Новости

01.12.2011 10:30
Рубрика: Общество

Главный - врач

В кубанской Краевой клинической больнице N1 создан международный Центр трансплантации легких

Больницы бывают плохие и хорошие. От чего это зависит? От финансирования, от места дислокации, от отношения "сверху". Все правильно. Но есть еще одно непременное условие: кто во главе больницы. Проверено на себе: если грубят охранники, грубят в гардеробе, больница оставляет желать...

Владимир Порханов, главный врач кубанской Краевой клинической больницы N 1, что в Краснодаре, убеждает меня: врач обязан с пациентом разговаривать. А уж перед операцией, после нее - так непременно. И с родственниками не грех поговорить. Никак нельзя без милосердия.

Пытаюсь вернуть Порханова с "высот" на землю. Это в наш-то сумасшедший век? Это при наших-то темпах жизни? Это при том, что с врача требуют заполнения такого множества всяческих бумаг, что и голову поднять некогда. Какие уж тут разговоры!

Но Порханова не сбить:

- В жестоком мире милосердие особенно ценно. И мне, знаете ли, спокойнее, если я в 19 часов еще раз обойду больницу. А на операцию не могу взять пациента, если с ним или с его близкими не поговорил.

Несколько командировочных дней, проведенных в краснодарской больнице, как бы иллюстрация к словам Владимира Алексеевича. Правда, самого главврача удержать для разговора на месте сложно. То он в операционной, то в лаборатории, то разговаривает с пациентом, то с сотрудником. Не как начальник и подчиненный. В больнице какой-то неуловимо домашний стиль взаимоотношений. При этом все четко. Опаздывать нельзя. Каждое утро в 7.30 надо быть на больничной конференции. Подготовиться к ней нужно заранее. Спрос строжайший. Повышать голос не принято. Быть в чем-то не в курсе почти запрещено. Однажды на телефонный разговор со мной Порханов опоздал. Ругать не смогла: его срочно вызвали в операционную. Привезли 13-летнего парнишку с легочным кровотечением. Надо было спасать.

Говорят, человек - это стиль. Так вот больница - это тоже стиль. Но стиль, если угодно, навязанный главным, который убежден: больница - не казенное учреждение, а дом милосердия. Порханов - главный строгий. Только никто его не боится. Уважают? Безусловно. А еще любят. Поскольку человек он и добрый, и доброжелательный. Это не одно и то же. И трудяга. Иначе бы не было в Краснодаре больницы, которая известна не только в крае, в стране - за рубежом. Иначе не приезжали бы сюда для проведения операций, консультаций лучшие медики страны и мира. Оперирует здесь академик РАМН Владимир Харченко, член-корреспондент РАМН Юрий Белов, директор Новосибирского НИИ патологии кровообращения Александр Караськов, ведущий хирург страсбургской клиники Жильбер Массар.

Трансплантацию донорских органов мы начали два года назад. Пересадили 65 сердец, 35 печени, 98 почек, 3 легких

Обычное дело: Порханова приглашают для проведения операций на легких в Питер. Немудрено: Порханов провел за свою жизнь более 18 тысяч торокальных операций, то есть операций на легких, трахее, средостении. Из них немало видиоторокоскопических. Что это такое? Это операции на органах грудной клетки без больших разрезов. Когда-то этому Владимир Алексеевич посвятил докторскую диссертацию. Совместил науку с практикой - добился, чтобы такие вмешательства стали массовыми, а не только уделом одиночек. Малые разрезы - это малая травматичность, а она так важна при любом хирургическом вмешательстве.

Российская газета: Приверженность к операциям на легких - случайность?

Владимир Порханов: Мой отец - преподаватель истории - дружил с профессором Кубанского медицинского института Владимиром Константиновичем Красовитовым, специалистом в области торокальной хирургии. Я смотрел на него, слушал его, как Бога. Он стал моим первым учителем. Потом еще узнал о работах великих пульмонологов Виктора Ивановича Стручкова, Михаила Израилевича Перельмана. Учился у них.

РГ: Перельман пишет о вас в своей книге "Гражданин доктор"...

Порханов: Страница 245-я. Можете не проверять. Я точно знаю, очень дорожу этими строчками.

Споры о том, кто должен стоять во главе лечебных учреждений, особенно крупных, идут постоянно. То склоняются к тому, что править должны менеджеры. То, напротив, отдают предпочтение специалистам-медикам. При этом оговариваются, что, как правило, такие медики почти забывают свою профессию, становятся чиновниками. Раздобыть оборудование, провести ремонт, вовремя сдать годовой отчет, обеспечить выдачу зарплаты, проследить работу пищеблока и... Дел, проблем ежедневных и не ежедневных выше крыши. А в сутках у главного врача все те же 24 часа. Я оперирующий главный врач. Заведую кафедрой онкологии с курсом торокальной хирургии в Кубанском Государственном медицинском университете. Все можно успеть.

РГ: Сколько в таком случае часов остается на сон?

Порханов: Пять.

РГ: Этого достаточно?

Порханов: Мне вполне. Другим советовать не могу. У каждого свой ритм жизни.

РГ: Но вы же его невольно навязываете своим сотрудникам: чтобы в 7.30 быть на утренней летучке, им тоже надо вставать ни свет ни заря.

Порханов: Так принято, если не во всем мире, то в США точно: там медики еще раньше начинают рабочий день.

РГ: На что-то иное, скажем на чтение, на театр, времени нет?

Порханов: Ошибаетесь. Я сорок лет выписываю журналы "Новый мир", "Иностранную литературу". Чтобы быть в курсе книжных новинок. Сейчас прочел "Людское клеймо" американца Филипа Рота. Прекрасная вещь - о врачах, о родителях. Читаю детективы норвежца Несбе. Очень всем рекомендую книгу "Здесь курят" американца Кристофера Бакли. Захватывающе, и полезно для здоровья. На прошлой неделе летал в Питер. Вместе с главным торокальным хирургом России Петром Казимировичем Яблонским оперировал сложнейшего пациента. Мои друзья, узнав, что я в Питере, достали билеты в Мариинку на Лопаткину и Цискаридзе. А если какое-то мероприятие в Вене, на котором должен быть, то обязательно стараюсь попасть на концерт землячки Анны Нетребко. Как же она поет! Сказка!.

РГ: Вернемся на землю. Вам принадлежит первый опыт клинического применения аутогемотрансфузии в Краснодарском крае.

Порханов: Так оно и есть.

РГ: Требуются пояснения.

Порханов: Развивая этот метод, нам удалось при операциях на сердце и легких практически избежать переливания донорской крови. Даже когда требуется использование аппарата искусственного кровообращения, мы заполняем его не донорской кровью, а собственной кровью оперируемого.

РГ: Кровь для переливания предпочитаете использовать, взятую у самого пациента. Но для пересадки сердца, почек, печени, легких пользуетесь донорскими органами?

Порханов: Других путей пока нигде в мире нет. Мы такие операции начали два года назад. Пересадили 65 сердец, 35 печени, 98 почек, 3 легких.

В 2010 году у больницы квот на проведение трансплантаций не было. Обычная операция на сердце стоит минимум 220 тысяч рублей. А пересадка органов - это не только сама операция, это еще и подготовка к ней. Это еще и подготовка донорских органов. Это еще и сложнейшее выхаживание. Откуда деньги? Краю, больнице повезло с губернатором Краснодарского края Александром Николаевичем Ткачевым. 25 процентов краевого бюджета идет на охрану здоровья. Кубань - регион, где все операции проводятся бесплатно. И уж своя, краевая больница, всегда уверена в "поддержке сверху". А это так важно! В нынешнем году на трансплантацию выделили 70 квот. Это так называемое софинансирование: край дает треть средств на операции, остальные - федеральный бюджет.

Пересадка донорских органов, возможность ее проведения - важный показатель уровня службы здоровья. Однако очевидно: улучшение методов пересадки органов - не предел развития трансплантологии. Никогда не исчезнут, по определению просто не могут исчезнуть, проблемы с донорскими органами, с их доступностью, с их совместимостью, с возможностью отторжения. Будущее за искусственными органами и ксенотрансплантацией, за регенеративной медициной. Вот и принялся Порханов за развитие в своей больнице этих направлений. Вместе с Кубанским государственным медицинским университетом и профессором Паоло Маккиарини из Каролинского университета Швеции начаты исследования по выращиванию искусственных трахеи и легкого из собственных клеток пациента. На это не просто дано больнице добро, но и грант правительства Российской Федерации.

...На одном из медицинских совещаний Владимир Алексеевич познакомил меня с внучкой Ксенией - студенткой шестого курса мединститута, которая уже начала заниматься лучевой диагностикой. А старшая дочь Наталья доктор медицинских наук работает в Краснодарском краевом онкодиспансере. Младшая Анна офтальмолог, в феврале должна защищать кандидатскую диссертацию, трудится в Краснодарском филиале МНТК имени Федорова.

РГ: Владимир Алексеевич, довольны, что дочери, внучка пошли по вашим стопам?

Порханов: Это их выбор.

Не случайный, думается, выбор.

Общество Здоровье Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край Проблемы трансплантации в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники