Новости

07.03.2012 07:05
Рубрика: Экономика

Подводные камни

В работе рыбинских водолазов разбираются трудовая инспекция, полиция и прокуратура

Ситуация на спасательных станциях Рыбинска (см. "Российскую газету" от 17 февраля 2012 года) как будто нормализовалась. 

Но работающие там люди говорят: это кажущееся впечатление. Да, никто не голодает и не отказывается работать, но проблемы никуда не делись.

Напомним, в начале февраля 2012-го водолазы двух рыбинских спасательных станций дружно написали заявления об увольнении, а потом даже объявили голодовку. В заявлениях они пояснили, что руководство госучреждения Ярославской области "Поисково-спасательный отряд" не выполняет условия трудового договора, в результате чего во время водолазных работ грубо нарушается техника безопасности.

На любителя

...Чтобы увидеть, как она нарушается, еду на место. На водолазной станции N 1 - тихо, дежурят водолаз и медсестра. Сейчас время почти спокойное, не то что ледостав или ледоход, которые без несчастных случаев не обходятся. Да любое время года, когда река не покрыта льдом, подкидывает сюрпризы регулярно: кого-то из попавших в беду удается поднять "с воды", а кого-то - уже только со дна.

В отдельной комнате на станции висят водолазные костюмы - с аккуратными заплатками, явно не новые. На том, что без заплат (презентовали станции недавно), с изумлением читаю: "Ярославрезинотехника. Гидрокомбинезон для любителей подводного плавания. Дата изготовления 03. 2000". Думала, к специалистам приехала, а тут, оказывается, любители...

- Нам в прошлом году выдали гидрокостюмы, которые не предназначены для спусков под воду зимой, - рассказывает начальник рыбинской спасательной станции N 1 Андрей Григорьев. - По одному костюму на станцию, причем 2000-2004 годов выпуска. Хотя известно, что на складе такие костюмы должны лежать не больше двух лет, а дальше подлежат списанию, потому что снижается качество резины. Где их взяли - непонятно. Зато по случаю передачи нам этой экипировки такая была сделана презентация ее для СМИ, как будто нас одели по меньшей мере в "Викинги".

- К этим костюмам еще ласты прилагались, - добавляет бывший начальник спасательной станции N 2 Сергей Анохин, уволенный вследствие "акции протеста". - Но руководитель спасотряда Кузьменко строго-настрого приказал ласты журналистам не показывать. И понятно - смешно даже, ласты на вязочках, разработки примерно 60-х годов прошлого века. Таких уж нигде, наверное, нет, кроме наших спасательных станций.

Без техники и безопасности

Старые водолазные костюмы и так были не ахти, но еще сильнее попортились во время работ на месте катастрофы самолета с хоккеистами в Туношне: в агрессивной среде, когда в воду вылилось большое количество авиационного топлива, масла и прочего, они просто начали расползаться. Вскоре после работ в Туношне водолазу Василию Горшкову пришлось доставать со дна реки Ухры тела двух супругов, рискнувших на свою беду перейти реку по неокрепшему льду. Экипированный водолаз, рассказывают его коллеги, промок при этом насквозь.

- Сегодня в области нормально оснащена только одна спасательная станция - в Ярославле, в Тверицах, - говорит ее экс-начальник и бывший главный водолазный специалист области Дмитрий Соколов. - А на всех остальных откровенно нарушается техника безопасности. Например, водолазам запрещается работать без телефонной связи, но у нас это происходит повсеместно. Во время погружения задействованы три водолаза: один работает под водой, второй его страхует и должен быть готов к погружению в любой момент, а третий обеспечивает работу водолаза на берегу. При этом переговорные устройства должны быть как минимум у первых двух водолазов, а у нас в лучшем случае - по одному комплекту. Погружаются ребята на свой страх и риск. Потому я и поддержал ребят и написал заявление об увольнении вместе с ними. Я не хочу попасть за решетку, если с кем-то из моих подчиненных что-нибудь случится. И вот теперь я пенсионер...

Погружаться запрещено

По словам Дмитрия Соколова, на станциях нет элементарного: фонарей, водолазных ножей - на случай, если водолаз запутается в сетях или водорослях. Даже специальные грузила, надеваемые на гидрокостюм, чтобы не всплывать, когда не надо, - и те сделаны своими руками. Как и широкие лыжи для подхода к полынье или промоине, и многие другие специфические приспособления. Нет и специального водолазного белья - один старенький комплект на всех. Хотя это белье, как обычные трусы и майки, отнюдь не может быть общим.

Особая проблема - дряхлые и уже реально опасные для жизни компрессоры. По словам водолазов, пожарные в прошлом году провели ревизию компрессорного хозяйства обеих станций и... просто запретили аппаратурой пользоваться, поскольку она может взорваться. На ней даже висит табличка: "Компрессор не работает". Над тем, как заправлять сжатым воздухом акваланги в случае ЧП, ломают голову сами водолазы. По словам Сергея Анохина, однажды они заправлялись у пожарных, еще один раз - в местном бассейне: там есть дайвинг-клуб. О том, чтобы погружаться в тренировочных целях, нет и речи. Хотя, чтобы не потерять квалификацию, водолаз должен провести под водой не меньше 60 часов в год. Отсутствие тренировок - прямой риск для жизни при экстренных погружениях. Кроме того, раз нет таких погружений - нет и дополнительных двух-трех тысяч к смешной шести-семитысячной зарплате.

- Конечно, никто на шесть тысяч не живет, - рассказывает водолаз Евгений Иванов. - Это просто невозможно, у всех ведь семьи, дети. Все подрабатывают, выкручиваются как-то. Хотя в любой момент с подработки могут вызвать на погружение. До смешного доходило: однажды надо было срочно погружаться, а вместо третьего водолаза на станции дежурил капитан-механик, которому погружаться нельзя. Что делать? Поехали к водолазу на работу - он охранником подрабатывал, поменяли его временно на механика и так отработали.

Запахло паленым

Однако, несмотря на столь скромное водолазное обмундирование и оснащение, деньги на спасательные станции, как выяснилось, все же выделялись, да не такие уж и маленькие. Например, два года назад станция N 2 в Переборах была серьезно отремонтирована: крышу на небольшом деревянном домике покрыли металлочерепицей, саму постройку утеплили и обшили сайдингом. В окна вставили стеклопакеты. На внутренний ремонт денег, правда, не хватило, и обшивать помещение изнутри вагонкой пришлось самим водолазам. В том числе и по этой причине спасатели заподозрили, что стоимость ремонта была существенно ниже, чем это было указано в документах.

Так это было или нет, проверят правоохранительные органы. Потому что и у них после бунта на рыбинских спасательных станциях появилась работа: вскоре после описанных событий станцию в Переборах пытались... поджечь. Как рассказал дежуривший ночью водолаз Артем Вишняков, он сначала почувствовал запах бензина, а через какое-то время услышал треск и в окне увидел пламя. Выскочив на улицу, он забросал снегом горевший сайдинг и вызвал пожарных и полицию. Специалисты определили, что из-за забора злоумышленники бросали на здание намоченные в бензине тряпки, которые потом поджигали.

Кто причастен к поджогу, полиция пока не выяснила, но очевидно, что инцидент, скорее всего, связан с последними событиями на спасательных станциях и как минимум свидетельствует о том, что в работе областного поисково-спасательного отряда далеко не все в порядке. Уволенный Сергей Анохин (который намерен восстановиться на работе) признался корреспонденту "РГ", что руководитель ПСО Валерий Кузьменко сказал ему, что спасательная станция его мало интересует как спасательная - он, мол, хочет сделать здесь "базу для хороших людей". Мало того - руководители станций, с их слов, были принуждены регулярно возить своему начальнику в Ярославль свежую рыбу...

К сожалению, с самим Кузьменко поговорить не удалось - он вскоре после протестных выступлений водолазов ушел на больничный. А его оперативное руководство из регионального управления МЧС категорически все отрицает.

Кстати

Рыбинский депутат Евгения Федорова, узнавшая о ситуации на спасательных станциях, написала запросы в рыбинскую и областную прокуратуры, трудовую инспекцию и региональное управление МЧС. Трудовая инспекция начала свою проверку. В прокуратурах ответили, что вопросом занимаются. Не ответили пока только представители МЧС.

Комментарий

Олег Бочаров, первый заместитель начальника главного управления МЧС по Ярославской области:

- Мы для этих людей не работодатели, но они находятся у нас в оперативном управлении. Около трех лет назад руководство поисково-спасательным отрядом принял Валерий Кузьменко. Он начал приводить хозяйство в порядок, решать вопросы материального обеспечения и во многом их решил - ПСО области второй год признается лучшим в ЦФО. Считаю, что здесь имеет место просто конфликт с руководителем, потому что там были факты нарушения трудовой дисциплины. Они и предыдущего начальника под увольнение подвели. Что касается рыбинских станций, работа которых финансируется из областного бюджета, то областная целевая программа снижения рисков предусматривает дальнейшее выделение средств в том числе и на оснащение водолазов всем необходимым. Но будет логично, если одну из станций - номер один - возьмет на свой баланс Рыбинск, ведь город должен выполнять свои полномочия на воде. И он в состоянии исполнять эти полномочия. Поэтому этот вопрос мы будем тоже рассматривать. Возможен другой вариант: Рыбинск создает новую станцию, а эту мы переводим в Брейтово, где есть в ней насущная необходимость. Кроме того, на федеральном уровне сейчас решается вопрос о создании в Рыбинске крупной спасательной базы, которая будет обслуживать несколько областей, - укомплектованной по последнему слову техники и очень маневренной. Сейчас подыскиваются под нее площади. Как первый этап создания этой базы мы рассматриваем передачу нам уникального катера "Лидер", выпущенного местной судоверфью. На этой базе смогут найти работу и рыбинские водолазы. Но сначала они должны будут пройти аттестацию на квалификацию спасателей.

Экономика Работа Охрана труда Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область