андрей Черников поступил в 2007 году. Учиться нравилось очень. Но однажды его маме - Марине Черниковой - позвонили. Курсовой офицер Чернов произнес телеграфным стилем: "Ваш сын на уроке физподготовки сорвался с турника, ударился головой и шеей об пол. Доставлен в Военно-медицинскую академию, его готовят к операции".

Марина осела: "Что с сыном?!". Офицер ответил, что самостоятельно встать юноша не смог, отказали руки и ноги. Еще она спросила: "Где был физрук?". "Ушел заполнять журнал", - ответил Чернов.

У парня оказался закрытый перелом, вывих четвертого шейного позвонка с повреждением спинного мозга, кровоизлияние в серое вещество, спинальный шок, паралич ног.

Марина, поднявшая на ноги всех, кого только можно, выяснила, что этот сложный элемент, который курсанты называют "склепка", на самом деле на первом курсе не делают.

Упражнение называется "соскок махом назад на перекладине с выполнением элемента "подъем разгибом". Надо как следует раскачаться на турнике и выполнить переворот всем туловищем. По силам он в основном тем, кто уже имеет навыки военной физподготовки, но не новичкам.

Проверяющие, впрочем, указали Марине, что этот элемент есть в учебных планах. Другой вопрос, что он должен проводиться под строгим контролем и подстраховкой физрука. А на подстраховке стоял лишь худенький курсант.

В течение первого месяца Андрея возвращали к жизни одиннадцать раз! Но он выкарабкался. Собрали консилиум. "Что нас ждет?" - спросила Марина. Все 20 лучших врачей опустили головы. Сидеть мальчик не будет, голову держать не будет. Возможно, и дышать не будет самостоятельно. Такой приговор получил Андрей в свои восемнадцать лет.

"Вы выжили, но куда вас направить дальше, не знаем", - сказали в медакадемии.

В России у минобороны нет специализированных реабилитационных центров с травмой позвоночника и спинного мозга. Одни с развалом Союза перешли к другим государствам, в других не берут лежачих.

Мать Андрея вынуждена была обратиться за помощью к военной академии, где учился и получил травму ее сын. И тут выяснилось, что уголовное дело, возбужденное против физрука подполковника Александра Банцера по факту причинения ущерба здоровью, квалифицировано как несчастный случай. И тихо закрыто.

Марина начала писать в разные инстанции. Дело вернули на доследование.

Она нашла-таки два восстановительных центра, где могли бы помочь сыну. Но стоимость лечения там - заоблачная, в среднем 600 тысяч рублей за курс. А таких курсов в год необходимо три-четыре в течение нескольких лет. Она попросила о встрече с курсантами. И там, глаза в глаза, сказала мальчикам: "На месте Андрея мог быть любой из вас. Пожалуйста, скажите правду - всё, как было на том уроке. Если вина будет доказана, то я смогу просить компенсацию за сына".

Ребята подтвердили, что физрука во время занятий не было. Банцера привлекли к ответственности по статье 293-й УК РФ за халатность. В ноябре 2008 года Краснознаменский гарнизонный военный суд приговорил его к двум годам лишения свободы. Условно.

А Черниковы были приговорены к новым мытарствам.

Спустя 8 месяцев после травмы сына, Марина встретилась с прежним начальником академии генерал-лейтенантом Фроловым. Он нашел спонсора, Андрею купили инвалидную коляску. Нашли реабилитационный центр в подмосковном поселке Голубое.

В центральной клинической больнице восстановительного лечения ФМБА РФ он провел полтора месяца. Еще полтора месяца оплатил спонсор.

В третий раз в Голубое удалось попасть по квоте, выданной минздравом Ростовской области. Платно это бы стоило четыреста тысяч.

- Но я и так 45 тысяч платила за сопровождающего, - говорит Марина. - Нанимала машину, по тысяче - за одно дополнительное занятие по физкультуре...

Однако последние надежды на помощь государства теперь перечеркнуты: для таких, как Андрей, отменили квоты. Попасть на дорогостоящее лечение могут только те, у кого "свежие", до года, травмы. Из семьи ушел отец Андрея, не выдержавший испытаний. Черниковы остались втроем: Марина, сын и дочь. В старом, 1900 года постройки доме без удобств. Купили ванну, воды наберут, кипятильником согреют и еще как-то вдвоем Андрея затащат. Но вытащить его двум женщинам не под силу.

Борьба с неподвижным телом идет ежечасно. Капельницы, массаж. С помощью конструктора Андрей развивает заново моторику пальцев, с помощью гантелей - мышцы, чтобы корпус держать. Учится стоять на четвереньках, ползать.

Комната похожа на спортзал, сделали аппарат, подобный увиденному в московском реабилитационном центре. Вдруг появилась чувствительность в ноге, вдруг родилась боль. Удивленные врачи обрадовали, что реакция есть. Говорят, нужна реабилитация, нужно заниматься и заниматься. Несмотря на все пессимистические прогнозы, Андрей научился сидеть, писать, самостоятельно есть ложкой, примотанной к руке.

Но реабилитация обходится очень дорого. Чтобы попасть в Москву, сутки с сопровождающим обходятся около восьми тысяч рублей. Таких суток нужно 45. Миостимуляция - 5 тысяч. Локомат, такая специальная дорожка, вырабатывающая навык ходьбы, - 40 тысяч рублей на 20 сеансов. Нужна лечебная физкультура.

- Я понимаю, что бегать сын не будет никогда, но пока есть надежда хоть немного вернуть его к активной жизни, нужно сделать все, что возможно, - говорит мать.

Сейчас она собирается подавать иск к военной академии - обязать Андрея лечить. Ведь в документах у нее так и написано: военная травма.

Происшествия ЧП Несчастные случаи Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область