Новости

01.03.2012 00:45
Рубрика: Общество

Три ступени успеха

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Александра Жукова нет нужды представлять читательской аудитории.

Выпускник МГУ и Гарвардского университета, известный экономист, вице-премьер правительства России, ставший недавно первым вице-спикером Государственной Думы, президент Олимпийского комитета РФ - постоянно в центре общественного внимания. С депутатом парламента встретился член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский.

Уже не убыль, а прирост

Михаил Барщевский: Александр Дмитриевич, вы довольно долго отвечали в правительстве за социально-экономические вопросы. Каких успехов, на ваш взгляд, удалось добиться?

Александр Жуков: Об итогах последних 8 лет можно судить по ряду объективных показателей, характеризующих уровень и качество жизни людей. Одним из основных показателей, по которому судят о здоровье нации, является продолжительность жизни. Так, по сравнению с 2004 годом средняя продолжительность жизни в стране увеличилась на 5 лет: с 65,5 до почти 70,5 года. Рождаемость выросла на 20 процентов - с 1,5 млн до 1,8 млн младенцев. А смертность более чем на 16 процентов сократилась. Причем детская смертность снизилась на 30 процентов. Все эти показатели явились результатом как реализации нацпроекта "Здоровье", так и развития здравоохранения и других отраслей экономики страны в целом.

Барщевский: Я слышал, что в современных перинатальных центрах выхаживают даже тех младенцев, что родились с весом 500 граммов?

Жуков: Я своими глазами видел в Калининграде ребенка, который весил при рождении 450 граммов. Его выходили. А еще 5 лет назад шансов у него не было бы никаких. В стране уже действует 22 перинатальных центра, где принимают роды и выхаживают детей с малой массой тела или врожденными заболеваниями. В некоторых регионах России детская смертность уже вышла на среднеевропейский показатель.

Кроме того, с 2004 по 2011 год естественная убыль населения сократилась в стране в 6 раз. В начале века мы теряли более полумиллиона человек в год. Теперь - около 100 тысяч, а за счет миграции наблюдается даже небольшой прирост населения России. В некоторые осенние месяцы в ряде регионов впервые с 1994 года количество родившихся детей превысило число умерших людей.

Барщевский: На ваш взгляд, какой показатель наиболее ярко свидетельствует о возросшем уровне жизни наших граждан?

Жуков: Существуют разные показатели. Например, средняя заработная плата увеличилась с 2004 года почти в 7 раз, а пенсия - в 5,5 раза. Даже с учетом инфляции рост практически двукратный. Но, главное, у нас вдвое сократилось количество людей, живущих за чертой бедности, то есть ниже прожиточного минимума. Вместе с тем с сожалением вынужден признать, что ни по продолжительности жизни, ни по смерт ности, ни по доходам населения мы пока не догнали европейские страны. Правда, тенденция показывает, что мы движемся в правильном направлении.

Наши люди на улице не спят

Барщевский: У нас, насколько я понимаю, в недалеком будущем на одного работающего будет приходиться 1 пенсионер. При таком соотношении традиционная пенсионная система не работает. Есть ли у вас какие-то предположения, что делать?

Жуков: Наша пенсия состоит из 3 частей - солидарной, которую уплачивает за вас работодатель, она идет на выплату пенсий сегодняшним пенсионерам. Индивидуальной части, которая служит базой для вашей пенсии, она формируется на вашем условно накопительном счете. Ваша пенсия будет зависеть от того, сколько пенсионных прав там накопится. И, наконец, накопительной части, предназначенной для более молодых людей. Она формируется на счете не как условная запись, а в виде денег.

У нас действительно существует определенный дефицит Пенсионного фонда. Я уже несколько лет занимаюсь пенсионной системой и, как специалист считаю, что можно сократить дефицит за счет изменения так называемой пенсионной формулы, не прибегая к увеличению пенсионного возраста.

Работа над пенсионным законодательством идет постоянно. Недавно, проводя пенсионную реформу, валоризацию, мы решали две главные задачи: поднять пенсии до уровня прожиточного минимума в каждом регионе и затем довести их до 40 процентов утраченного заработка, это стандарт МОТ. Последнее оказалось сделать намного сложнее.

Барщевский: А сколько у нас сейчас?

Жуков: Примерно на этом уровне. Но, к сожалению, с ростом количества пенсионеров проблема обострится. Повторю, мы эту проблему можем решить без кардинального изменения пенсионного возраста. Но, наверное, стоит обсудить вопрос о том, как. Сегодня у нас работодатель полностью платит отчисления в Пенсионный фонд. Может быть, сделать, как во многих странах, когда сам работающий дополнительно делает взносы на свой пенсионный счет?

Барщевский: А если я хочу взять ответственность на себя и отказаться от пенсии? Пусть работодатель платит за меня солидарную часть тем, кто сегодня на пенсии. Все остальное отдайте мне - я вложу свои деньги в землю, акции "Газ прома", золото, детей и обеспечу свою старость. Почему вы за меня решаете, сколько у меня забрать и сколько потом мне платить?

Жуков: Потому что согласно Конституции РФ государство обязано вам назначить пенсию. Вы можете ее не получать, но пенсия у вас будет в любом случае.

Барщевский: У двух самых быстроразвивающихся экономик мира - Индии и Китая - вообще нет пенсий и социальных пособий. Может быть, получше присмотреться к их опыту?

Жуков: Не надо идеализировать Индию и Китай - они не могут служить нам примером. Потому что в Индии и Китае сотни миллионов человек живут за гранью бедности, у них нет ни жилья, ни одежды, ничего, они спят на улицах. И, поверьте мне, наши люди в таких условиях жить не будут.

Спортивные доспехи и успехи

Барщевский: Спорт тоже входил в вашу компетенцию?

Жуков: И сейчас входит. Я по-прежнему президент Олимпийского комитета России.

Барщевский: На Олимпиаде в Ванкувере мы выиграли 3 золотые медали, а через неделю на Паралимпийских играх - 37. Почему олимпийцы, у которых было все: деньги, базы, форма, добились так мало, а ребята с физическими недугами выиграли на зубах и силе воли больше всех, причем с большим отрывом?

Жуков: В спорте бывает так, что выигрывают не благодаря, а вопреки. И наши паралимпийцы действительно выступили замечательно, даже героически. Но я не сравнивал бы их с профессиональными атлетами. Причины неудач наших олимпийцев следует искать в недавнем прошлом. В 90-е годы у нас в полное запустение пришел детский спорт, детско-юношеские спортивные школы просто почти не финансировали.

Барщевский: А разве у паралимпийцев был детский и юношеский спорт?

Жуков: Сравнение некорректно. Вы не представляете себе разницу в конкуренции на мировых спортивных состязаниях у паралимпийцев и олимпийцев. У олимпийцев конкуренция в десятки раз выше. Внимание, которое во всем мире уделяется профессиональному спорту, просто огромно.

У нас в какой-то момент внимание к спорту было ослаблено, многие базы пришли в запустение. Только в последние годы нам удалось несколько спортивных баз, на которых традиционно готовились наши олимпийцы, восстановить и насытить необходимым оборудованием. У нас в абсолютное запустение пришла спортивная медицина. А сегодня в спорте высших достижений невозможно добиваться успехов без хорошо налаженной спортивной медицины. Из-за того, что мы не располагали современными программами медико-биологической подготовки, наши спортсмены стали оказываться участниками допинговых скандалов. Поэтому результат Ванкувера абсолютно закономерен, но, я думаю, мы это положение исправим, и уже в Лондоне в этом году, и особенно в Сочи, результаты будут лучше.

Откуда берутся судьи

Барщевский: Вас как гражданина, как депутата удовлетворяет сегодняшняя судебная система?

Жуков: Нет, не удовлетворяет так же, как и, я думаю, подавляющее большинство граждан нашей страны. Более того, я совершенно согласен с тем, что сказано в одной из недавних статей председателя правительства в отношении обвинительного уклона всей нашей правоохранительной системы.

Барщевский: Вы - первый вице-спикер, у вас большие полномочия. Попросите, чтобы вам составили справочку - какое количество впервые назначаемых судей пришло из прокуратуры, следствия, милиции, секретарей судов и какое из адвокатов.

Жуков: Я и без справки знаю, что подавляющее большинство становятся судьями не из адвокатов.

Барщевский: А знаете, как в большинстве западных стран? Там нельзя стать судьей, если ты до этого не отработал какое-то количество лет адвокатом и какое-то - прокурором. Заметьте, речь идет о годах, а не о месяцах. Должна быть политическая воля принять такое решение. Это я вам намекаю как депутату.

Жуков: Ваш намек я понял и против такой постановки вопроса не возражаю. Но по значимости на первое место я бы поставил проблему прозрачности судов. К сожалению, далеко не всегда еще решения судов достаточно прозрачны. Это порождает недоверие к системе.

Барщевский: Я давно бьюсь над тем, чтобы по резонансным делам судьи после того, как приговор вступил в законную силу, общались с прессой, объясняли свое решение. Пока любая из ветвей власти не начинает общаться с народом и объяснять свои действия, это не народная власть. Вы много лет работаете на ответственных государственных должностях. Как вам кажется, что на такой работе важнее - провести нужное совещание и принять важное постановление правительства или с людьми поговорить, чтобы не было Болотной и Сахарова?

Жуков: И то и другое нужно обязательно. Власть, конечно, обязана доходчиво объяснять людям, что и зачем она делает. То, что Болотная и Сахарова случаются, показывает, что, наверное, это делалось недостаточно и что объяснения должны быть более ясными.

Барщевский: Какие три национальные проблемы волнуют вас больше всего?

Жуков: Мне кажется, нам необходим новый закон об образовании. Работая в правительстве и занимаясь в том числе вопросами образования, я понял, насколько устарел действующий закон. А без образованного человека невозможно сделать конкурентоспособной страну.

Нам, безусловно, нужно править Уголовный кодекс с тем, чтобы реализовать идею декриминализации экономических преступлений. Очень важно исключить давление силовых структур на бизнес.

И, конечно, нужна корректировка пенсионной системы.

Ключевой вопрос

Барщевский: Вы Владимира Владимировича Путина знаете много лет. Как вам кажется, он услышал Болотную и Сахарова?

Жуков: Конечно, услышал. Я действительно знаком с ним много лет и знаю, как он принимает решения. Он никогда, особенно по принципиальным вопросам, не примет окончательное решение, выслушав только одну сторону. Ему всегда надо знать по крайней мере два мнения - за и против. В данном случае, я уверен, он очень внимательно следит за выражением мнения разных сторон, в том числе оппозиции - и в Госдуме, и той, которая выходит на улицу.

Барщевский: На встрече с молодыми юристами Владимир Владимирович сказал, что готов предложить посты политическим оппонентам. Наверное, это правильно. Но я как-то от него не ожидал это услышать. Вас не удивило такое заявление?

Жуков: Нет. Это вообще иллюзия, что принимаемые правительством решения заранее очевидны и всем кажутся правильными. Как правило, решения принимаются очень трудно и заранее предположить, каков будет результат, невозможно. Поэтому, принимая решения, председатель правительства старается проанализировать максимум информации, выслушать как можно больше мнений. А максимум информации получаешь только тогда, когда слышишь совершенно разные точки зрения.

Цифра

30 процентов Настолько сократилась детская смертность с 2004 года, а рождаемость выросла на 20 процентов - до 1,8 млн младенцев. Средняя продолжительность жизни увеличилась за эти годы на 5 лет - с 65,5 до почти 70,5 года.

Общество Соцсфера Соцзащита Власть Работа власти Госуправление Правительство Вице-премьеры Проект "Юридическая неделя"