Новости

20.03.2012 00:05
Рубрика: Культура

Курс Германики

На первом канале - "Краткий курс счастливой жизни"

Новый сериал Валерии Гай Германики "Краткий курс счастливой жизни" собирает пока что неплохие рейтинги - сравнимые с теми, какие были в прошлом году у ее же "Школы". Но дискуссий фильм вызвал меньше. Что означает одно из двух - либо проблемы воспитания интересуют наше общество гораздо больше, чем женские вопросы, либо градус активности людей повышен в отношении чего-то другого. Хотя, возможно, присутствуют оба фактора вместе.

прямая речь

Денис Евстигнеев, продюсер:

"Я знаю каждый миллиметр этого фильма"

- Мы снимали вначале одну серию - так называемый "пилот", для того, чтобы всем вместе увидеть что получится, - рассказывает продюсер Денис Евстигнеев. Когда мы с Константином Львовичем ее посмотрели, то поняли, что работа - интересная и нас полностью устраивает. И потом мы просто корректировали по ходу, дав Валерии возможность продолжать в том же ключе.

- Вы ей дали карт-бланш?

- Это не называется карт-бланш. Это - система. Способ работы с режиссером. Есть режиссеры, которые требуют каждодневного произнесения комплиментов. Или такие, которых нужно ругать. Есть те, кому следует советовать. А есть те, которым  нужно дать некую свободу.

- Вот вы и дали Германике некую свободу. А потом не были эпатированы?

- Это не было так, что я посмотрел первую серию, после этого мы долго не встречались с режиссером, а потом вдруг мне были представлены 16 серий. Я смотрел материал каждый день! Я знаю каждый миллиметр этого фильма.

- Вы из этого фильма сделали какое-то шоу. Путеводитель по Москве  - клубы, выставки, кинотеатры, магазины.

- Мы хотели, помимо всего прочего, в фильме, который преимущественно смотрит женская аудитория, показать, что актрисы одеты в интересные наряды, ходят в престижные места…

- …в первой серии все сумку новой сотрудницы Саши обсуждают, мол, такую же хотим. Это что -  реклама?

- Нет. Реклама это когда есть какие-то бирки -  названия фирм. У нас нет ни одной - вы этого не увидите. Просто это имиджевый проект. Мы хотели подвести под него какую-то социальную базу. И скрытой рекламы нет - так называемый "продакт плэйсмент" отсутствует.  Это когда вы видите кафе, и камера как бы невзначай берет его название. У нас названий нет, а кафе существует просто как съемочный объект.

- А зачем вам в фильме столько знаменитостей? Собчак, Хакамада… Для телевизионной зрелищности?

- Нет. Это было желание режиссера. А мы не были против. Прежде всего, потому, что они подходили к ролям. Они не играли самих себя и не отбывали номер на экране. Они там не Хакамады, не Кудрявцевы, а именно персонажи. А с другой стороны нам казалось, что это - палитра сегодняшней жизни, которая не помешает такому, как мне кажется, документальному фильму.

- Вы проводите для себя какие-то параллели между Собчак и Германикой? Мне кажется, они в чем-то похожи.

- Я готов обсуждать Германику только в качестве режиссера. Я совершенно не знаю и не представляю себе ее жизни, так же, как и жизни Собчак, с которой я незнаком. Я готов говорить о Германике, как о режиссере, а о Собчак как об актрисе в нашем сериале.

- Мы уже обсуждали с вами в интервью Германику, как режиссера, и я помню, что вы о ней высокого мнения. Давайте лучше обсудим вас как актера. Вы сами снялись в сериале "Краткий курс…" в эпизоде. Я слышала, что сами на эту тему пошутили: "для мебели".

- Для пиджака! Снималась сцена - прием в дорогом клубе. Художник по костюмам искала одежду для массовки. Ее не хватало, она нервничала. И попросила меня прийти в хорошем костюме. И я взял своего друга Игоря Толстунова, и мы постояли. Так что снялся мой костюм, а не я.

- Готовы ли вы, как продюсер, отражать различные нападки на сериал?

- Абсолютно! Я очень рад и нападкам, и похвале. Я не готов к равнодушному взгляду на этот фильм. Но, судя по тому, что я пока что прочитал с интернете, его и нет. Все разделены на два взаимоисключающих лагеря. И это создает прекрасный фон для фильма.

дословно

Итак, российский кинорежиссер, изменившая имя в соответствии с римской историей и литературой - Валерия гай Германика, которая  даже дочку назвала Октавией, продолжает поражать своей манерой делать фильмы и отношением к своей работе. Обозреватель "РГ" задала Валерии несколько вопросов - те, что успела.

- Валерия, ходили разговоры, что сериалы для вас - это всего лишь способ заработка для того, чтобы снять новый полнометражный фильм. Это так или нет?

- Да, так. Это для всех режиссеров так.

- А что это будет за фильм? Или вы пока о нем не говорите?

- Нет, конечно. У меня пока нет контракта.

- Но идеи у вас какие-то в голове есть?

- Естественно. У меня сценарий есть.

- Но это же не означает, что к съемкам сериала вы относитесь легче и не с такой долей профессионализма как к полнометражному фильму?

- Конечно, не означает. Я одинаково работаю.

- Меня поражает несоответствие: с одной стороны я вас вижу  - эпатажную и необычную. Например, в программе Ивана Охлобыстина "Первый класс" или в шоу  "Давай поженимся". Вас  сравнивают с Ксенией Собчак. С другой стороны такие профессионалы, как Александр Котт, Денис Евстигнеев и другие очень высокого мнения о вас, как о режиссере.

- Не понимаю вопроса. Я никого не собираюсь специально эпатировать. Даже не понимаю в чем проблема и не готова дискутировать на эту тему. Я веду себя по настроению.

- А сами себя вы считаете хорошим режиссером?

- Меня саму? Я? Считаю, конечно (смеется).

- Есть ли режиссеры, на которых вы равняетесь. Или ищете свое?

- Я пока еще на себя стараюсь равняться.

- Вы бы сами могли определить, в чем ваш стиль? Искали ли вы его как-то или все пришло само?

- Все сложилось из опыта учебы, из личного восприятия жизни. Так получилось. У меня пока еще нет названия для своего стиля. Может, потом оно появится.

- Крупные планы, мечущаяся "дрожащая" камера, как, например, у Триера, как у Миндадзе-режиссера… У меня кружится голова, когда я смотрю. А вам самой нравится?

- А вы думаете, что мне не нравится, а я это делаю и мучаюсь?

- Продюсер вашего фильма Денис Евстигнеев мне сказал, что вам Первый канал давал полную свободу. Но с другой стороны я читала, что вы привели в картину трех актрис из четырех, а Светлану Ходченкову вам поначалу "навязали". Много ли еще вам навязывали?

- В большинстве случаев я делала все, как хотела.

- А Ходченкову сразу приняли, или она вам не очень понравилась как кандидат на роль Саши?

- Думаю, что сразу.

- Я спрашиваю потому, что она мне показалась в этом фильме самой необычной. Я помню ее у Говорухина, а потом, на мой взгляд,  у нее были довольно однотипные работы. А у вас она интересно играет. Вы с ней вместе работали или это ее идея сделать Сашу такой грубоватой?

- Мне кажется, тут больше я.

- Вы сами привели в сериал Ксению Собчак, Ирину Хакамаду, кинокритика Романа Волобуева и других. Как потом говорили - ваших друзей и знакомых. Как это получилось? Почему именно они? Как работали с каждым из них над ролью?

- Так вышло. Спонтанно все. А работала я, как всегда: по своей системе и наитию.

- В вашем сериале присутствует издевательство над тренингами для женщин, над советами для них. Прорисовывается проблема поколения - мы об этом говорили с писателем и сценаристом Анной Козловой. Женщины какие-то неприкаянные и несчастные. И это не зависит от количества денег…

- Вопрос в чем?

- Что вы думаете о нынешнем поколении молодых женщин?

- Я не думаю о нем ничего.

- Вы верите в семейную жизнь, в любовь, или все на самом деле так мрачно как у вас показано?

- Что вы хотите? Мне дали сценарий, и я его сняла. Зачем вы мне мозг компостируете? Не я это придумала. Не я это написала. И вообще я пришла в кино не для того, чтобы разглагольствовать о судьбах человечества.

- Но почему-то же вы взялись за этот сценарий. Если бы он вам не понравился, вы бы его не взяли?

- Бывают в жизни разные ситуации. Давайте на этом закончим, ладно? Мне перестало быть интересно. Спасибо.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Кино и ТВ с Сусанной Альпериной