Новости

25.01.2012 00:06
Рубрика: Культура

Если идешь за вождем

Дарья Мороз сыграет в Москве Семена Михайловича Корнуэлла

26, 27 и 28 января в Москве покажут скандального питерского "Лира", поставленного московским режиссером Константином Богомоловым. Дарья Мороз играет в "Лире" Корнуэлла. Семена Михайловича Корнуэлла, генерала армии. Она рассказала в интервью "РГ", почему нужно посмотреть этот спектакль.

Даша, про что спектакль для тебя?

Дарья Мороз: Ну, если говорить совсем в общем виде, то это история про эпоху вождей. Я играю про то, что если уж пошли рубить головы, значит, идем до конца и ни перед чем не останавливаемся, неважно брат перед тобой, сват или незнакомый человек. Но при этом и про старое "офицерье". Про ощущение чести, в каком-то смысле самурайское. Когда нужно сделать харакири, иначе будешь умирать долго и мучительно, а так - сразу и сам. И о том, что если идешь за своим вождем, то идешь до конца. Даже если по дороге понимаешь, что с вождем не сложилось. А еще это довольно жестокая история про безумие, драйв и огромную энергию, которая возникает от крови.

Насколько сложно играть мужчину?

Дарья Мороз: У Кости (Богомолова. - Прим. ред.) своя система. Он считает, что очень важно совпадение черт человека с тем, что ему нужно в конкретной роли. Он не любит слово "играть", считает его устаревшим. Если суть роли и артиста совпадают, то твоя сущность в результате наполнит роль тем, чем нужно, и все будет происходить само собой. Да, в спектакле женщины играют мужчин и наоборот, но мы все остаемся сами собой.

А у тебя не возникает диссонанса, когда ты видишь партнера в женском платье?

Дарья Мороз: Нет. Вообще же этот перевертыш не случаен. В "Лире" есть такая тема, что все мужики хилые, слабые. А бабы, наоборот, очень мужские. И это органично ложится на текст. Для зрителя это, конечно, достаточно острая форма. Вроде трюк. Можно хихикать, когда выходит в качестве Корделии парень с косой и в белом платье. Но когда во втором акте он появляется в кирзе и с фашистской пряжкой на ремне, - смеяться уже не хочется. Я играю с Янкой Сексте в два состава, и у меня была возможность посмотреть спектакль из зала. И каждый раз это очень сильное эмоциональное впечатление - каждая сцена.

Даш, не секрет, что Константин Богомолов не только режиссер, с которым ты много работаешь, но и твой муж. Как это влияет на профессиональные отношения?

Дарья Мороз: Своих всегда больше бьют. Я привычная, у меня же и папа режиссер. Вообще, Костя с теми артистами, на которых он расчитывает в перспективе, гораздо строже и жестче. Когда мы пытаемся протестовать, он аргументирует это следующим образом: если к тебе в гости пришел чужой ребенок и сунул пальцы в розетку, ты скажешь ему "миленький, не надо так делать" и погрозишь пальцем. А когда то же самое в 155 раз сделает твой ребенок, ты дашь ему по заднице и наорешь.

Если бы я два с половиной года назад не столкнулась с режиссером Богомоловым, сейчас бы подгнивала профессионально. Я ученик определенной школы, которая очень многому меня научила: работать на результат, разбирать материал, работать на большой сцене и на маленькой, все играть, передавать драму - такая классическая русская школа. Но несколько лет назад я поняла, что движусь к пустоте. Превращаюсь в машину. И вот сначала я встретилась с Прошкиным на картине "Живи и помни", который все съемки вел все внутрь, учил ничего не играть. А потом Костя стал вливать в меня свою систему. Я сначала ничего не понимала. И его жесткость связана в том числе и с тем, что он пытается вернуть мой организм в нормальное профессиональное состояние. Он меня ведет. И мне это нравится. Это очень дисциплинирует. Я научилась больше молчать и слушать. И думать. И мне кажется, что через несколько лет этот процесс, который он начал со мной и другими своими актерами, приведет к хорошим результатам. Я прямо ожила от работы с ним.

Возвращаясь к "Лиру", скажи, если бы тебе надо было убедить некоего абстрактного предвзятого зрителя в том, что спектакль стоит посмотреть, что бы ты ему сказала?

Дарья Мороз: Во-первых, мне кажется, что такого зрелища - я сейчас говорю именно про зрелищность - ни в московских театрах, ни в питерских больше нет. Во-вторых, в этом спектакле есть настолько правдивые и жесткие вещи, касающиеся как советской эпохи, так и человеческой души, о которых мало кто говорил. Это не может не задевать. Позитивно или негативно. Несложно говорить со сцены матом. Сложно - всерьез ковырнуть. И мне как раз кажется, что эта история серьезно расковыривает душу. В-третьих. Там классная команда артистов, которые работают настолько стильно, современно, жестко и живо, как мало кто у нас работает.

"Король Лир" режиссера Богомолова погружает зрителя в почти бытовую историю, которая происходит практически у нас на кухне. И как зритель я начинаю действительно понимать все, что там происходит. До кончиков волос. Все становится так ощутимо и осязаемо, как будто руками щупаешь судьбы людей.

Кстати

В сентябре 2011 в Санкт-Петербурге в театре "Приют Комедианта" состоялась премьера спектакля "Лир.Комедия". Критика разделилась на два лагеря: тех, кто говорил о постановке как о шедевре, и тех, кого она возмущала. В любом случае равнодушных не осталось, и богомоловский "Лир" стал заметным событием в жизни театрального сообщества. Богомолов рассказывает в спектакле историю не о средневековой Англии, а о Советском Союзе, Великой Отечественной войне, Холокосте. Со сцены звучит не только Шекспир, но Ницше и Шаламов.

Фото:  РИА Новости

Культура Театр