Новости

09.12.2011 00:55
Рубрика: Власть

С места на место

Итоги парламентской кампании вряд ли послужат основанием для масштабной кадровой чистки, хотя выводы - и, на мой взгляд, существенные, - будут сделаны. За годы своего правления Дмитрий Медведев обновил губернаторский корпус более чем на 40 процентов. И здесь важно отметить два обстоятельства. Первое: нашлась замена тяжеловесам и аксакалам региональной политики - Минтимеру Шаймиеву, Муртазе Рахимову, Эдуарду Росселю, Юрию Лужкову... И второе: было положено начало практике, когда кандидатуру на пост главы области, края, республики президент отбирает из списка, представленного партией, имеющей большинство в региональном парламенте.

Вот на втором обстоятельстве после нынешних выборов (в некоторых регионах 4 декабря обновился и состав законодательных собраний) стоит, мне кажется, задержать внимание. Разговоры на эту тему возникают не в первый раз. Их суть, если предельно ее заострить, сводится к вопросу: право победившего парламентского большинства предлагать кандидата на губернаторский пост - это реальное влияние или игра в демократию? И тут начинается спор. Спорят, понятное дело, депутаты от партии власти и депутаты от оппозиции. Первые доказывают, что их голос при избрании главы региона должен быть решающим. Вторые ставят под сомнение само право местных законодателей участвовать в этой процедуре, видя в ней лишь имитацию выборного процесса. Процедура бессмысленна, говорят представители парламентского меньшинства, ибо она президента ни к чему не обязывает. Вот если бы президент был обязан принять предложенную кандидатуру - тогда другое дело. Мы бы поддержали реальную, а не гипотетическую - возможность партии-победительницы формировать органы исполнительной власти в субъекте Федерации. Но в данном-то случае речь совсем о другом. О том, что партия имеет право лишь предложить кандидатуру. Так у нас любой гражданин и любая партия могут выступать с какими угодно предложениями. А президент волен эти предложения проигнорировать. Зачем же тогда предлагать? Зачем делать вид, будто у партии большинства есть какие-то особые права, в том числе право реально влиять на важные кадровые решение? Предлагать - это пожалуйста. Но либо президент предложение отвергнет, либо, что более вероятно, будет заранее сказано, какая кандидатура президенту подходит. Вот этого человека партия и выдвинет. А после станет лукаво утверждать, что президент к ней прислушивается.

Нет, возражают другие участники спора, никакой имитацией тут и не пахнет. В чем имитация? В том, что депутаты, имея на то всенародный мандат, предлагают президенту принять некое кадровое решение? Да, это всего лишь рекомендация. Но сама процедура - публичная, открытая. По крайней мере она создает предпосылку к тому, чтобы теневая процедура согласования кандидатуры не была бы преобладающей

Это вечный спор. Одни говорят: сначала создадим устойчивую демократию, а затем с ее помощью реформируем политическую систему. Другие - нет, только реформировав политическую систему, мы сможем создать устойчивую демократию.

Как бы то ни было, смена лиц на федеральном и региональном этажах управления неизбежна. Но в сколь-нибудь ощутимых масштабах начнется она после президентских выборов.

Итоги парламентской кампании вряд ли послужат основанием для масштабной кадровой чистки

Примечательно, что в тот же день, когда прозвучало заявление о возможных "оргвыводах", президент подписал закон об обязательной ротации чиновников на государственной службе. Согласно этому документу, ротация служащих будет происходить один раз в 3-5 лет для повышения эффективности их работы и для противодействия коррупции. Чиновники получат назначения на другие посты в том же или ином государственном учреждении. При этом их оклад на новом месте должен быть не меньше, чем на предыдущем. Помимо этого, им компенсируют расходы на переезд и предоставят жилье, если новое место работы находится в другом городе. Чиновник, отказавшийся сменить должность, подлежит увольнению. Исключения будут сделаны для служащих, которым новая должность противопоказана по здоровью, а также для тех, кто ухаживает за больными родственниками.

Пресс-служба Кремля отмечает, что закон принят во исполнение Национального плана противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы. В том же русле, заметим, лежит и принятый недавно во втором чтении законопроект, разрешающий увольнять чиновников в связи с утратой доверия.

Вообще-то отправить чиновника в отставку нетрудно и так. Закон о государственной гражданской службе и Трудовой кодекс предусматривают для этого немало оснований: несоответствие занимаемой должности из-за недостаточной квалификации, частое неисполнение работником без уважительных причин своих обязанностей (их грубое нарушение), разглашение гостайны, хищение по месту работы, предоставление подложных документов или ложных сведений при приеме на работу, принятие необоснованных решений. А за утрату доверия закон позволяет увольнять только в том случае, если чиновник имел отношение к обслуживанию денежных или товарных ценностей и совершил "виновные действия". Но "виновные действия" надо доказывать в суде, и это удается далеко не всегда. К тому же бывает, что чиновник не управляет денежными или товарными потоками, а доверия он почему-то не вызывает. Хотя понятно - почему: видно, что человек тратит больше, чем официально зарабатывает, и живет явно не на казенное жалованье. Поэтому президент предложил увольнять заподозренных в коррупции чиновников на основе оперативно-разыскных материалов, недостаточных для возбуждения уголовного дела. Основанием для увольнения будут также служить недостоверные сведения о доходах.

Выходит, уже и верховная власть не доверяет чиновничьим декларациям о доходах. О народе и говорить нечего. По данным Левада-центра, 80 процентов россиян убеждены, что чиновники декларируют далеко не все, что обнародованные цифры, и без того потрясающие воображение обывателя, отражают лишь мизерную долю реального богатства.

Рядовые российские граждане хорошо понимают, почему представители власти не хотят предавать гласности свои налоговые декларации или искажают сведения о доходах. Общественное мнение давно прониклось убеждением, что кресло чиновника или депутатский мандат конвертируются в капитал. По данным Левада-центра, пребывание на государственных должностях считают высокодоходным 24 процента опрошенных, депутатство - 26 процентов. Тут с чиновниками и депутатами не могут сравниться даже поп-звезды (21 процент) и бизнесмены (15 процентов).

Утрата доверия к чиновникам стала приметой современной России. Но если каждого, кто заподозрен в кормлении с должности, увольнять за эту самую утрату, департаменты, где гнездятся всевозможные столоначальники, быстро опустеют, и никакая ротация тут не поможет.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники