Новости

27.01.2012 00:33
Рубрика: Власть

Алексей Пушков: Я не сторонник резких мер

Россия и Европа должны играть по одному набору правил

Если Россия примет решение оказать Европе финансовую помощь, то такой шаг мог бы сопровождаться некоторой суммой пожеланий в отношении дальнейших экономических отношений нашей страны с Брюсселем. О том, нужно ли России помогать Евросоюзу, каковы перспективы отношений между Москвой и Вашингтоном и как строить диалог с международными организациям, где постоянно звучит критика в адрес нашей страны "РГ" беседует с новым председателем международного комитета Госдумы Алексеем Пушковым.

- В ситуации, когда страны Евросоюза испытывают достаточно серьезные экономические проблемы, насколько, с вашей точки зрения, оправдана позиция России по оказанию им финансовой помощи через систему МВФ? Ведь не секрет, что Европа для нас в ряде случаев выступает не только, как торговый партнер, но и как экономический конкурент.

Алексей Пушков: Насколько я знаю, фактическое оказание такой помощи не началось. Это сценарий, который рассматривается как возможный. Я знаю, что Европа обращается за помощью к Китаю и к другим развивающимся экономикам, которые сейчас демонстрируют гораздо более высокие темпы роста, чем европейские страны. У наших западных друзей есть такой прием - когда они оказывают, так называемое, содействие России, то обставляют его целым рядом финансово-экономических, а иногда и политических условий. Это было очень хорошо заметно, когда правительство реформаторов Бориса Ельцина набирало кредиты от Международного валютного фонда. И выстраивало российскую внешнюю политику в соответствии с пожеланиями тех стран, которые играли и продолжают играть основную роль в МВФ. Но, когда у России просят поддержки, то какое-либо выставление с нашей стороны условий, как я понимаю, не предполагается.

Россию начинают убеждать в том, что от кризиса Европы пострадает сама Россия, потому что Европа является для нас крупнейшим торговым партнером. В этом аргументе есть своя логика. Но, давайте тогда играть по одному набору правил. Если Россия оказывает финансовую поддержку Европе, то мы бы хотели быть уверенными, что от этого будет лучше не только европейцам и мировой экономике. Мы хотели бы вдохновляться также тем, что от этого будет лучше и самой России. Нам тоже, возможно, придется столкнуться со второй волной кризиса, поэтому слишком активно расставаться с финансовыми средствами сегодня, наверное, было бы неосмотрительно.

Мне кажется, что Россия могла бы, если она примет решение все-таки оказывать Европе помощь, сопровождать свое решение некоторой суммой пожеланий, которые будут касаться наших экономических отношений с Европой, возможностей для инвестирования российских капиталов в различные сектора европейской экономики. Или касаться, допустим, продвижения на европейские рынки крупных проектов, по которым иногда нам оказывают противодействие. Мне кажется, в случае такой помощи Россия могла бы настаивать на неком неформальном статусе наибольшего благоприятствования по отношению к себе в экономических контактах с Европой. На мой взгляд, эта линия будет абсолютно оправданной и абсолютно логичной с точки зрения европейского рационализма, и стремления европейцев в любых обстоятельствах обеспечить свою выгоду. Если мы так поставим вопрос, то будем играть по европейским правилам.

- Скажите, как бы вы оценили перспективы дальнейшей "перезагрузки" в отношениях с США? Насколько оправданы апокалиптические прогнозы, что с возможным приходом республиканцев в Белый дом начнется новая "холодная война" в отношениях между Москвой и Вашингтоном?

Алексей Пушков: Во-первых, на сегодняшний день перспективы прихода республиканцев к власти не очень высоки. Те кандидаты, которые участвуют в президентской гонке, выглядят не очень убедительно. Известный политолог Збигнев Бжезинский в интервью "Файнэншл таймс" даже заявил, что республиканские кандидаты постоянно демонстрируют свое невежество. Республиканцы сегодня, как он выразился, "это позор". Вместе с тем мы живем в очень нестабильном мире. И победа Барака Обамы, которая сегодня выглядит вполне вероятной, может оказаться под угрозой в силу целого ряда факторов, которые Обама не будет способен проконтролировать. Республиканцы могут одержать победу не потому, что они сильны, а потому что на момент выборов слабым окажется Обама. Такое тоже возможно.

Что касается программы, которую заявляют республиканцы, того взгляда на вещи, которые они пропагандируют, то все это вызывает серьезные опасения. Обама пришел в Белый дом с тезисом о необходимости многосторонней дипломатии. Республиканцы же хотят вернуться к внешнеполитическому кредо Джорджа Буша, хотя открыто на Буша никто не ссылается. В силу своей низкой популярности сегодня Джордж Буш для республиканцев - "прокаженный в белом балахоне", которого все избегают. Республиканские кандидаты дружно от него отворачиваются, чтобы избиратель не подумал, что они с этим "призраком" имеют что-то общее. Но вместе с тем они выдвигают тезисы, которые обрадовали бы Джорджа Буша. Когда Митт Ромни говорит: "Америка должна править миром, иначе за нее это будут делать другие", то слышится голос Джорджа Буша-младшего. Это та же самая линия, тот же самый напор, то же непонимание, что мир сильно изменился и Америка уже не может вести себя так, будто она живет в однополярном мире, когда ей все по силам.

Хотя в ПАСЕ в адрес России будет еще не раз раздаваться критика, но это не будет критика, направленная на прямую конфронтацию

Сама Америка заметно ослабла, в то время как другие страны намного усилились. Сумма глобальных проблем такова, что Америка в одиночку с ними справиться не в состоянии. Но республиканцы то ли не понимают этого, то ли сознательно играют на "ура-патриотических" настроениях республиканского электората, и надеются на базе этих настроений попасть в Белый дом. Поэтому республиканская перспектива мне представляется достаточно мрачной, в том числе с точки зрения российско-американских отношений.

Вместе с тем поскольку выборы будут только в ноябре, то нам предстоит еще прожить больше полугода с нынешней администрацией. Но говорить о каких-то серьезных перспективах для перезагрузки, на мой взгляд, не приходится. Соединенные Штаты не демонстрируют никакого желания учитывать озабоченность России по вопросу о ПРО - эта тема превратилась в яблоко раздора между Москвой и Вашингтоном.

Хотя Москва подчеркивает свою готовность к переговорам, Вашингтон уже ответил, что никакого воздействия на разработанные планы размещения американской ПРО в Европе, российская позиция не окажет.

Положение не улучшает и стремление США повлиять на внутриполитические процессы в России. Речь идет о политике, которую новый посол США в Москве Майкл Макфол назвал политикой "двойного участия". С одной стороны, американский посол заявляет, что будет налаживать отношения с российским государством для того, чтобы восстановить "перезагрузку", а с другой стороны, намерен "вести диалог с обществом". Однако этот диалог принимает форму поддержки оппозиции и прежде всего ее радикальной части. Такая политика, на мой взгляд, не совместима с восстановлением доверительных отношений. Хотелось бы надеяться, что это осознают в Вашингтоне.

- С вашей точки зрения, надо ли России поднимать вопрос о сокращении финансирования различного рода международных организаций занимающих, с точки зрения Москвы, необъективную позицию? Таких, например, как ОБСЕ или ПАСЕ, которые часто выступают с критикой в адрес России.

Алексей Пушков: Я не сторонник резких мер в отношении международных организаций. Должен сказать, что, когда Соединенные Штаты при Джордже Буше-младшем стали вести последовательную кампанию против Организации Объединенных Наций, от этого проиграли сами Соединенные Штаты. Но в итоге Соединенные Штаты вернулись в ООН. Для Российской Федерации правильной позицией будет взаимодействие с международными организациями, в том числе и с теми, которые нам доставляют много неприятных минут. Ведь мы сами заявляем, что хотим жить в более демократическом, более свободном обществе.

Недавно в Москву приезжала делегация ПАСЕ. Мы встречались с членами этой делегацией. Попытались им объяснить, какие процессы идут в России. Мы рассказали им, откуда пошла сильная централизация, которая утвердилась у нас в 2000-е годы и была связана с опасностью дезинтеграции страны, сепаратизмом на Северном Кавказе. И что сейчас мы постепенно эту централизованную модель будем модернизировать, преобразовывать в более демократическом направлении. Говорили о том, что страна преодолела тот опасный этап, когда мы могли просто распасться на куски, и теперь вступаем в новый этап, когда и власть, и население считают, что наша политическая система должна стать более демократичной. Мне кажется, что это послание было услышано. И у меня создалось ощущение, что хотя в ПАСЕ, конечно, в наш адрес будет еще не раз раздаваться критика, но это не будет критика, направленная на прямую конфронтацию. В рамках этой критики, как мне представляется, мы вполне можем взаимодействовать. Раз уж мы вступили в Совет Европы в 1996 году, раз мы заявили о том, что придерживаемся некого набора ценностей, то нам следует идти по пути продвижения к этим ценностям. Мы не можем запретить нашим зарубежным партнерам, а иногда и недругам говорить то, что они считают нужным. Но и мы не должны бояться отвечать, и когда надо, ставить их на место. Мы не должны бояться говорить то, что считаем нужным об их поведении, об их деятельности, и о том, соблюдают ли они свои собственные принципы. Ведь нередко, под прикрытием своих демократических принципов, проводится очень неблаговидная политика, как было совсем недавно в Ливии.

Cправка "РГ"

Пушков Алексей Константинович - председатель Комитета Госдумы по международным делам, с 1998 г. - автор и ведущий аналитической программы "Постскриптум" (ТВЦ), профессор МГИМО, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, постоянный эксперт Мирового экономического форума в Давосе, автор ряда книг по внешней политике России.

Власть Работа власти Внешняя политика Законодательная власть Госдума Россия и Евросоюз Россия и США Лучшие интервью