Новости

13.12.2011 00:20
Рубрика: Экономика

Омбудсмены давят на рычаг

Инвеступолномоченные снимают административные барьеры

Александр Левинталь, инвестиционный уполномоченный в Дальневосточном федеральном округе

Когда вас назначили инвестиционным уполномоченным, вы говорили о том, что ваша задача - устранять последствия неправомерных действий чиновников разными административными способами. А какой набор инструментов вы используете?

- У меня две ипостаси. Как инвестиционный уполномоченный я решаю проблемы, с которыми сталкиваются частные инвесторы, будь то бизнес малый, средний или большой, российский или иностранный. Обратился предприниматель - разбираемся, но специально никого не ищем. Я вмешиваюсь тогда, когда у частного инвестора возникли сложности с властью любого уровня. Но если дело судебное, спор должен решать суд. Если вопрос касается финансов, я не ищу инвестиции и не лоббирую получение дешевых кредитов в банке. В должности заместителя полпреда, с которой меня никто не снимал, по-прежнему занимаюсь макроэкономическими вопросами и инвестиционным климатом в Дальневосточном федеральном округе.

Главные мои инструменты - телефонная трубка и административный ресурс в рамках закона. В ходе телефонного разговора авторитет власти позволяет снимать от 30 до 40 процентов жалоб. Основной способ работы - метод убеждения. Если жалоба поступила от крупной компании, могу по телефону обратиться напрямую к первому вице-премьеру Игорю Шувалову, а не вступать в долгую переписку.

- Как на практике работает институт инвестиционных уполномоченных?

- В федеральных округах по рекомендациям полпредов прошли назначения. Но полномочий нам не добавили и штатов дополнительных не выделили. Правда, президент разрешил использовать его имя в активном режиме, высказав при этом надежду, что омбудсмены - люди разумные и будут применять ресурс достаточно аккуратно. Кроме того, в каждом субъекте ДФО назначен свой инвестиционный уполномоченный. Отсюда не следует, что, если поступил сигнал с Сахалина, я "спускаю" его в регион. Это, конечно, возможно, но не обязательно, ведь могут жаловаться и на администрацию. Я могу напрямую любому губернатору позвонить, но проще связаться с уполномоченным. Еще в каждом регионе есть множество представителей федеральных ведомств, мы и с ними работаем.

Помимо этого на каждой территории назначен главный федеральный инспектор - работник аппарата полпредства, его при необходимости тоже можно подключить к решению вопроса. Не стоит забывать, что через аппарат полпредства проходит согласование назначений руководителей территориальных органов федеральных ведомств, и этот "прямой рычаг" действует весьма эффективно.

- Из какого субъекта ДФО поступает наибольшее количество обращений и какова их форма?

- До того как приступить к новым обязанностям, я полагал, что меня захлестнет поток жалоб с мест. Но по истечении времени могу констатировать, что ничего подобного не произошло. С августа по ноябрь из девяти субъектов Дальневосточного федерального округа поступило около десяти обращений. В двух жаловались на неправомерные действия приморских чиновников в вопросах выделения земли. Я далек от мысли, что дела обстоят так хорошо. Возможно, о новой структуре бизнес пока мало знает. Хотя со своей стороны мы пытаемся максимально упростить процедуру обращения. Можно просто прийти или позвонить - на сайте полпредства опубликован электронный адрес и контактный телефон. Также можно отправить обращения факсом или почтой. Сейчас идет работа над специальным сайтом, который в будущем позволит вести реестр обращений инвесторов и в режиме личного кабинета определять, на какой стадии рассмотрения заявление находится.

- Какие проблемы взаимодействия бизнеса и власти вы считаете системными и как их решаете?

- Бываю на территориях, всегда стараюсь встречаться с предпринимателями и обсуждать вопросы, связанные с инвестированием. Большинство проблем, возникающих при реализации крупных проектов, касается сложностей с получением или переводом участка из одного статуса в другой, например, земель лесного фонда или министерства обороны. Порой даже крупные компании, обладающие значительными финансовыми возможностями, мощным менеджментом и штатом юристов, тратят по два-три года на оформление одного документа, а небольшой фирме такой перевод просто не по силам. И дело не в произволе чиновников или искусственных административных барьерах, а в несовершенстве законодательства, которое нужно менять. С этим явлением сталкиваются предприниматели практически всех краев и областей Дальнего Востока. Но многое можно сделать уже сегодня. Например, упростить, оптимизировать процедуры, сократить сроки, передать ряд согласовательных функций на места. Словом, организовать работу наших федеральных органов так, чтобы было удобно бизнесу.

- Оценивая преимущества региона, принято говорить об уникальных природных ресурсах и особом географическом положении. Что, на ваш взгляд, мешает использовать эти факторы в полной мере?

- Пока не будут созданы особые условия, которые позволят предпринимателям субъектов ДФО выйти на равные возможности развития бизнеса с представителями других регионов, Дальнему Востоку не стоит рассчитывать на мощный приток инвестиций. На хорошие, подготовленные проекты, имеющие внятный бизнес-план и технико-экономическое обоснование, со сроком возвратности до трех лет, инвесторов найти достаточно легко. Но "длинные" деньги на 15 или даже 20 лет банки не дают, а альтернативные источники финансирования, увы, отсутствуют.

Если не запустить разные механизмы привлечения финансовых ресурсов, которые, в свою очередь, невозможны без изменений действующего бюджетного кодекса, то реализацию даже вполне успешных проектов, рассчитанных на пять-семь лет, придется отложить на неопределенный срок. Существующие барьеры являются не административными, а инструментальными.

Экономика ДФО