Новости

19.12.2011 00:59
Рубрика: Власть

Партия не машина для голосования

Обновление ждет и "Единую Россию", и всю политическую систему

Президент Дмитрий Медведев в субботу встретился с активом "Единой России" и рассказал о перспективах партии в новой политической реальности.

Спустя почти две недели после выборов депутатов Государственной Думы глава государства, возглавлявший федеральный список "Единой России", пригласил к себе многочисленную делегацию победителей. Поговорить Дмитрий Медведев хотел не столько о результатах, сколько о выводах, которые из них предстоит сделать. "Пора расслабиться в том смысле, что пора принять итоги, сделать для себя выводы - и не вполне утешительные, и вполне, может быть, приятные, - и смотреть в будущее", - подчеркнул он.

Будущее это будут определять новые условия политической жизни. "Старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству в последние годы, неплохо служила, она себя исчерпала", - уверен глава государства. Теперь систему предстоит менять, и она уже меняется, но, отметил Медведев, далеко не в результате каких-то митингов: "Это лишь внешняя пена".

- Мы не слепые и не глухие, и мы сами должны начать этот процесс, - обратился глава государства к активу правящей партии.

Мы отвечаем за ситуацию в стране, и поэтому мы и должны начать процесс политических преобразований.

Далеко не последнее значение в этом имеет отношение граждан к власти. Как все-таки показали следующие дни после выборов, у многих в стране есть определенные вопросы к государству. Делегитимизации власти, предупредил президент, произойти не должно - об этом говорит сама российская история. "Просто потому, что для нашей страны это означает одно: развал государства, - напомнил он. - Что такое Россия без власти, все хорошо помнят по учебникам истории - это 1917 год".

Власть не против каких-либо народных выступлений, если только они развиваются в рамках законодательного поля и не выводят страну из русла современного развития. "Любые митинги, демонстрации являются проявлением демократии, - заявил президент. - Мы с вами понимаем и то, что общество пришло в более активное движение, оно созрело для этого".

Впрочем, власть и партию власти сейчас должно волновать другое, а именно произошедший разрыв во взаимоотношениях разных социальных групп. "Вот этого межчеловеческого разрыва мы допустить не должны именно потому, что мы сегодня объединяем всю страну, мы сегодня отвечаем за состояние дел в стране", - получали активисты президентский наказ.

Изменения в политической жизни заставляют меняться и партию власти. И это касается не только принципов работы с гражданами в условиях ужесточения конкуренции: чтобы не потерять доверие избирателей, нужно жестко и эффективно отстаивать их интересы.

Тут "Единой России" вообще нужно взять на вооружение какие-то методы работы оппозиции. "Для того чтобы стать такими же острыми, как оппозиция, надо стать самой оппозицией, - рекомендовал Медведев партии. - Нужно примерить на себя все возможности оппозиции: и навыки, и жесткость, и оперативность, и просто ежедневно себя ставить в положение оппозиции".

Так, глава государства посоветовал "единороссам" не отдавать на откуп оппозиции такую тему, как борьба с коррупцией. "Сделайте так, чтобы борьбу с коррупцией возглавила "Единая Россия" в Государственной Думе, - порекомендовал он. - В противном случае количество упреков по поводу концентрации жуликов и прочих неблагонадежных элементов будет только расти. Нужно самим этим заниматься".

Определенные наработки для этого уже есть. Обсуждается возможность более широкого применения института конфискации и контроля над расходами отдельных категорий граждан. Отдельно поднимается вопрос участия госчиновников в бизнесе в качестве учредителей. Дмитрий Медведев предложил подумать о целесообразности перевода запрещающей это нормы в юридическую плоскость. "Допустим, если чиновник не сообщил о своем участии в качестве учредителя в каком-то бизнесе, это автоматически должно повлечь постановку вопроса о доверии к нему. А уже работодатель должен будет принимать решение либо освободить его от должности, либо открыто объявить о его участии в бизнесе, но сохранить за ним должность и тогда взять ответственность на себя", - рассуждал он.

Звучали в выступлениях активистов определенные опасения и в отношении готовящейся реформы полномочий между разными уровнями власти. "Мы поступим разумно, - пообещал Медведев. - Не будем скидывать территориям то, что они не способны исполнять, не будем давать муниципалитетам того, что не обеспечено деньгами, постараемся найти новые доходные источники". Для полного проведения реформы, рассказал глава государства, может потребоваться 3-5 лет.

Но главная цель партии на ближайшую перспективу - успех ее кандидата на президентских выборах. "Наша задача - сделать все, чтобы наш кандидат, Владимир Владимирович Путин, победил на выборах, чтобы он победил достойно и подтвердил тот кредит доверия, который у него уже сформировался достаточно давно", - напомнил глава государства.

- А это позволит нам продолжить и курс модернизации, и обеспечить преемственность, преемственность политического курса, преемственность той социальной стабильности, которая нам далась так нелегко, экономического роста, - заявил Медведев.

После этого партии предстоит коренная реформа. Ей требуются свежие люди и их идеи, она должна быть открыта для сотрудничества со всеми силами и неравнодушна к судьбам страны и граждан.

Один из принципов перемен - обязательное членство в партии всех ее лидеров. "Ни один руководитель, избиравшийся по партийным спискам, не должен отбрасывать партию. Это неприемлемо, - констатировал глава государства. - Все лидеры партии должны быть внутри партии". Только в таком случае, убежден Медведев, граждане будут верить, что партия не является просто машиной для голосования или карьерной ступенькой для какого-то чиновника.

- Члены партии должны быть генетически с ней связаны, они должны жить интересами людей, участвовать во всех начинаниях партии, а не формально посещать какие-то мероприятия, связывать с партией все свои надежды. Они должны с партией разделять все политические риски, - подчеркнул президент.

Сам он о собственных намерениях получить партийный билет "Единой России" распространяться не стал, хотя стоял во главе федерального списка. За главу государства ответила потом его пресс-секретарь Наталья Тимакова, напомнившая, что Медведев остается верен ранее заявленному принципу: президент страны должен быть беспартийным. "Пока Дмитрий Медведев будет президентом, он не будет вступать в партию", - подчеркнула Тимакова.

"РГ" публикует заключительное слово Дмитрия Медведева на встрече с активом "ЕР":

- Дорогие друзья, я, с вашего позволения, буду отвечать не каждому конкретно, иначе это будет сложный диалог, а буду, отвечая на разные вопросы, отвечать и на те вопросы, которые поднимали присутствующие здесь.

Да, мы победили. В то же время мы все чувствуем, что эта победа далась очень непросто. Надо признаться откровенно, в начале этой избирательной кампании у многих людей, у многих членов партии, у наших сподвижников, у сочувствующих партии были ощущения некоей легкости, с которой можно преодолеть этот рубеж. Скажу вам, у меня такой легкости в ощущениях не было, но это уже не имеет значения, потому что любая политическая борьба - это огромное количество проблем. Я напоминаю, что "Единая Россия" уже в третий раз участвовала в выборах как политическая партия. Это уже немало: восемь лет плюс теперь ещё пять лет - это серьёзный срок.

Тем не менее я неоднократно говорил о том, что ничего необычного в этом нет. И крики о том, что это безобразие, монополизация власти, все это надоело, они могут быть отчасти справедливыми и совсем несправедливыми, потому что во всем мире в тех или иных исторических условиях партии, например, достаточно долго находились у власти. Речь идет и о европейских странах: о Германии, Великобритании, о целом ряде более мелких европейских стран. Я уж не говорю про страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Никто ни в чем их не упрекал. Хотя, конечно, внутренняя оппозиция говорила: "Хватит, ну сколько можно". Поэтому в этом нет ничего удивительного.

Вопрос, на мой взгляд, сегодня в другом. Вопрос в том, что произошел некий разрыв во взаимоотношениях одних социальных групп с другими. Вот это, наверное, власть и "Единую Россию" как партию, которая приняла в очередной раз на себя ответственность, должно волновать больше всего. Вот этого межчеловеческого разрыва мы допустить не должны именно потому, что мы сегодня объединяем всю страну, мы сегодня отвечаем за состояние дел в стране.

Мы понимаем, что существуют и разрывы в ожиданиях. Я многократно задавался одним и тем же вопросом: каким образом, чем мотивированы граждане, когда они подходят к избирательному участку, что они вспоминают? Помимо физиономии лидеров, которые кому-то нравятся, кому-то очень не нравятся - ну, так жизнь устроена. Вот о чём они думают, когда они формулируют своё решение? Мне как человеку, который уже достаточно давно во власти, хочется сказать: "Ну, вот смотрите, сколько мы сделали - вот это сделали, это сделали". На этом, собственно, и была построена наша избирательная кампания - это все правда, это же не враньё. Мы действительно сделали очень много, столько, сколько никто не делал в истории нашей страны до сих пор вообще. За всю относительно короткую историю современной России никто столько не делал.

Это вспоминается? Нет. Никогда человек не сравнивает себя с тем, каким он был 8-10 лет назад или почти не вспоминает об этом. Когда он подходит, он сравнивает себя с другими в конкретной ситуации: "А у него лучше, у него зарплата другая, к нему более справедливо относятся, у него иные политические запросы, он может их как-то удовлетворить, а меня не слышат, на меня наплевали, у меня нет политической силы, которая за меня отвечает". Вот о чем он думает, когда опускает бюллетень, помимо прозаических вещей: дайте побольше денег, это тоже естественно, нормально. И вот, мне кажется, это мы должны осознать.

Поэтому у нас будет не только более сложный парламент, как сказал Сергей Иванович, выступая, у нас, очевидно, будет новая стадия развития политической системы, и на это не надо закрывать глаза, она началась уже. И началась она не в результате там каких-то митингов, это лишь внешнее, это пена, если хотите, или проявление человеческого недовольства. А началась она, потому что старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству последние годы, неплохо служила, и мы все ее защищали, она себя во многом исчерпала.

И поэтому мы как ответственная сила, как сила, которая сегодня взяла на себя бразды правления, должны первыми об этом сказать: модель нужно менять, и только в этом случае у нашей страны будет динамичное развитие.

Мы все анализировали, что происходило, что думали люди, которые выходили на улицы для того, чтобы высказать своё отношение к выборам, к власти. Я, конечно, тоже не сторонник упрощенных схем, о которых Кирилл говорил, что это не надо упрощать - и я считаю, что не надо упрощать. Улица - это, конечно, не Госдепартамент Соединенных Штатов Америки. Улица - это настроения наших людей, и власть должна об этом ответственно и прямо сказать: это их настроения. Эти настроения формируются под влиянием разных факторов, иногда абсолютно откровенного хамства власти той же самой, несправедливости, иногда под влиянием заблуждения (это тоже происходит), под влиянием всякого рода аргументов, да и пропаганды просто. Но это настроения людей и мы к ним должны относиться уважительно.

Что же касается Госдепартамента - это не наше ведомство. Я вчера разговаривал с Президентом Соединенных Штатов. Мы говорили о том, что мы сделали за последние годы, что у нас получилось, что не получилось, получилась ли эта "перезагрузка" или, как было написано на известной кнопке, "перегрузка", reset это или что-то другое. Надо признаться, у меня с ним неплохие человеческие отношения и мы друг друга неплохо понимаем, но я, конечно, ему вынужден был сказать одну вещь: вы можете как угодно оценивать наши выборы, это ваше дело, честно говоря, для нас это не имеет особого значения, мы - большая, сильная, суверенная страна, но все оценки должны быть корректными. После подведения итогов, после определенных решений можно сказать: у нас это вызывает какое-то смущение, нам не понятно, что это такое. Но когда на следующий день или через день начинается вот эта старая канитель, когда звучат отповеди в самых худших традициях "холодной войны", это возмутительно. Это уж точно не "перезагрузка". Мне пришлось вчера об этом моему товарищу сказать. И от каких бы это демократических чувств не исходило, от сердца или от какого-то другого органа, - это неприемлемо, мы это не будем принимать, и мы к этому будем соответствующим образом относиться.

Рассуждая дальше по поводу того, что происходило, - любые митинги, демонстрации являются проявлением демократии, это мы с вами понимаем. Мы с вами понимаем и то, что общество пришло в более активное движение, оно созрело для этого - нормально. Главное, чтобы это все развивалось в рамках законодательного поля, и вот это действительно поможет удержать страну в русле современного развития.

Этой культуре нам всем еще нужно научиться. И людям, которые выходят протестовать, а они будут выходить протестовать, потому что это жизнь, и против нашей партии, и против Государственной Думы, и против Президента, и против Правительства, так во всем мире происходит, и полиции, которая соответствующим образом на это откликается. Это тот процесс, которым мы должны владеть на уровне политической культуры - вот что самое главное.

Посмотрите кадры, которые были, допустим, вчера по телевизору, наши кадры, кадры из других стран, разные кадры, почувствуйте разницу, чего нельзя допускать. Категорически нельзя.

Интернет наш любимый, о котором все говорили. Знаете, я считаю, что интернет протестный по своей природе, он не только в России протестный, он во всем мире протестный. Но что можно сказать? Это нормально, но проблема нашего интернета еще заключается в том, что в нашем интернете чудовищно низкий уровень политической культуры, чудовищно низкий.

Не надо любить власть, это нормально, нужно высказывать власти все, что ты думаешь о ней. Не нужно, может быть, даже любить ближнего, хотя это библейская заповедь, но ты должен к этому ближнему относиться уважительно, а не требовать его немедленного расстрела. Об этом же пишут. Дело не только во власти и в каких-то эмоциях власти, партии "Единая Россия", еще кого-то. Но посмотрите, какое отношение друг к другу? Люди друг другу пишут - но это же катастрофа. Залезьте в англоязычный интернет, там известное словечко из четырех букв встречается реже, чем у нас.

Это означает, что уровень дискуссии немножко другой, даже когда ты не любишь своего партнёра, не понимаешь его. Но это, к сожалению, не приходит очень быстро. Мы тоже взрослеем.

И еще одна очень важная тема: категорически недопустимо, чтобы произошла делегитимация власти. И не потому, что сегодня эту власть олицетворяю я, здесь стоящий перед вами, Правительство России, только что избранная Государственная Дума, Совет Федерации, судебная система, а просто потому, что для нашей страны это означает одно - развал государства. Что такое Россия без власти, все хорошо помнят по учебникам истории, это 1917 год. Вот и все.

Протесты - нормальная вещь. И политические протесты - тоже нормальная вещь. Я уже только что сказал, что во многом та модель, которая верой и правдой служила развитию нашего Отечества, она себя на нынешнем этапе уже исчерпала. Еще раз подчеркиваю, как ответственная сила мы должны это признать. Но мы не слепые и не глухие, и мы сами должны начать этот процесс. Мы отвечаем за ситуацию в стране, и поэтому мы и должны начать процесс политических преобразований. Только в этом случае мы проявим себя как ответственные люди, как те, кто взял на себя вот это очень трудное бремя, несет этот крест. Причем мы должны делать это по велению совести на основе холодных размышлений, а не под давлением. Этого не будет никогда, никаких изменений под давлением, но делать это необходимо именно по той причине, что я только что сказал.

Не так давно сделанное предложение нашим кандидатом в Президенты Владимиром Путиным по поводу изменения порядка наделения полномочиями губернаторов, то есть переход или возврат, если хотите, к их прямым выборам по предложениям партий, - это один из таких шагов. Будут и другие, мы их обязательно предложим.

Я согласен с тем, что коллеги говорили по поводу того, как придется работать Государственной Думе, вот Олег Викторович говорил на эту тему. Мы - большинство. Большинство - это большинство, и не надо этого стесняться. Мы его завоевали абсолютно конституционным путем, никаких сомнений быть не может. Но мы не должны упиваться этим большинством, мы не должны плевать на тех, кто имеет меньшинство. К сожалению, у нас действительно в Государственной Думе в этом плане иногда было головокружение от успехов и от того, что можно пользоваться властью, ни с кем не советуясь. Иногда это было, или даже в основном это было из самых лучших чувств, потому что мы считаем: "Мы правильный закон двигаем, мы его хорошо проработали, нам палки в колеса вставляют. А вы вспомните, что было в Государственной Думе в 90-е годы, когда никакого закона принять было невозможно". Все это правильно, все это правда, но советоваться все равно надо, все равно нужно обсуждать эти вопросы. Поэтому Дума будет более сложной, но это и хорошо, это означает, что качество законотворчества будет выше, и что вы будете спорить, и в этих спорах будет рождаться истина.

Еще то, над чем мы часто сейчас задумываемся, коллеги об этом говорили. А почему, мол, мы так медленно реагируем, почему мы такие инертные, слабые, почему мы не ведем себя, как оппозиция? Ответ очень простой: для того чтобы стать такими же острыми, как оппозиция, надо стать самой оппозицией, вот и все, нет другого рецепта. Но нельзя отдавать власть добровольно, речь не об этом, конечно. Нужно примерить на себя все возможности оппозиции: и навыки, и жесткость, и оперативность, и просто ежедневно себя ставить в положение оппозиции, тем более что положение доминирующей партии нам никто не гарантировал на десятилетия вперед, и не будет этого. Всегда нужно быть готовым к поражению, только в этом случае можно победить, только в этом случае, если ты готов проиграть.

