Новости

22.11.2011 00:50
Рубрика: Власть

Большое правительство

Инициатива Дмитрия Медведева поможет заработать социальным лифтам

Работа чиновников должна стать прозрачной, а гражданам необходимо дать возможность быть услышанными. Именно в этом видит основные преимущества новой инициативы президента Дмитрия Медведева, известной как "большое правительство", ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. Об этом он рассказал "РГ" в эксклюзивном интервью.

Российская газета: На ваш взгляд, какое место Большое правительство может занять в сложившейся уже структуре власти?

Ярослав Кузьминов: Понимаете, Большое правительство - это некий интерфейс власти и общества. Здесь должно быть профессиональное сообщество, должны быть заинтересованные группы, заинтересованные бизнесмены, граждане, озабоченные решением того или иного вопроса, даже совершенно частного...

И очень важно, чтобы этот новый интерфейс, новая обратная связь с обществом, которая должна появиться у исполнительной власти, реально состояла из людей, которые четко понимают, чего они хотят, и готовы этого добиваться.

РГ: А какие полномочия должны быть у "большого правительства"?

Кузьминов: Речь идет фактически о том, чтобы иметь возможность быть публично услышанным. Я не думаю, что идея "большого правительства" состоит в том, чтобы передать полномочия принимать решения каким-то анонимным советам. Есть министр - пусть он решает, на нем все-таки ответственность. Но при нем должен существовать экспертный совет (который не сам министр или премьер назначает), состоящий, в том числе, из людей, отстаивающих другую позицию, отстаивающих свои интересы. И "большое правительство" должно предоставить им гарантию, что их голос в рамках совета будет опубликован, услышан и учтен при принятии решений.

Кроме того, вовлекать экспертов из профессиональных сообществ необходимо и в деятельность собственно правительства. Речь о том, чтобы создать в структуре нашего кабинета министров что-то типа совета экономических консультантов, который есть, кстати, при президенте Соединенных Штатов. В каких секторах как, например, поддержка определенных проектов, раздача грантов правительства деятелям культуры, НКО и так далее. Они могли бы оценивать исполнение тех или иных программ профильными министерствами.

РГ: Но кроме экспертов есть и просто неравнодушные граждане...

Кузьминов: Это еще один формат работы, который называется "электронным правительством". Широкий интерфейс со всеми заинтересованными - не с профессионалами, которые все наперечет известны, а просто с заинтересованными людьми.

Здесь есть несколько форм, которые могут сработать в рамках того, что называется "электронным правительством". Пример - федеральная контрактная система. Все следят за борьбой ФАС и минэкономразвития относительно неких контрольных полномочий, но самое главное упускают: предложено сделать публичной как защиту закупки каждым ведомством и каждой организацией того, что она хочет закупить, так и процедуры исполнения контракта тем, кто его выиграл. Если мы сделаем прозрачными и процедуру защиты необходимости той или иной дорогостоящей покупки, и исполнение контракта, то вовлечем огромный массив частного, в общем-то, интереса в решение общественных проблем. В данном случае - повышения эффективности работы исполнительной власти и расходования денег налогоплательщиков.

РГ: То есть, по-вашему, появление "большого правительства" мобилизует власть на всех уровнях?

Кузьминов: Мобилизует власть, мобилизует руководителей бюджетных организаций, мобилизует тех, кто получил государственные подряды.

Ведь в ситуации закрытости, герметичности исполнения таких обязательств возникает соблазн договориться с нужными людьми, и это сплошь и рядом происходит. Поэтому ключевой момент здесь - прозрачность. "Насильственная", "неприятная" прозрачность.

Есть и другие моменты прозрачности, которые мы тоже предлагаем. Например, повышение зарплаты чиновникам, серьезное повышение до конкурентного уровня в обмен на полное раскрытие расходов своих и своей семьи.

Может, это не совсем "большое правительство", но это тоже элемент прозрачности исполнительной власти, которого общество, очевидно, ждет.

РГ: А существующие институты - общественные организации, политические партии - они могут стать базой для "большого правительства"?

Кузьминов: "Большое правительство", в принципе, открыто по отношению ко всем организованным группам. Возможность участвовать в процедурах публичного обсуждения и публичного принятия решений будет, конечно, в первую очередь, у политических партий. Думаю, их в "большое правительство" и должны позвать, ведь они наиболее организованные группы нашего общества.

А в какой степени они захотят использовать этот потенциал, тут мы с вами и увидим: кто может собрать экспертов по конкретным вопросам ЖКХ, по конкретным вопросам организации медицинской помощи. Смогут - значит, есть что-то у них за душой, и мы к ним как к партии будем серьезно относиться. Ведь логика работы исполнительной власти очень сильно отличается от логики избирательной кампании, где можно засыпать всех лозунгами и обещаниями. Исполнительная власть - она должна исполнять, реально добиваться улучшения жизни людей по совершенно конкретным параметрам. Как этого добиться - давайте обсуждать. И давайте проверять то, что делает исполнительная власть.

