Новости

10.01.2012 00:40
Рубрика: Экономика

Отходов стало больше

Новые инициативы пока не способствуют экологизации промышленности
Текст: Сергей Алексеев (председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии)

Летом 2012 года в Бразилии пройдет Всемирный саммит по окружающей среде и развитию "Рио +20", на нем, скорее всего, будет принята новая парадигма развития, которая обяжет многие страны, в том числе и Россию, заняться экологизацией своей промышленности.

Сегодня рассматриваются несколько законодательных инициатив, направленных на эту цель, но не всегда они в нее попадают. Так, многие говорят о наилучших доступных технологиях (НДТ), которые придут на смену нормированию выбросов. Напомню, что НДТ позволяют оценить практическую пригодность конкретных технологий для обеспечения соблюдения предельно допустимых концентраций, применяемых для снижения сбросов влияния предприятий на окружающую среду. Однако нельзя вот так, походя сказать, что мы переходим на НДТ. А механизм перехода? А рабочие группы? А социальные вопросы? Есть пример из Норвегии. Там ситуация складывается так, что социальная ответственность и экология идут бок о бок. Поэтому в рамках НДТ выбирается не та технология, которая лучше, а та, которая предприятию будет по карману. Представители завода, властей садятся и договариваются, какую технологию предприятие может и должно поставить для того, чтобы не разориться, чтобы люди не оказались на улице. Нам придется научиться подобным подходам.

Отдельный разговор - перечень этих технологий. Не так давно ТПП совместно с Советом Федерации выпустили большой сборник, где подробно обрисована европейская система справочников по наилучшим доступным технологиям. Не надо строить иллюзий: такие справочники не делаются на коленке в течение двух-трех дней группой товарищей в десяток человек. В Европе есть 33 справочника по НДТ по отдельным отраслям. Что интересно - над каждым из них работают около ста человек в течение 1,5-2 лет. И это все оплачивается Европейским союзом. Срок жизни справочника - пять-семь лет, потому что технологии непрерывно меняются. Поэтому, когда мы говорим об НДТ, не надо забывать, что это очень большая работа. И нам она еще предстоит.

Теме экологизации промышленности уделяет большое внимание президент. Но при этом подавляющее большинство его поручений до сих пор не выполнено. В частности, по созданию экологического фонда. Почему? Да потому, что министерства не очень понимают, как это сделать. Мне в свое время довелось быть последним руководителем экологического фонда РФ. Это была государственная внебюджетная организация, консолидированная с бюджетом. Его форма была понятна и проста, но сейчас ее невозможно возродить, потому что она не вписывается ни в какие законы. А вот, например, в Свердловской области этот фонд в принципе сохранился. Да, он выделен в отдельную статью бюджета, но по сути это тот же экологический фонд, который функционирует вполне успешно. Видимо, настало время восстановить эту систему - в том или ином виде. Тем более что практически начал работать дорожный фонд, который вместе с экологическим и еще шестью федеральными фондами был ликвидирован в 2001 году. Поэтому ТПП начала работать над созданием специального фонда по содействию развитию "зеленой" экономики. К этому проекту присоединяется и министерство природных ресурсов и экологии. Мы надеемся, что в рамках этой структуры нам удастся объединить стратегическое управление как процессом экологизации промышленности, так и теми финансами, которые будут поступать на эти цели из бюджета.

Нам надо срочно приводить законодательную базу в соответствие с современными реалиями. Например, 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления", конечно, устарел. Исходя из него и системы налогового учета, совершенно не ясно, сколько стоят отходы и чья это собственность. Это одна из принципиальных проблем, которые мешают развитию рециклинга в России. Сегодня эксперты приводят пугающие цифры: на территории страны располагаются миллиарды тонн промышленных отходов. Я бы хотел заметить, что эти цифры появились совсем недавно: к отходам начали относить хвосты обогатительных предприятий и вскрышу горных пород при открытой добыче полезных ископаемых. Но это, в общем-то, и не отходы вовсе.

Хвосты - это, по сути, техногенные месторождения, а вскрыши - перемещенная с места на место пустая порода. Но законодательство таково, что, если грунт в процессе добычи поднимают хоть на миллиметр, надо пройти длинную бюрократическую процедуру: зарегистрировать отходы, получить лимиты и разрешения на их складирование. Но у нас уже есть позитивные примеры, когда техногенные месторождения начинают перерабатываться. Например, на Урале пускают в дело отвалы, которые образовались еще при Демидове. Запасы там богатые, объемы большие. Но вопрос, что же это - отходы или полезные ископаемые - остается открытым. Кто должен давать разрешение на их переработку? Ведь рециклинг и добыча ископаемых - принципиально разные механизмы. Это те пробелы в законодательстве, которые должны быть немедленно ликвидированы.

В Госдуме уже десять лет без движения лежит документ об обращении с отходами, который в том числе упорядочивает ответственность производителя за утилизацию своей продукции в конце жизненного цикла. Этот закон нужен, но в нем должен быть прописан жесткий механизм, как именно будут использоваться эти деньги. Мировая практика пришла в конечном итоге к тому, что этим занимаются специально созданные некоммерческие организации. Там деньги выделяются для конкретных предприятий под ликвидацию отработавших свой ресурс изделий, а не служат еще одним источником пополнения бюджета.

Не секрет, что для многих предприятий затраты на экологию обременительны. Их руководители, вероятно, не понимают, что это уже насущная необходимость. Есть простой пример: Китай, вступив в ВТО десять лет назад, не тратил на экологию практически ничего. Но в 2011 году в китайском бюджете экология - вторая по величине статья расходов. То есть за несколько лет бюджетные затраты увеличены даже не в разы, а на несколько порядков. Там приняты комплексные меры - бюджетные и законодательные - введены обязательные мероприятия для частных предприятий, направленные на экологизацию промышленности. Нам тоже придется через это пройти. Еще один простой пример. Норвежские пенсионные фонды - одни из самых крупных в мире - не инвестируют в акции ведущих российских предприятий, потому что считают: те не отвечают экологическим стандартам. Мы со своей промышленностью очень скоро можем оказаться в ситуации, когда потенциальные инвесторы нас спросят: а где ваша "зеленая" экономика? И неясно, что им отвечать.

Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники