Новости

15.12.2011 00:46
Рубрика: Общество

Сидел работник на суку

Александр Сафонов: социальная ориентация для нашего бизнеса не роскошь, а путь к успеху

Понятие "социально ориентированный бизнес" плотно вошло в нашу жизнь. Более того, использовать этот термин стало модно. Но что реально стоит за этой фразой? Много ли компаний могут назвать себя социально ориентированными? Как законодательство регламентирует их деятельность? На эти и другие вопросы "РГ" отвечает замминистра здравоохранения и социального развития Александр Сафонов.

Александр Львович, давайте начнем с расшифровки термина "социально ориентированный бизнес". Что стоит за этой фразой, откуда она пришла?

Понятие пришло к нам из европейских стран. Любая компания сейчас - это участник серьезных социальных процессов. С одной стороны, она - поставщик рабочих мест, с другой - производитель продукции или услуг. И для людей важно, чтобы она была одинаково хороша в обеих ипостасях. В этом контексте важно наладить микроклимат внутри коллектива. Если в компании зреет социальный конфликт, который выльется в забастовку, или нежелание эффективно трудиться, она может потерять прибыль. Кроме того, в западных странах в XX веке активно развивался корпоративный сектор, крупные предприятия становились корпорациями, они публично размещали свои акции на фондовой бирже. И когда вы покупаете эти акции, должны быть уверены в том, что здоровье компании нормальное и вы получите дивиденды, на которые рассчитываете. А основание для радужных перспектив дают технологическая составляющая и социальный климат. И компании, привлекающие инвестиции с внешнего рынка, вынуждены раскрывать информацию о себе. В том числе - о своей социальной ответственности. В чем она проявляется? Компания должна вовремя выплачивать заработную плату, не должно быть производственного травматизма, с трудовым коллективом должны быть налажены отношения с точки зрения перспектив их занятости.

Судя по тому, что вы говорите, социальная ответственность это соблюдение Трудового кодекса. То есть законопослушная компания - она и есть социально ориентированная?

На первом этапе соцответственность бизнеса заключается в том, что он стремится соблюдать трудовое законодательство.

Второй уровень: компания должна выйти за ворота и посмотреть, чем живут работники. Ведь они могут приносить риски из внешнего мира. Например, человек профессионален, но после работы употребляет алкоголь или имеет неурядицы в семье. Эти проблемы он рано или поздно перенесет на производство. Следовательно, следующий шаг с точки зрения развития социальной ответственности - решать проблемы человека вне производства. Во многих западных компаниях существуют программы, касающиеся борьбы с алкоголизмом, решения семейных проблем.

А какие семейные проблемы может решить компания? Например, мирить мужей и жен?

Представьте, что у человека многодетная семья. И он элементарно не может устроить детей в ясли или школу. А если он при этом - высококлассный специалист, но вынужден сидеть с детьми - это не выгодно ни работнику, ни работодателю. Попробуйте сейчас найти сварщика VI разряда... Третий уровень соцответственности - помогать работнику комфортно жить. Это детские сады, служебное жилье, программы профессионального обучения, помощь психолога и так далее. Четвертый этап развития идеологии высокой социальной ответственности в том, что компании включаются в спонсорские программы поддержки бедных семей, культурных, экологических проектов.

Давайте спустимся на землю. Много ли у нас таких компаний?

Много не наберется, хотя бы потому, что такая компания должна просуществовать не один год и быть устойчивой. Тем не менее они в России есть. Но мы еще на том этапе, когда надо многое сделать, есть куда стремиться, и этим интересна жизнь для государства и предприятий.

Почему их мало? И почему работодатели, которые пытаются соцответственность проявлять, часто жалуются, скажем, на заседаниях российской трехсторонней комиссии по социально-трудовым отношениям (РТК), что не в силах ее потянуть?

Любая соцответственность - это вдумчивая, экономически обоснованная политика. И если не построен эффективный бизнес, то вы не сможете обеспечить и реальную ответственность, высоки первичные риски. Если экономика у вас хромает, то вы будете вынуждены прекращать начатые социальные программы и перебрасывать сэкономленные деньги, скажем, на реструктуризацию производства. Особенность российских компаний в том, что они пытаются быть социально ответственными в условиях жесточайшей необходимости технологической и управленческой модернизации. При этом у некоторых сохранились избыточные социальные обязательства с советских времен, и, выполняя их, компании дублируют функции государства.

О чем вы?

О поликлиниках, детских садах. Одно дело, когда вы сделали поликлинику в дополнение к госсистеме, а другое - когда тащите поликлинику, которая вынуждена обслуживать не только интересы вашей компании, но и всего региона. И за это ни копейки не получаете. То есть вы заплатили налоги, которые должны покрывать затраты на оказание госуслуг, и плюс тянете огромный блок непрофильных задач. А поскольку у многих компаний продолжается переходный этап, они должны отдать часть полномочий государству и сосредоточиться на своих задачах.

Может быть, стоит ввести экономические стимулы, чтобы было выгодно строить социально ответственный бизнес?

Экономический стимул для предпринимателя, соблюдающего Трудовой кодекс, это отсутствие штрафов. Вернемся к 2004 году: безответственности в виде долгов по заработной плате было на 26 млрд рублей. Сейчас задолженность сократилась до 2 млрд. За счет чего сократили? За счет эффективной работы Роструда, Генпрокуратуры, регионов. Они привели в чувство работодателей. То же самое сделали по охране труда. Последовательно мы создаем экономические и административные стимулы, чтобы работодатели соблюдали требования трудового законодательства. Но это принуждение. А важно, чтобы у них вызревало понимание, что быть социально ответственным выгодно. То есть я тащу поликлинику не ради того, чтобы мне сбросили налогообложение, а потому, потому что мне это в целом выгодно с точки зрения стратегии развития бизнеса. И общество, для которого я все это делаю, меня будет поддерживать. И если я попаду в трудную жизненную ситуацию, как это бывает с компаниями в кризис, государство предпримет меры для нашего спасения, поскольку уход главного работодателя с рынка труда - это колоссальные проблемы.

