Новости

22.03.2012 00:50
Рубрика: Власть

Судить не вредно

Верховный суд пояснил, когда нельзя наказывать за мелкое самоуправство

Верховный суд России пояснил людям в мантиях принципиальную вещь: нельзя считать самоуправством действия, не причиняющие существенного вреда.

Наши правоохранители любят раздувать из мухи слона, чтобы выставить преступником даже простого обывателя. В этом на собственном опыте убедился гражданин Ш, печальную судьбу которого проанализировал Верховный суд России в свежем обзоре судебной практики.

Этот человек был осужден за то, что забрал в некоем акционерном обществе железный котел, списанный на металлолом. На его беду, сработал извечный принцип: был бы человек, а статья найдется.

Никому не нужный по большому счету котел довел гражданина Ш. до скамьи подсудимых, где тот получил приговор за самоуправство. Это, между прочим, целая статья Уголовного кодекса.

Судя по всему, между осужденным и хозяевами котла вышли какие-то нелады. Или возникло недопонимание. Человек официально заключил с акционерным обществом договор на покупку двух котлов за 200 тысяч рублей, то есть по 100 тысяч за каждый. Но затем он приехал и забрал один котел без предоплаты. Вот и вся история. Возможно, осужденный действительно был кругом не прав, однако не слишком ли круто с ним обошлись?

Правоведы давно говорят о том, что наши правоохранители нередко проявляют излишнюю строгость в мелочах. Видимо, срабатывает генетическая память силовиков, чьи дальние предшественники ничтоже сумняшеся отправляли людей в тюрьму даже за три колоска. Мол, закон требует жертв.

Нередко люди, осужденные за какую-нибудь мелочь, до конца дней не могут отстоять свое честное имя.

Ведь судимость у нас, как клеймо. Несмываемое пятно, и такое положение тянется еще с тех самых времен.

На этот раз человеку повезло: его спасла судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ, которая по надзорной жалобе адвоката осужденного отменила приговор и последующие судебные решения. Дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

А в обзоре судебной практики за 4-й квартал прошлого года, опубликованном накануне, высшая судебная инстанция объяснила судьям, почему в подобных случаях нельзя судить человека.

"Состав уголовно наказуемого самоуправства предполагает наступление в результате действий виновного общественно опасных последствий. Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, является причинение потерпевшему существенного вреда", написано в обзоре Верховного суда России. Статья 330 Уголовного кодекса и есть то самое "самоуправство". "По данному делу суд признал, что существенный вред выразился в причинении акционерному обществу материального ущерба на сумму 100 000 рублей, то есть вред, причиненный самоуправными действиями Ш., определен исходя из номинальной стоимости теплового котла. Однако судом не учтено, что бывший в употреблении котел продавался Ш. как металлолом", рассказывает высшая судебная инстанция.

Банальный прием - взяли номинальную стоимость, и сразу придали проступку преступную тяжесть. А стоило вникнуть в дело, и никакого бы дела вообще не было.

"При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в результате самоуправных действий Ш. акционерному обществу причинен существенный имущественный вред, является ошибочным.

Определение N 41-Д11-36", - говорится в обзоре Верховного суда страны.

Кстати, высшая судебная инстанция уже не первый раз проводит в своих обзорах мысль, что судам нельзя мелочиться. Например, в прошлом году Верховный суд России лишил правоохранителей излюбленного "туза в рукаве": по сути высшая инстанция запретила навешивать на человека надуманные преступления.

В одном из обзоров судебной практики было сказано, что нельзя считать преступлением действие (или, если хотите, грешок), хоть и попадающее формально под Уголовный кодекс, но на деле мелкое и несущественное. Не стоит на него переводить не только судебные чернила, но даже тюремную баланду.

Для иллюстрации был взят самый что ни на есть жизненный пример: у некоего человека в ходе обыска нашли патрон калибра 7,62 мм. По заключению экспертизы это был самый настоящий боеприпас к нарезному охотничьему огнестрельному оружию. Как установило следствие, подсудимый подобрал эту опасную штучку где-то на улице, принес домой и незаконно хранил до самого обыска.

Тем не менее формально - это не игрушки, а самое настоящее преступление. Поэтому маховики правоохранительной машины закрутились, чтобы наказать человека.

В итоге подсудимый З. (так проходит находчивый человек в документе Верховного суда) был осужден за незаконное хранение боеприпасов. Еще пара таких находок, и осужденный формально мог бы стать матерым рецидивистом, грозой общества и государства. Однако Верховный суд, разобравшись в деле, отменил приговор и реабилитировал человека.

Причем все было сделано по закону. Такова норма Уголовного кодекса: нельзя считать преступлением не опасную мелочь, пусть и формально попадающую под статью. Но почему это правило многие правоохранители забывают.

выдержка из судебной практики Верховного суда

4. Самовольные действия не образуют состав преступления - самоуправство, если ими не причинен существенный вред гражданину или организации. 

Согласно приговору Ш. заключил договор купли-продажи, на основании которого в случае стопроцентной предоплаты товара на расчетный счет акционерного общества он приобретает право собственности на два тепловых котла по цене 100 000 рублей каждый, всего на сумму 200 000 рублей.

Не оплатив стоимость приобретаемых котлов и не получив согласия должностного лица на передачу ему материальных ценностей, Ш. самовольно вывез один котел с территории акционерного общества, тем самым причинив акционерному обществу значительный ущерб в сумме 100 000 рублей.
По приговору мирового судьи Ш. осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката осужденного, отменила приговор и последующие судебные решения, а дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Ш. состава преступления.

В определении Судебная коллегия мотивировала свое решение следующим. Состав уголовно наказуемого самоуправства предполагает наступление в результате действий виновного общественно опасных последствий. Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, является причинение потерпевшему существенного вреда.

По данному делу суд признал, что существенный вред выразился в причинении акционерному обществу материального ущерба на сумму 100 000 рублей, то есть вред, причиненный самоуправными действиями Ш., определен исходя из номинальной стоимости теплового котла. Однако судом не учтено, что бывший в употреблении котел продавался Ш. как металлолом.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в результате самоуправных действий Ш. акционерному обществу причинен существенный имущественный вред, является ошибочным.
Определение № 41-Д11-36 

Власть Право Уголовное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд