Новости

14.12.2011 00:40
Рубрика: Власть

Разговор с министром природы о природе недовольства

Или почему люди выходят на митинги

Юрий Трутнев известен больше как министр природных ресурсов и экологии РФ. Но сегодня мы решили поговорить о другой экологии - о воздухе, которым дышала страна во время выборной кампании, о митинговых страстях после голосования и о том, какие выводы из всего этого должна сделать партия власти. Все это наш собеседник наблюдал не со стороны, он возглавлял партийный список "Единой России" по Пермскому краю.

Российская газета: Итак, Трутнев Юрий Петрович - в списках избранных депутатов в Госдуму шестого созыва. Вы уже приняли решение - уходите в парламент или остаетесь в правительстве?

Юрий Трутнев: Остаюсь в правительстве. И сегодня отправлю соответствующее письмо главе Центризбиркома Владимиру Чурову.

РГ: Многие эксперты говорили, что нынешние выборы были во многом протестные. И даже господин Миронов признал после выборов, что часть голосов, которые они получили, получены не за заслуги, а потому что люди пришли голосовать за кого угодно, лишь бы не за партию власти. Согласны вы с таким мнением? И чем, с вашей точки зрения, вызвано протестное голосование?

Трутнев: Согласен с тем, что значительное количество людей вряд ли всерьез относится к оппозиционным партиям. Они не хотят повернуть страну обратно, к "коммунизму", но часть людей занимали позицию против "Единой России". С чем это связано?

Ситуация парадоксальная: страна развивается достаточно динамично, у нас - одна из самых быстроразвивающихся экономик мира. Тогда в чем дело? Первый ответ - неравномерность развития. Понятно, что разные территории развиваются по-разному. Есть территории, оказавшиеся в сложной обстановке, потому что строились в других экономических реалиях, а страна поменялась. Например, шахтерские города в Пермском крае строились под шахты, которые закрылись. Но это не весь ответ, потому что часто хуже голосуют территории, экономически развитые. Почему так происходит? Это состояние отношений между властью и обществом.

РГ: Они друг друга не слышат?

Трутнев: Это штамп. Там все хуже. Я уже восемь лет состою в правительстве и знаю, как мои коллеги общаются с людьми. Знаю, как общается руководство страны. Я не мог представить, каким образом могут общаться с людьми наши "младшие собратья по цеху" - главы поселений, руководители и работники краевой, городской администрации. Они часто грубы, высокомерны. Ощущение, что не они служат людям, как должно быть, а люди служат им.

Простой пример. Я был в спортшколе, выпускником которой сам являюсь. Школа известна на весь мир. Директор школы задает вопрос заместителю губернатора: скажите, почему нам уже три месяца не платят зарплату? Он отвечает: вы знаете, мы забыли заложить ее в смету. Почему вы себе не забыли заложить, спрашиваю я. Это было бы справедливо, потому что вы работаете плохо.

Еще одна показательная история - встреча в небольшом городе. Встает женщина: можно кладбище перенести? На метр двадцать вода стоит, покойников в воду хороним. Территория сельская, земли много. Рядом глава поселка. Мы, говорит, проведем конкурс, закажем экспертизу и через полгода вернемся к рассмотрению этого вопроса. Представьте реакцию зала. Я спрашиваю: зачем экспертиза? Чтобы понять, есть ли вода, нужна лопата. Глава - снова про экспертизу, конкурс.

Таких встреч и диалогов были десятки. Я не хочу сказать, что все плохо, что все главы районов, муниципалитетов, все работники краевой администрации равнодушны, некомпетентны. Они просто не понимают, какой работой они заняты. Но процент людей, которые все перепутали и не служат людям, а считают себя их высокими начальниками, большой. Слишком большой, чтобы люди на это не реагировали.

Система работает так: все, что происходит плохого на уровне территории, переносится на правительство, на партию, на руководство страны. И с этим нельзя ничего поделать. Мне кажется, что есть системные проблемы, над которыми системно надо задуматься. Это первое. Но несправедливо было бы сказать, что вопросы связаны только с неэффективной работой на уровне ряда территорий. Есть проблемы, очевидно, недостаточно решенные на федеральном уровне.

РГ: Например?

Трутнев: Перечислю вопросы, которые люди чаще всего задавали. У меня нет права ставить оценки, но чаще всего вопросы задавались про ЖКХ. И не про состояние ЖКХ - этим никого не удивишь, а по проблемам, связанным с работой управляющих компаний. В 1996 году в Перми мы создали расчетно-кассовый центр и 15 лет назад закончили с проблемой неплатежей. А сейчас вместо одного РКЦ масса управляющих компаний, которые получили деньги и совсем необязательно пересылают их дальше, поставщикам услуг. В результате проблема неплатежей вылезла снова, а страдают граждане. Следующая проблема, которая упоминалась очень часто, связана с системой поддержки промышленных предприятий. Госполитика по развитию промышленности в Перми один из распространенных вопросов, это промышленный регион.

Хочу подчеркнуть - по каждой из проблем, которые я перечисляю, мы говорили с коллегами по правительству РФ, и их реакция на большинство предложений и просьб, возникающих в период выборов, была быстрой и эффективной. Например, у нас была проблема, связанная с утилизацией неразорвавшихся боеприпасов в районе поселка Марковский недалеко от города Чайковский. Вечером, после встречи, я связался с министром Сердюковым, на следующий день мне позвонил уполномоченный офицер и сказал, что группа офицеров МО вылетает в ночь в Пермский край и в течение трех дней проблема будет решена. И ее решили. Во многом, особенно в том, что касается ЖКХ, ветхого жилого фонда, помог министр регионального развития Басаргин. Практически все правительство работало в таком очень правильном режиме.

РГ: А если бы не было выборов?

Трутнев: Когда нет выборов, то мы все-таки работаем больше по отраслевому принципу. Для меня выборы были очень важной возможностью глубже и без деления на отраслевую принадлежность познакомиться со всем, что волнует сегодня людей.

Я нередко езжу по стране. Но чаще в качестве отраслевого министра. Мне редко задают вопросы, связанные с промышленностью или ЖКХ. Здесь же мы смотрели все. Причем это был не просто какой-то свежий взгляд на жизнь - я работал. Помогал ремонтировать дома бабушкам, помогал отгружать вагоны на железной дороге, занимался утилизацией боеприпасов... И эта работа оставила хорошие ощущения, потому что в правительстве мы принимаем большие решения, и результаты этих решений мы иногда чувствуем через много лет. А здесь сразу видны конкретные результаты труда.

Оценка гражданами "Единой России" на выборах в регионах - это оценка эффективности и полезности работы региональных властей. Я хочу поблагодарить всех граждан, которые проголосовали в Пермском крае за "Единую Россию". Но, мне кажется, самое главное в выборах - это не проценты, а то, как партия, как правительство, как мы все будем реагировать на увиденные проблемы, просьбы, замечания как на федеральном, так и на региональном уровне. Чтобы ничего не забылось, чтобы из системных проблем были сделаны такие же системные выводы.

РГ: Вы в свое время были мэром Перми и губернатором края...

Трутнев: Я ложился с мыслью, какие проблемы надо решать, и вставал с той же мыслью. Я никого не хочу обидеть, но у меня не от всех встреч возникло ощущение, что коллеги живут таким же образом. Главы поселковых администраций вообще отдельная песня. Знаете, что получилось по поселковым администрациям? Мы же надеялись, когда создавали этот уровень власти, что это будет институт поддержки, который будет снимать как раз все ежедневные проблемы людей - ремонт, вода, дрова. А получили, по моим ощущениям, обратное. На встречах они говорили, что им недостаточно финансирования. Поэтому они ничего не могут сделать для жителей.

РГ: Может, регионам дать больше финансовой самостоятельности?

Трутнев: Мы в свое время много дискутировали с бывшим министром финансов о том, что надо больше средств оставлялись регионам. Механизм выравнивания, который минфином разработан, с одной стороны, вроде направлен на достижение большей справедливости, с другой стороны, он, конечно, напрочь лишает регионы стимула для развития. Хорошо развивается регион - у него все заберут. Плохо развивается - ему все равно добавят. Понятно, что нельзя просто раздать все деньги по регионам. Есть общие нужды РФ. И не всегда все зависит только от регионального руководства, потому что где-то есть промышленный потенциал, где-то нет. Но тем не менее должен ли процесс распределения бюджетных средств быть стимулирующим? На мой взгляд, совершенно очевидно - да.

РГ: Вы возглавляете правительственную комиссию по Березникам. Ситуация в городе непростая была и, видимо, остается. Я знаю, что там очень многое сделано для людей. Какие там настроения, как люди проголосовали?

Трутнев: Голосов за "Единую Россию" отдано значительно больше, чем в среднем по краю. Правительством действительно сделано много, хотя не все идеально. Есть еще чем заниматься, и работа продолжится. Что касается настроений, там предприятия работают неплохо, зарплата достаточно высокая. Единственное, деформации земной коры, периодически возникающие провалы на разных территориях, конечно, вызывают у людей опасения, неуверенность в завтрашнем дне.