РГ: А сможет "большое правительство" стать неким трамплином, карьерным лифтом для его участников? Инструментом кадрового отбора для власти?

Кузьминов: Мне кажется, да. Вот Герман Греф в Сбербанке в последнее время опробовал такую технологию - краудсорсинг. Это открытый сбор рационализаторских предложений среди массы людей - клиентов Сбербанка, его работников, которых десятки тысяч. В Сбербанке установили премии тем, кто выступит с интересными идеями, и вызвали огромную волну предложений от людей, от которых, казалось бы, никто ничего не ждал.

Думаю, та же технология может быть использована и в "большом правительстве". Хотя здесь можно даже деньги не платить. У людей есть другой стимул - быть услышанными, пробиться на более высокий уровень принятия решений. Та же логика, что у блогеров, - стать различимым в общей массе. А если ты стал различимым и предлагаешь что-то понятное, то, я вас уверяю, любой руководитель будет заинтересован пригласить тебя на работу. В каждом исполнительном органе озабочены проблемой дефицита дееспособных кадров.

РГ: Сейчас все более популярным становится сравнение "большого правительства" с социальной сетью. А на ваш взгляд, есть у них что-то общее?

Кузьминов: Сети ведь бывают разные, верно? "Большое правительство" - это организованная, иерархически управляемая сеть. В ней есть верх, есть низ, можно восходить снизу доверху: подниматься в качестве участника обсуждений, опускаться до уровня конкретной дискуссии по определенной проблеме. А это серьезно отличается от социальных сетей традиционного плана, которые группируются по темам или популярным лицам.

Есть и общее, потому что любая сеть - это свободный обмен информацией. Но есть и отличия - более высокая организованность, нацеленность на достижение конкретного результата. Правительство не будет "сидеть" в свободное время в Интернете, у него нет этого времени. А если проводить в этой сети рабочее время, то к ней предъявляются совершенно другие требования.

РГ: Как по-вашему, общество готово к появлению "большого правительства"?

Кузьминов: Ну, если судить по включенности людей в Интернет - да. Если судить по социальной нереализованности очень многих людей - тоже, да. Знаете, это такой асимметричный ответ на низкую степень политической конкуренции нашего общества. Не потому, что "Единая Россия" плохая, просто таково общество - мы при нашем уровне политической культуры с очень большой вероятностью еще лет пять-семь будем развиваться в рамках этой модели.

Да, есть большинство, с которым тесно связана исполнительная власть, и это облегчает проведение политики, необходимых реформ. Но это же создает определенного рода "пробку" для инициативных людей, которые мыслят по-другому, которые просто любят поспорить. Но они смогут найти свое место в рамках открытой модели исполнительной власти - "большом правительстве".

РГ: Но ведь уже есть политические структуры, куда может войти каждый?

Кузьминов: Это очень специфическая вещь. Партии не могут мобилизовать интерес населения более чем на несколько месяцев, а структуры исполнительной власти решают повседневные задачи,  которые постоянно обновляются, которые постоянно возникают заново. И уже самореализация в этой сфере поможет многим перейти от состояния невостребованности, даже враждебности, к состоянию сначала полемики, а потом - и обретения союзников, сотрудничества. Это как раз и образует нормальную ткань любого общества.

В конечном счете, речь идет не только о правительстве. Правительство - лишь технический орган общества по руководству собой, по координации своих действий. Очень важно для всего нашего общества - создавать разные траектории карьеры для многих людей, создавать опции, при которых люди увидят себя в новом качестве, попробуют себя в новом качестве.

РГ: Мы можем использовать в строительстве своего "большого правительства" зарубежный опыт?

Кузьминов: Это, пожалуй, уникальная форма. У нас низкий уровень политической вовлеченности - с одной стороны, а с другой - высокая степень образованности и включенности в интернет-коммуникации. Если мы одно с другим сможем сочетать, то откроем новый канал для человеческой и гражданской активности.

Для России это важно: мы одна из самых образованных, самых амбициозных стран. Люди у нас страшно амбициозны, они хотят сделать карьеру, но не знают, как. А мы открываем дорогу: одну профессиональную, другую - через структуры участия во власти и публичной политике. Может быть, мы еще какие-то структуры создадим, может быть, что-то самостоятельно сформируется. А пока речь идет о том, чтобы в рамках мандата исполнительной власти сделать что-то для восстановления социальных лифтов в обществе. И в этом отношении "большое правительство" - большой набор социальных лифтов.

Власть Работа власти Госуправление Проект "Открытое правительство" Программа "Электронная Россия" Лучшие интервью