Новости

Только 2,5 процента школ готовы принять ребенка-инвалида

Сегодня из 48,5 тысячи общеобразовательных школ только около 1,2 тысячи имеют специальное оборудование, чтобы принять детей-инвалидов. Вместе с тем, по данным минздравсоцразвития, в России около 500 тысяч детей с ограниченными возможностями. И всем им нужно учиться.

Как решать эту острейшую проблему? На "горячей линии" в "РГ" на вопросы читателей отвечали консультант департамента воспитания и социализации детей минобрнауки Ирина Терехина и замдиректора Института проблем интегративного (инклюзивного) образования Московского городского психолого-педагогического университета Елена Кутепова.

Российская газета: В рамках федеральной программы "Доступная среда" создано 14 стажировочных площадок, чтобы помочь регионам с обучением детей-инвалидов. Проблем станет меньше?

Ирина Терехина: В этом учебном году будет создано 300 базовых школ. Из госбюджета уже выделено 330 миллионов рублей, и столько же вложат муниципальные или региональные бюджеты. Это будут школы с универсальной средой: с накладными пандусами, удобными поручнями, современной техникой. К 2015 году должно появиться около 10 тысяч таких учреждений. И каждая пятая школа будет доступна для детей-инвалидов.

РГ: А педагогов нужно специально учить?

Терехина: Безусловно.

Терехина: Будем учить и директоров, и заместителей, и учителей. Причем всех: логопедов, психологов, классных руководителей, предметников.

Елена Кутепова: Учителя боятся работать с такими детьми. До сих пор специальные знания, которые дают в педвузах, минимальны. Это от 36 до 72 часов в рамках курса "Основы дефектологии". Система подготовки настроена на то, что учитель никогда не ошибается, поэтому у нас нередко не любят детей, задающих много вопросов. А ребенок, например, с аутизмом может задавать очень интересные вопросы.

Терехина: Во время стажировок 900 учителей из базовых школ научатся разрабатывать индивидуальную программу реабилитации ребенка-инвалида в обычной школе. А к 2015 году их будет уже около 24 тысяч. Эти педагоги будут тьюторами. Пройдя обучение, они смогут уже в своей школе делиться знаниями с другими педагогами.

Людмила Крюкова, Пермь: Мой ребенок учится в школе-интернате для незрячих и слабовидящих детей. Учебники - 15-летней давности! А они должны обновляться каждые 4-5 лет. Из краевого министерства образования ответ: "Все слабовидящие дети стопроцентно бесплатно обеспечены учебниками 1995 года издания. Новых нет, так как в последние годы федеральные издательства их не выпускали".

Терехина: Это не так. Новые учебники есть. Скоро они должны прийти в регионы - только что состоялся конкурс на поставку. Но дети в коррекционных школах обучаются по разным программам. И сама школа определяет учебники, по которым будет работать. Главное - вовремя направить в местное министерство заявку. Выделение средств на учебники - в компетенции субъекта РФ, и обеспечивать учебными материалами обязан регион.

РГ: Елена Николаевна, к вам в вуз на специальности "дефектолог", "коррекционный педагог" идут абитуриенты?

Кутепова: Мало. На специальности "сурдопедагог", "олигофрено-педагог" не набирают студентов вообще. Те, кто все-таки сюда приходит, люди, уже имеющие высшее образование. Экономисты, математики. Приходят либо на второе высшее, либо на переподготовку с мотивацией: "Хочется помогать трудным детям".

Наталья Ряскина, Вологда: Сын моей подруги - инвалид-колясочник, пойдет в первый класс. Я убеждаю ее, что надо идти в обычную школу, а она хочет отдавать в спецшколу. Кто прав?

Терехина: Все очень индивидуально. Большая ответственность на медкомиссиях, которые оценивают: стоит ребенку учиться в обычном классе или нет. Всегда были и будут дети, которые по своему состоянию и уровню развития не смогут обучаться в обычном классе без ущерба для собственного развития и не мешая учебе остальных детей. Поэтому нужно осторожно выбирать образовательный "маршрут".

РГ: Новые стандарты, на которые перешла начальная школа, прописывают индивидуальный подход к каждому ребенку. Особенности детей с ограниченными возможностями в них учитываются?

Кутепова: Для таких ребят новые стандарты - это выход. В них прописано, что школа должна предоставлять коррекционную составляющую независимо от того, есть проблемный ребенок в классе или нет. Ведь у нас более 80 процентов детей уже имеют те или иные нарушения в развитии. Это официальная информация. К счастью, далеко не все относятся к категории детей с ограниченными возможностями. Но абсолютно здоровых на "входе" в первый класс меньше 20 процентов. Поэтому и заложена в стандартах коррекционная составляющая. А дети с инвалидностью или с ограничениями в состоянии здоровья могут на законных основаниях получить индивидуальную программу обучения.

Ирина Носова, Екатеринбург: У девочки проблемы со слухом. Мы хотим оформить дистанционную форму учебы. Как получить технику и программы для обучения на дому?

Терехина: В 2009 году мы начали развивать систему дистанционного образования. В каждом субъекте РФ создано не менее одного специализированного центра. Ирине нужно обратиться с заявлением в этот центр. Если нет медицинских противопоказаний для обучения с использованием компьютерных технологий (например, эпилепсия), то вам выделят технику. Бесплатно подключат к Интернету, оплатят безлимитный трафик.

РГ: Отказать родителям не вправе?

Кутепова: Нет, если есть справка из медкомиссии с показаниями. Но надо понимать: такое обучение - не панацея. Если ребенок даже с тяжелыми нарушениями развития "оседает" дома, то есть опасность, что он станет асоциальным.

Татьяна Павлова, Обнинск: Предусмотрена ли прибавка к зарплате учителя, если у него в классе ученик-колясочник или больной ДЦП?

Кутепова: Это решает сама школа. В каждом регионе действует система оплаты, предусматривающая выделение фонда стимулирующих надбавок. Обучение инвалида не может "стоить" столько, сколько обычного здорового ребенка. Поэтому в Москве сейчас, к примеру, рассматривается повышающий коэффициент на каждого такого ученика от 2 до 3,5.

РГ: А как быть родителям ученика, если школа отказывает в приеме, ссылаясь, что не может создать ему условия?

Терехина: Медкомиссия, как правило, выдает родителям список из нескольких школ района, где есть условия для обучения ребенка с тем или иным заболеванием. Но даже если родители выбирают школу, где таких условий нет, там по закону не имеют права отказать. Конечно, родители должны понимать, что здесь учиться ребенку будет сложнее.

РГ: И все-таки в инклюзивном образовании больше плюсов или минусов?

Терехина: Задача специалистов - "разложить" перед родителями все плюсы и минусы, которые ждут их и в обычной школе, и в коррекционной. Хотя у нас сегодня хорошее специальное коррекционное образование, на котором учились зарубежные страны. А принципы инклюзивного образования только формируются.

Кутепова: Мотивация родителей очень важна, но часто расходится с тем, что предлагаем мы. Например, мама ребенка с синдромом Дауна хочет, чтобы он ходил в обычную школу. Мы же советуем коррекционную. Важно, что там, как правило, есть и начальная профессиональная подготовка. В старших классах можно получить определенную рабочую профессию.

В инклюзивных классах обычных школ, к сожалению, пока нет возможности организовать профподготовку для таких ребят. А маме это неважно, ей нужно, чтобы девочка говорила. И здесь она права. Ребенок-инвалид с задержкой в речевом развитии будет говорить лучше, если его посадить в класс с обычными детьми. Но у этого ребенка будут другие риски.

Последние новости