12.01.2012 10:35
Поделиться

Вадим Заусаев: Отток населения с юга ДФО в последнее время идет быстрее

Статистика показывает, что главным негативным последствием вхождения Дальнего Востока России в рынок в начале 90-х годов прошлого века стало сокращение численности населения.

ДФО - лидер по этому показателю среди всех регионов страны. Потеря составила 1,7 миллиона человек, или 21,2 процента. Подобные тенденции для окраинных территорий пионерного освоения смерти подобны.

Смена лидеров

В последнее время углубляются различия в социально-экономическом развитии северных и южных субъектов округа. Лидерство переходит к северным. По структуре экономики, где господствует сырьевой сектор, с учетом существенно сократившегося населения, они становятся более приспособленными к требованиям рыночного хозяйства. Дефицит трудовых ресурсов покрывается за счет временного населения, использования вахтовых способов организации работ.

Подобные изменения хорошо демонстрирует сравнение экономик Чукотского автономного округа (ЧАО) и Еврейской автономной области (ЕАО). Располагаясь в худших природно-географических условиях, потеряв более двух третей населения, Чукотка имеет существенно лучшие макроэкономические показатели. Повлияло то, что здесь к минимуму сведены малоэффективные отрасли. Например, на сельское хозяйство (дотационную сферу экономики) округа приходится 1,7 процента валовой добавленной стоимости, на обрабатывающие производства - 0,7. В Еврейской автономной области, соответственно - 12,3 и 6,4 процента. В отношении добычи полезных ископаемых (отраслей, которые отличаются высокой эффективностью и востребованностью на внешнем рынке) картина обратная: 29,7 и 0,5 процента. ЕАО, расположенная на юге Дальнего Востока в сравнительно благоприятных природно-климатических условиях, имевшая диверсифицированную экономику (машиностроение, легкую промышленность, сельское хозяйство, науку, высшее образование), достаточно высокий в профессиональном отношении кадровый потенциал, за время рыночных преобразований по уровню социально-экономического развития скатилась в аутсайдеры и существенно проигрывает Чукотке. Причем разрыв увеличивается.

Парадоксальные преимущества

Но в наиболее сложном положении на юге Дальнего Востока оказывается Хабаровский край. Формировавшийся как промышленно-индустриальный центр региона, он до настоящего времени сохранил высокий населенческий потенциал (1,4 миллиона человек). Здесь наиболее развиты перерабатывающие отрасли, сложился уникальный и единственный на всей восточной территории России промышленно-инновационный центр - Комсомольск-на-Амуре, сконцентрировавший как перерабатывающие, так и высокотехнологические машиностроительные производства.

К сожалению, в настоящее время эти потенциальные преимущества играют скорее противоположную роль. Перерабатывающий сектор со своими незагруженными мощностями, нехваткой квалифицированных кадров и низкой эффективностью тяжелым бременем ложится на экономику края. Доля жителей старше трудоспособного возраста увеличивается, обостряя бюджетные проблемы.

Таким образом, складывается довольно парадоксальная ситуация. Южные субъекты Дальнего Востока, расположенные в благоприятных климатических условиях на границе с быстроразвивающимися странами и имевшие более диверсифицированную и инновационную экономику, теряют свой потенциал. Острота ситуации усугубляется наметившимися здесь демографическими процессами. Сокращение численности жителей на юге региона в последнее время идет быстрее. Причем, если с севера люди уезжают как в западном направлении, так и на юг Дальнего Востока, то с юга - только в западные регионы России.

В ближайшие 20-30 лет можно ожидать передачи отдельных территорий Дальнего Востока в долгосрочную аренду (концессию) сопредельным странам

Подобные процессы естественны, так как по реальным доходам южные субъекты существенно проигрывают северным и уступают среднероссийским. Но на севере Дальнего Востока постоянно жить люди не хотят. Наши исследования показали, что степень закрепленности населения снижается по мере расселения его с юга на север.

Рассматривая складывающиеся тенденции, можно говорить о "выдавливании" экономики на север и усилении сырьевой специализации. Опыт показывает, что в простом труде россияне не конкурентны китайской рабочей силе. Доводя формирующуюся модель развития Дальнего Востока до логического конца, можно ожидать сокращения населения в ближайшие 20-30 лет с 6,29 до 3,5 миллиона человек. Станет реальной передача отдельных территорий в долгосрочную аренду (концессию) сопредельным странам, которые сделают акцент на иностранных инвестициях, рабочей силе и технике.

Выход из тупика

Подобные процессы - результат отказа от ключевых принципов освоения Дальнего Востока, реализация которых обеспечивала его стабильный социально-экономический рост. Так, все предыдущие периоды показали, что на этой территории нельзя обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие с какими угодно производительными силами. Необходимо применение техники и технологии, существенно превышающих достигнутый средний по стране уровень. Без принятия мер по стимулированию инновационного развития проблемы экономического характера обострятся. Требуется массированное привлечение инвестиций для модернизации и технического перевооружения практически всех отраслей экономики, особенно машиностроительной, лесоперерабатывающей, рыбной, металлургической.

Необходим более высокий общий уровень культуры. Последнее важно не только в социально-экономическом, но и в политическом отношении. Надо исходить из того, что при любом благоприятном варианте развития Дальнего Востока численность его жителей останется "песчинкой" в океане народонаселения стран АТР. Следовательно, сохранить свою самобытность в таких условиях можно, только опираясь на высшие достижения российской культуры и укрепляя связи с "материнской стороной". Необходим весь комплекс развитой инфраструктуры, доступные каждому дальневосточнику тарифы для устойчивого сообщения с Сибирью, Уралом и Европейской Россией.

Геополитическое значение Дальнего Востока, особенности природно-географических условий хозяйствования требуют при обосновании строительства здесь крупных объектов гармоничного сочетания экономических, военных, политических и социальных соображений. Но превалировать над коммерческими должны геостратегические интересы. Это ставит задачу государственного патронажа по всем социально-экономическим направлениям жизнедеятельности в регионе.

Импульс развития

Располагая пространственным и ресурсным потенциалами, соответствующими континенту, российский Дальний Восток "стягивается" своеобразным поясом динамично развивающихся государств - Китаем, Республикой Корея, Японией, США и Канадой. Для этих стран обладание Дальним Востоком или его существенной частью - долговременная стратегия. Для России эта территория - путь в АТР, получение мощного импульса развития.

Дальний Восток до начала рыночных преобразований, за исключением небольших пауз, являл собою огромную непрерывную стройку. Страна осваивала природные богатства, реализовывала масштабные оборонно-промышленные и транспортные проекты, заселяя регион. И это было тоже стратегическим решением, так как приезжающие сюда молодые рабочие кадры получали квалификацию, образование, создавали семьи и укоренялись здесь. Сбывалась установка П.А. Столыпина: "…Амурская железная дорога должна строиться русскими руками, ее должны построить русские пионеры. Эти русские пионеры построят дорогу, они осядут вокруг этой дороги, они вдвинутся в край и вдвинут вместе с тем туда и Россию". К сожалению, тенденции рыночных лет говорят об обратном. Россия "уходит" с Дальнего Востока.