В том, что касается наших будущих планов, я, может, сегодня так долго говорить не буду. Я, конечно, очень рад тому, что у нас подписаны соответствующие договоры, началась интеграция. Не скрою, мне очень приятно, что эти процессы ускорились в период моего президентства. И я действительно в какой-то момент подошел к своим коллегам и говорю: "Может, попробуем все-таки это все слепить, то, что давно лепим?" Получилось, на удивление получилось. Мне это очень приятно, вот как прямой результат нашей совместной работы.

А в том, что касается отношений с другими странами, с Соединенными Штатами Америки, я уже сказал об этом, в любом случае мы не должны давать себя ни запугать, ни запутать. Мы должны четко понимать цели, к которым идем, но в то же время, конечно, мы не должны кичиться, не должны говорить о том, что мы и сами можем развиваться, у нас свой путь, который мы можем пройти без участия других государств, стран. В принципе мы так и работали последние годы, но политика - конкретная вещь. Какие бы ни были дружеские отношения, если нас не слышат, мы будем отвечать, что мне и пришлось сделать 23 ноября. В этом нет ничего обидного, это не против Обамы, это против той политики, которую заняло руководство Соединенных Штатов Америки. Будут и дальше хамить - будем отвечать, будут слышать наши озабоченности - будем вести себя соответствующим образом. Это и есть практическая политика.

По предложениям, касающимся децентрализации, какая она будет, когда это все случится. Мы сейчас проводим совещания, консультации, мне бы не хотелось раньше времени все это рассказывать, чтобы не порождать избыточные ожидания. В любом случае я могу сказать так. Мы поступим разумно, не будем скидывать территориям то, что они не способны исполнять, не будем давать муниципалитетам того, что не обеспечено деньгами, постараемся найти новые доходные источники. Но если говорить прямо, я думаю, что на создание вот такой системы, я вчера как раз с новым Министром финансов разговаривал, уйдет, может быть, три-пять лет. Мы будем давать частями, потому что, я вам сказал в начале нашего общения, в соответствии со словами Кристин Лагард мир вступил в эпоху великой депрессии. Это, к сожалению, не красивая фраза, это реальность. Похоже, что кризис уже наступил. И это не новый этап, а, по сути, продолжение того же самого кризиса, но в новом исполнении.

Борьба с коррупцией действительно была той темой, которой я занимался последние годы. И я очень рад, что я все-таки в какой-то момент принял для себя ответственное решение о том, что не нужно эту тему прятать под стол. Я уже многократно об этом говорил. Меня всячески отговаривали, утверждая, что мы ее не поборем. Мы ее и не побороли, это правда. Не побороли мы коррупцию, но мы об этом стали говорить. Мы приняли законы.

Нас упрекают в том, что мы - такая-сякая партия, что у нас самих коррупционеров полно. Хватает коррупционеров у нас. Но почему? Потому что членами нашей партии являются представители элиты: региональной элиты, муниципальной элиты, федеральной элиты. А, собственно, там и случаются такие, наиболее одиозные вещи.

Поэтому этого не надо стесняться: любая партия, которая находится у власти, она в этом смысле в большей степени находится под ударом и на нее смотрят самым внимательным образом.

Предложения, которые Александр озвучил, я не против ни одного из них. Мы уже обсуждали более широкое использование института конфискации. Это вообще сделать довольно легко. Просто в какой-то момент наши законодатели, под влиянием, видимо, уголовно-правовой мысли, пришли к выводу, что институт конфискации - это советская норма, что нельзя человека лишать имущества. Но на самом деле, если другое не работает, институт конфискации может быть вполне действенным.

Контроль расходов - тоже возможная вещь, нужно только руководствоваться здравым смыслом, посмотреть на соответствующую международную конвенцию, понять какие это расходы, а также, и с этим я тоже полностью согласен, определить круг лиц, на которых распространяется контроль доходов. Потому что, конечно, тот круг, который мы взяли, он был взят по минимуму: близкие родственники (жена и дети, не достигшие совершеннолетия, а достигшие, они как бы в автономном плавании находятся). Можно посмотреть шире, вопрос в том, а хватит ли у нас силенок.

И по поводу запрета учредительства и отсутствия последствий за это, вот с этим я согласен. Мне неоднократно приносили информацию о том, что гражданин Пупкин какой-нибудь является учредителем соответствующего акционерного общества. Это не соответствует правилам о государственной службе, но никаких санкций не создает. В принципе это моральное правило. Его можно перевести в юридическую плоскость. Можно сделать таким образом, как вариант, сейчас формулирую просто на месте: если, допустим, он должен был заявить об этом учредительстве, не сделал этого или же принял решение об участии в коммерческой организации во время нахождения на госслужбе, это автоматически должно влечь постановку вопроса об утрате к нему доверия в соответствии с нормами о государственной службе. И там уже пусть работодатель или уволит его, или скажет во всеуслышание: да, он - учредитель такой-то коммерческой структуры, но я хочу его сохранить. Тогда это будет его ответственность.

Насчет Комиссии по борьбе с коррупцией я могу сказать только одно. Это дело, конечно, уже руководства Государственной Думы. Мое мнение таково. Уважаемые друзья, не отдавайте это оппозиции, потому что это самая благодатная тема и вы сами отлично это знаете. Сделайте так, чтобы борьбу с коррупцией возглавила "Единая Россия" в Государственной Думе. В противном случае, количество упреков по поводу концентрации жуликов и прочих неблагонадежных элементов будет только расти. Нужно самим этим заниматься.

Опять про интернет был вопрос: усилить присутствие партии. Знаете, я не очень верю в "партийный" интернет, откровенно говоря. Я думаю, что большинство здесь собравшихся - тоже. Конечно, у партии должен быть свой сайт. Он должен быть классный, интересный. Могут быть региональные сайты. Все это должно быть. Должны быть губернаторские сайты. Хотя, по всей вероятности, в скором времени у нас не все губернаторы будут членами "Единой России". Ну и нормально. Значит, в этом случае мы будем что делать: свистеть, кричать и говорить: "Посмотрите, что они делают; посмотрите, как они себя ведут; посмотрите, что они натворили". Это будет, кстати, очень удобная позиция для "Единой России", потому что сейчас только в "Единую Россию" пальцем показывают. Появится и у нас возможность пальцем показывать. Это нормально, это хорошо.

А что касается интернета, мне кажется, он может служить нам за счет авторитета партии, а не за счет административного ресурса. Просто должен быть накопительный эффект. И нужно расслабиться, выдохнуть, я понимаю, что читать все это неприятно, и перейти в следующий этап развития самой партии, потому что все успокоится, останутся дела, а не эмоции, и вот по делам и будут судить.

И последнее, про интернет. Конечно, мы ничего трогать не будем вообще. Мы - современная страна, ничего трогать, ничего отрубать, никаких там Твиттеров, пусть все работает, как работает. Я думаю, для всех это однозначно.

…Давайте к ВТО отнесёмся с одобрением. Все-таки мы долго шли к этому. Да, есть проблемы, есть сложности, есть процесс ратификации. Я полностью согласен с тем, что Константин сказал, нужно сделать это обдуманно, аккуратно. Но все-таки это большая победа, и мы с вами понимаем, что в перспективе это другие конкурентные возможности для нашей экономики.

Будем заниматься и детскими, и социальными программами. Я специально сегодня на этом концентрироваться не буду, потому что это отдельная тема очень сложная и исключительно важная.

Закончу словами по поводу ответственности каждого из нас. Я недаром сказал во вступительном слове, что эту ситуацию нужно пропустить через себя - ситуацию, которая сложилась и в обществе, и по итогам выборов, и в партии. Ни один руководитель, который пришел к власти с использованием партийного механизма, не должен отбрасывать партию. Это неприемлемо, это неприлично. Поэтому, если говорить обо мне, то я об этом уже сказал во вступительном слове. Все лидеры должны быть внутри партии, никаких сомнений нет, никаких исключений, можете не сомневаться.

И еще самое последнее. Я думаю, что пора уже расслабиться всем в прямом смысле этого слова. Да, еще впереди очень большие, очень трудные события, очень много испытаний. Общество наше пришло в очень активный резонанс. Задача государства - сделать так, чтобы общество развивалось, но развивалось в соответствии с нашими законами. Но если говорить о партии, пора расслабиться в том смысле, что пора принять итоги, сделать для себя выводы - и не вполне утешительные, и вполне, может быть, приятные - и смотреть в будущее.

Я очень прошу, чтобы вы как актив партии на местах, как принято у нас говорить, в регионах, вот этот месседж транслировали всем нашим партийцам, всем нашим сторонникам, всем близким нам людям.

Все нормально, всё впереди, всё будет хорошо. Мы победим!

Текст выступления Д.Медведева опубликован на сайте Kremlin.ru

Власть Работа власти Внутренняя политика Президент Партии "Единая Россия"