Новости

19.12.2011 00:59
Рубрика: Власть

Размышления над декабрьскими митингами

Текст: Анатолий Кучерена (адвокат, член Общественной палаты РФ)
Будут ли востребованы идеи Александра Солженицына в современном российском обществе?

Одной из важнейших проблем является, на мой взгляд, отчужденность власти от народа. Это явление имеет свои исторические корни.

Громадные пространства России, равно как и громадность стоявших перед ней геополитических задач, приводили к тому, что предельно централизованная власть просто не могла "разглядеть" людей на местах - с их нуждами, горечами, воплями о несправедливости.

Большинство российских правителей действовали по принципу "без народа и не для народа". Власть решала иные задачи: расширение границ, строительство великой империи, борьба с внутренними и внешними врагами, поддержание стабильности в государствах-сателлитах, реализация гигантских инфраструктурных проектов. Народ при этом служил не более чем расходным материалом. Неудивительно, что на момент смерти Петра I - этого "великого и ужасного" строителя могучей европейской державы - современники констатировали, что народ был приведен в "неописуемое бедствие".

Были, правда, правители, которым казалось, что они действуют для народа, хотя и без народа. Александр I, например, был искренне убежден, что зловещие аракчеевские военные поселения - не что иное, как "сладкая награда" российским воинам за их подвиги в войне 1812 года. Однако солдаты-крестьяне бежали из этих поселений в дикие леса, погибали в болотах, кончали с собой - лишь бы не испытывать все "прелести" рабского труда напополам с солдатчиной.

Попытки отдельных правителей действовать во благо народа и вместе с народом либо заканчивались ничем, как это было в случае Екатерины II с ее Уложенной комиссией, либо, принося определенные плоды, провоцировали в обществе смуту, как это случилось во времена великих реформ Александра II, после Манифеста 17 октября 1905 года Николая II или в период "гласности и перестройки" Михаила Горбачева.

Еще в 1990 году в своей всеми прочитанной и никем не осмысленной работе "Как нам обустроить Россию" Александр Солженицын полемизировал с теми, кто утверждал, что России демократия не нужна. "Очень нужна, - говорил он. - Но при полной неготовности нашего народа к сложной демократической жизни - она должна постепенно, терпеливо и прочно строиться снизу, а не просто возглашаться громовещательно и стремительно сверху, сразу во всем объеме и шири". Особое внимание Солженицын рекомендовал уделить развитию местного самоуправления и местным выборам.

Между тем мы пошли именно в том направлении, против которого предостерегал Солженицын. Возжелав демократии сразу и в полном объеме, мы получили поначалу десятки партий, представлявших зачастую интересы только их создателей, немыслимое количество самовыдвиженцев на пост президента России, массу "денежных мешков", легко выигрывающих парламентские выборы по одномандатным округам и даже на губернаторские посты, борьбу кланов вместо демократического процесса на Северном Кавказе и в ряде других регионов и прочие "прелести". Как отмечал тот же Солженицын, "на губернаторских выборах все решали деньги, подкуп, обман, а в некоторых местах - просто мафия, просто криминальные были выборы".

Все это и сделало термин "демократ" в народе едва ли не ругательством. Но главное: демократия в том виде, в каком она существовала в 90-е годы, не способствовала решению самых насущных экономических и социальных проблем, не случайно на ее излете произошла общенациональная катастрофа - дефолт августа 1998 года.

Как следствие - в 2000-е годы начался обратный процесс, известный под названием строительства властной вертикали. Это позволило в ряде случаев преодолеть сепаратистские тенденции, привести в соответствие Конституции РФ законодательства регионов, отстранить от властных полномочий представителей криминала и откровенных авантюристов, перейти от противостояния законодательной и исполнительной власти к совместной законодательной работе, наполнить федеральный бюджет не только за счет роста цен на нефть, но и за счет повышения собираемости налогов. Едва ли объективно мыслящий человек откажется хотя бы частично признать благотворность этих процессов.

При этом, однако, обнаружились и очевидные издержки, присущие всякой бюрократической пирамиде: назначенный губернатор или "сити-менеджер" зависит в большей степени от тех, кто его назначил, а не от тех граждан, которыми он управляет. То же относится и к депутатам, избираемым по партийным спискам: иные из них наглухо замыкаются в своих думских кабинетах и лоббистских интересах.

Что же касается все еще избираемых глав муниципальных образований, то они зачастую целиком зависят от воли вышестоящего начальства, то есть от тех же губернаторов, и таким образом являются частью все той же властной вертикали.

На деле такая конструкция приводит к тому, что всякую значимую для граждан проблему местного значения по сути дела приходится решать в Москве. Это мы не раз наблюдали в последние годы во время телевизионного общения председателя правительства Владимира Путина с народом. Порой только непосредственное вмешательство премьера подвигает местные власти на такие немудреные действия, как отстроить дом погорельцам, вырыть колодец, провести газ, починить дорогу и т.д.

В качестве члена Общественной палаты я неоднократно сталкивался с подобными ситуациями. Недавно, например, я принимал звонки от граждан на "горячей линии". Среди звонивших - Наталья Михайловна Хорькова из поселка Новосокольники Псковской области. Начиная с 2007 года она вместе со своими односельчанами пытается решить проблему, актуальную для многих регионов России, газификации поселка. А воз и ныне там. Вообще трудно понять, почему Россия, обладающая гигантскими запасами газа и снабжающая им всю Европу, не может "поделиться" "голубым топливом" с собственными гражданами.

Наталья Михайловна рассказывала, что она неоднократно встречалась с главой администрации поселка. Однако тот только разводит руками: ничего, мол, не могу сделать, мне нужен куратор "сверху", который помог бы эту проблему решить.

Подобная ситуация складывается, насколько мне известно, и в других регионах, в том числе, как ни парадоксально, даже в Московской области, где с жителей поселков требуют громадные суммы за подведение газа, а поскольку таких денег у людей просто нет, проблема не решается годами.

Существует проверенный веками принцип: не надо перекладывать на региональную власть проблемы, которые может решить местная власть; не надо перекладывать на центральную власть проблемы, которые может решить региональная власть, и, наконец, не надо перекладывать на государство проблемы, которые может решить частный бизнес.

На деле же возникает абсурдная ситуация: муниципальная власть зачастую не в состоянии решить самые острые, самые насущные проблемы граждан. Для этого у нее нет ни ресурсов, ни представления о реальных потребностях граждан, ни профессионализма.

Не удивительно, что у людей возникает ощущение беспомощности, неэффективности и коррумпированности власти как таковой. И это неизбежно усиливает протестные настроения. Причем непосредственным поводом для протеста может послужить все, что угодно. Например, результаты выборов, как это было в недавнем случае. Когда власть обманывает людей, не оправдывает их повседневных ожиданий, люди охотно верят тем, кто говорит, что власть нечиста на руку во всем. Между тем, как подчеркивает, например, Европейская хартия о местном самоуправлении 1985 года, под местным самоуправлением следует подразумевать "право, действительную способность местных сообществ контролировать значительную часть общественных дел, управлять ими в рамках закона под свою ответственность и на благо населения". Думается, именно здесь европейский опыт мог бы нам очень пригодиться.

Очевидно, настало время радикально пересмотреть формат взаимодействия между населением и муниципальной властью. С одной стороны, как подчеркнул недавно Владимир Путин, нужно сделать так, чтобы объем средств и полномочий муниципальной власти был достаточен для решения тех задач, которые на нее возложены. Нужны конкретные решения по перераспределению полномочий в пользу местной власти. Этим сейчас занимается специальная рабочая группа во главе с Дмитрием Козаком. Хотелось бы, чтобы общественность могла ознакомиться с предварительными результатами этой работы. С другой стороны, помимо полномочий, необходимо повышение ответственности муниципальной власти. И не только перед вышестоящими начальниками, но и перед населением. Руководители муниципалитетов обязаны, наконец, "снизойти" до того, чтобы периодически встречаться с гражданами и обсуждать с ними оптимальные пути решения самых насущных проблем. Например, какую местную дорогу в первую очередь необходимо провести, где поставить светофор, какую школу отремонтировать, какие зоны отдыха привести в порядок. Власть не должна считать, что все это известно ей лучше, чем "подведомственному" ей народу. Сегодня же дело доходит до трагикомических ситуаций, подобно той, о которой говорил Владимир Путин: городской начальник как черт от ладана бежит от встречи со "своим" народом, опасаясь, что его побьют, и даже присутствие самого высокого начальства не может убедить его выйти к людям.

Разумеется, есть еще проблема подготовки кадров для местного самоуправления, ведь порой дело не в злонамеренности, а в отсутствии необходимых навыков.

Здесь будет уместно напомнить, с чего именно начиналась демократия в Америке. Об этом пишет Алексис де Токвиль в своей знаменитой книге. Его поразило, что, ступив на американскую землю, он повсюду встречал группы людей, увлеченно обсуждавших свои местные проблемы и искавших оптимальные решения. И не просто обсуждавших, но и немедленно претворявших при поддержке местных властей свои решения в жизнь. Демократия - это не только выборы в общенациональном масштабе, но и непосредственная работа граждан по преобразованию той среды, в которой они обитают. И сегодня местное самоуправление играет большую роль в США. На службе в его органах занято более половины работников управленческого труда, доходы муниципальных бюджетов в совокупности равны приблизительно 40 % федерального бюджета. И власть, и граждане создают один и тот же "общественный продукт" - качество жизни. И преуспеть в этом они могут только вместе. Принципы "для народа, но без народа" или - еще хуже - "без народа и не для народа" должны навсегда уйти в прошлое. Преодоление разобщенности между гражданами и местной властью, наряду с серьезной либерализацией самой политической системы - таков, на мой взгляд, наш магистральный путь к демократии. Как писал Солженицын, нам нужно при сильной и - добавляю от себя - демократичной центральной власти терпеливо и настойчиво расширять права местной жизни.

Опрос "РГ":