То есть никаких изменений в плане экономического стимулирования не предвидится?

Тут не надо экономически стимулировать. Это должно быть просто выгодно в стратегическом плане.

Мне кажется, есть еще одна проблема - если предприятие - монополист на рынке труда города или региона и там работают специалисты средней квалификации, оно может себе позволить не развивать соцответственность. Я права?

Мы затрагиваем сейчас глобальнейшую проблему рынка труда. Это неразвитость институтов работодателей и профсоюзов. Исторически у нас государство было монополистом (во времена СССР) и собственником, и главным работодателем. Оно определяло правила игры. Потом появились представители работодателей, бизнесмены, которые начали эту деятельность. Но, выйдя из Советского Союза, они помнили о том, что за зарплату отвечает государство, за охрану труда отвечает государство, за социальное партнерство отвечает государство. То же самое думали профсоюзы. И поэтому, как правило, при любой проблеме, возникавшей на уровне предприятия, не договорившиеся друг с другом стороны смотрели вверх и призывали в качестве арбитра госструктуры. И это недопустимая ситуация при развитии рыночных отношений. В первую очередь работодатель и работник должны договориться об эффективной цене труда. Только тогда, когда человек, компания понимают сферу своей ответственности и реально за нее отвечают, можно говорить о социально ответственном бизнесе. Мы пытаемся морально стимулировать компании к нормальному поведению с точки зрения высокой социальной ответственности.

Как?

У нас есть конкурс "Российская организация высокой социальной эффективности". В нем участвуют не только коммерческие структуры, но и бюджетные организации. Каждый год объявляем различные номинации - по вопросам охраны труда, развития персонала, занятости, ведения социальных программ. В регионах выдвигаются кандидатуры, они обсуждаются в территориальных РТК. Затем номинанты от каждого региона поступают на федеральный уровень и члены РТК уже тут их рассматривают и отбирают. Победителей награждают в Белом доме в Москве, грамоты вручает вице-премьер правительства Александр Жуков. На самом деле, это очень серьезное и престижное мероприятие, и работодатели серьезно готовятся к участию в нем.

Каждые три года правительство, профсоюзы и работодатели подписывают Генеральное соглашение. Оно имеет отношение к развитию соцответственности?

Конечно. В плане реализации соглашения обозначаются программы, которые должны повысить уровень социальной защищенности работников и уровень реализации социального пакета. Стороны обговаривают, какие нормативные акты должны быть приняты в первую очередь. В нем прописываются основные тренды, по которым должны двигаться предприятия.

Когда возник кризис, РТК выступила инициатором в подписании соглашения между бизнесом, профсоюзами и государством о социальном планировании. Оно предполагало социально ответственное поведение бизнеса, который будет ограничивать выброс рабочей силы на свободный рынок труда, где она не может быть востребована. Неизбежно Россия придет к тому, чем сейчас интересна для нас с точки зрения соцответственности Европа. Другого нам не дано. Если мы будем еще какое-то время пытаться просто эксплуатировать свою рабочую силу, мы срубим сук, на котором сидим.

Досье

Сафонов Александр Львович родился 10 марта 1963 года в Москве.

В 1985 г. окончил МГУ им. М.В. Ломоносова.

С 1990 по 1992 год работал ведущим, затем главным специалистом Управления уровня жизни и демографии Министерства труда и социальных вопросов СССР.

С марта по сентябрь 1992 года - главный специалист, начальник отдела уровня жизни Независимого исследовательского центра по поддержке реформ в социально-трудовой сфере.

В 1992-1996 гг. - заместитель начальника Управления политики занятости и народонаселения Министерства труда Российской Федерации.

В 1996-1997 гг. - заместитель начальника департамента политики занятости и народонаселения Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

С 1997 по 2004 гг. - заместитель начальника департамента комплексного анализа, прогнозирования и мониторинга Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

С марта по май 2004 года - руководитель Департамента политики доходов, оплаты труда и социального страхования Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

В 2004-2007 гг. - директор Департамента трудовых отношений и государственной гражданской службы Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

С 18 декабря 2007 года назначен заместителем министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Доктор экономических наук, профессор.

дословно

Александр Жуков, Заместитель председателя правительства РФ:

- Проблемы стимулирования благотворительности особенно актуальны в условиях нестабильной экономической ситуации.

кстати

24% российских компаний отчитываются о своей социальной, экологической деятельности и ее влияния на общество в соответствии с международными рекомендациями

между тем

Как показали исследования, корпоративная социальная ответственность (КСО) и устойчивое развитие обеспечивают конкурентные преимущества и способствуют усилению бренда. Кроме того, 70% компаний в России (больше, чем в остальных странах) считают, что КСО помогает продвижению компаний на развивающихся рынках

к сведению

По информации консалтинговой компании Cone/Roper, в США 78% покупателей охотнее купят продукцию, если часть средств от покупки пойдет на благотворительность, а 66% готовы сменить привычную торговую марку на марку компании, которая поддерживает социальные проекты. В Великобритании доля таких социально ориентированных покупателей составляет 86%, в Италии - 75%, в Австралии - 73%, в Бельгии - 65%.

Общество Соцсфера Экономика Бизнес Крупные компании