В этой части настроения очень важно изменить, сделать это можно целым комплексом мер. Во-первых, это мониторинг, который постоянно ведется по всей территории. Во-вторых, есть зоны, где провалы ожидаемы. Зданий и инфраструктуры там нет. Тем не менее в Березниках много ветхого жилья. Мы с Басаргиным обсуждали эту проблему. Конечно, ветхий фонд Березников и Соликамска надо расселять, причем в приоритетном порядке. Край будет готовить предложения, Басаргин обещал их поддержать. Я в своей части, сколько смогу, тоже буду поддерживать. Мы говорим о том, чтобы выделить финансирование порядка 10 миллиардов рублей из трех источников: из средств местного, регионального и федерального бюджетов. И постараться побыстрее решить эту проблему.

РГ: Юрий Петрович, хотелось бы узнать ваше мнение по поводу последних событий, связанных с многочисленными митингами, прошедшими по стране по итогам выборов. Я обратила внимание на то, что многие эти мероприятия были запланированы еще задолго до самих выборов. Это говорит о том, что люди априори не верят власти, они убеждены, что их в любом случае обманут? Или тут чьи-то происки?

Трутнев: У меня нет шпиономании, и я работаю в организации, которая достаточно далека от контактов с нашими иностранными идеологическими, так сказать, противниками. Но информацией о митингах я тоже интересовался...

Выборы должны быть честными, это понятно каждому. Я думаю, что сейчас главной задачей является не столько анализ результатов митингов. (Конечно, надо разбираться с нарушениями, если они где-то были.) Мне кажется, важнейшим является все-таки детальнейший анализ результатов выборов с точки зрения того, что заботит людей, в каких регионах насколько заботит, как работают администрации, как работает правительство по различным секторам, что мы должны исправить для того, чтобы у людей было как можно меньше вопросов, а самое главное, чтобы они жили лучше.

РГ: В понедельник в "Российской газете" опубликована статья председателя Конституционного суда Зорькина. Он проводит параллель с 1993 годом, и у него (и не только у него) звучит сильная тревога о том, что эта митинговость может привести к каким-то последствиям, которые могут угрожать вообще существованию государственности. Он считает, что нужна некая сила, которая может противостоять вот этой опасной митинговости.

Трутнев: Есть сила силы, а есть сила мудрости. Уверен, что Зорькин имел в виду отнюдь не первое. У нас, несомненно, много людей, которые за сохранение и развитие страны, за существующую работу, она все-таки достаточно позитивна для страны. Но мне не кажется, что сейчас надо ставить отряд на отряд или армию на армию. Опасно и не нужно.

Если люди считают, что что-то в процессе выборов происходило в каких-то территориях неправильно, надо разобраться публично, спокойно. Хотят люди походить вдоль Болотной с английскими плакатами, это в конце концов их право. Не надо сильно им в этом мешать, но надо сохранять цивилизованность и уважать друг друга. Тогда есть какие-то шансы вместе двигаться и развиваться. Чтобы расколоть общество, большого ума не надо, его обратно потом трудно собрать будет.

РГ: Юрий Петрович, меня, честно говоря, всегда смущает такая ситуация, которая повторяется на каждых выборах. Во многих регионах списки партии власти возглавляют очень достойные, реально уважаемые люди. Но при этом они изначально знают, что не пойдут в Госдуму. Не кажется ли вам, что это может раздражать людей, что это один из факторов, который создает недоверие власти. Вы не согласны?

Трутнев: Не получается перенести ресурс отношения к личности на партию. Ни у кого не получается. Не могут сегодня люди голосовать за партию так же, как они поддерживают Медведева или Путина. Я провел 93 встречи, на которые пришли более 28 тысяч человек. И хорошо помню самые сложные из них, когда у меня внутри остался вопрос, насколько люди согласились со мной.

Хорошо ли, что я участвовал в выборах и буду продолжать работу в правительстве? Мне кажется, что все-таки хорошо. Главное, я не врал никому, не говорил: вы проголосуйте за "Единую Россию" и я немедленно побегу за депутатским удостоверением. То, что мы ездили - я и мои коллеги, - это хорошо. Встречи были горячие. Но при этом, давайте честно скажем, вопросов к федеральному уровню власти было, дай бог, если 20 процентов. 80 процентов вопросов, которые мне адресовали, касались уборки конкретной улицы, газификации или электроснабжения конкретного поселка и так далее. Мне кажется, что восстановление по всей цепочке ответственности перед людьми решило бы очень много проблем.

Власть Работа власти Внутренняя политика Правительство Минприроды Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Лучшие интервью РГ-Фото