23.03.2012 08:55
    Рубрика:

    Павел Астахов проинспектировал детские учреждения Черноземья

    Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов в рамках рабочей поездки по регионам Черноземья нашел в тамбовском интернате порнофильмы, в социальной гостинице Воронежа - "бутафорскую раковину", а также выяснил, что дети в Липецкой области зачастую не получают алименты.

    Проверки в трех областях проводились несколько дней силами "детского спецназа" - особой группы юристов при омбудсмене. Но часть учреждений Павел Астахов осмотрел лично: с айфоном наголо проносясь по спальням и душевым, заглядывая за шторы и фиксируя едва ли не каждую прореху на одежде воспитанников. Подробный фотоотчет в его "твиттере" обновлялся ежечасно.

    Наиболее резонансное из астаховских открытий этой недели было сделано, пожалуй, в Тамбовской области, в образцовом детдоме имени А. В. Луначарского. Омбудсмен уже рассыпал похвалы созданным для ребят условиям - отдельные коттеджи для "семей", служба постинтернатного сопровождения выпускников - как вдруг заметил в одной из комнат диски с более чем "взрослыми" фильмами. Директор детдома уверяла, что воспитанники смотрят только то, что разрешено для показа несовершеннолетним.

    - В таком уважаемом заведении порнографическая продукция лежит на виду! Мальчики даже особо не прятали диски. Наверняка это не единичный случай. Просто взрослые своевременно не обратили на это внимание, - позже рассказывал Павел Астахов губернатору Олегу Бетину. - Получается, на региональном уровне вы приняли закон по укреплению нравственности детей, а на практике он разбивается о стену непрофессионализма воспитателей.

    Кроме того, в Тамбовской области омбудсмена возмутили душевые специализированного Дома ребенка, где живут 90 малышей с ограниченными возможностями здоровья.

    Липецк озадачил уполномоченного статистикой: по всей России уровень детской преступности снижается (во многом из-за того, что становится меньше самих детей), а здесь - растет. Так, в 2010 году преступления совершили 338 ребят, а в 2011-м уже 371. При этом в области действует уникальный закон "Об общественных воспитателях несовершеннолетних", призванный обеспечить профилактику детской безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий.

    Павел Астахов также отметил, что в Липецкой области дети-сироты зачастую не получают положенные алименты, участились самовольные уходы воспитанников из детских учреждений:

    - Конечно, абсолютная цифра невысока, но каждый случай побега должен быть рассмотрен отдельно, потому что это сигнал. Нужно выяснить причину: романтика дальних странствий или неблагополучие в детских домах?

    Уполномоченный по правам ребенка обратил внимание на то, что в липецких домах ребенка много малышей, принятых "по заявлению" из неполных и неблагополучных семей, и предложил по примеру Тюменской области создать электронную базу семей, находящихся в кризисной ситуации.

    В Воронеже под "прицел" астаховского айфона попали, в частности, два затянутых полиэтиленом окна в спальне Дома ребенка и сколы на эмали интернатских ванных. Комментируя итоги визита, омбудсмен подчеркнул успехи региона в реабилитации детей-инвалидов, одобрил работу центра дистанционного образования для таких ребят:

    - Но там занимается лишь 120 человек (в планах - подключить еще 40) - не верю, что это все инвалиды, которые могли бы и хотели бы обучаться через интернет! Может быть, иначе посмотреть на само понятие "ребенок с ограниченными возможностями"? В Европе даже ребят с очень сложными дефектами развития не считают необучаемыми. В Воронежской области неплохие показатели по семейному устройству детей, повторные отказы единичны. Для сравнения - у липчан 3,7 процента возвратов с семейных форм устройства. А ведь для ребенка это огромный стресс.

    По мнению уполномоченного, чтобы сократить количество социальных сирот, надо выявлять неблагополучные семьи еще в роддоме, а не ждать печальных инцидентов. Во время поездок по Черноземью он постоянно поднимал вопрос о поддержке совсем юных матерей.

    - В Воронежской области в 2011 году из 300 забеременевших девочек 15-17 лет половина сделала аборты! Это серьезный показатель неблагополучия, - заявил Павел Астахов. - Причем каждая беременность у несовершеннолетней должна быть предметом исследования для правоохранителей. Не всегда же девочка вступает в половую связь по большой любви, наверняка есть доля криминала, а за это положена уголовная ответственность.

    Любопытный гость прошелся по открытой 1 марта при школе-интернате № 1 в Воронеже социальной гостинице для выпускников, у которых еще нет своего жилья. Вид ее показался Астахову "немного бутафорским":

    - Понятно, там никто еще не ночевал… В умывальнике я попытался воду пустить из крана - а к нему труба не подведена. Ну да ладно, главное - начали выполнять прошлогоднее поручение президента по налаживанию постинтернатного сопровождения сирот. Липчане-то вообще этим еще не озаботились. Надо активизироваться: ведь интернаты заполнены не на сто процентов, можно же выделить помещения для временного проживания выпускников. Хотя, конечно, проблему с жильем для сирот это не решит. В Ярославле в детдоме работает бывший выпускник, говорит: получил квартиру после совершеннолетия - на другой день пришли бандиты, вынудили подписать дарственную. И мальчик опять на очереди стоит… Подобные случаи не редкость. Но нельзя же закладывать в бюджет средства на покупку двух квартир каждому сироте - их 84 тысячи по стране в жилье нуждается! Квартиры надо давать безвозмездно и пожизненно - но на правах соцнайма, а не в собственность. Так делают в Иркутске и Москве, правда, прокуратура не всегда одобряет.

    На Западе социальным сиротам бесплатное жилье вообще не дают, напомнил Астахов. Главное - создать условия для самостоятельного продвижения таких ребят в нормальную жизнь. В России же интернатное воспитание и система льгот для детей, оставшихся без попечения родителей, "совершенно развращает ребят", считает омбудсмен:

    - Свои права они, как правило, знают хорошо, умеют просить и требовать. Но таким образом мы растим иждивенцев. В том же воронежском интернате № 1 я убеждал детей получать востребованную профессию, а не учиться на какого-нибудь там оператора ЭВМ. В современном мире мы все - операторы ЭВМ! И вот ребята с недоверием так отнеслись: "Нуу, это вы так говорите, у вас есть воля". Так и вы воспитайте волю! Я в 18 лет пошел в армию и к родителям больше не вернулся. Бывало, на четырех работах вкалывал, но квартиру купил. А у нас что? В службе занятости сиротам целый год платят более весомое пособие, чем остальным, на него спокойно жить можно. Плюс стипендия. В Вологде ко мне ректор вуза подходил, не знал, как с девочкой справиться: после интерната, пользуясь законными льготами, трижды поступала на бюджет, на занятиях не появлялась, отчислят - опять поступает. Еще пример иждивенческой психологии: в Ханты-Мансийске построили два дома для детей-сирот, те жалуются: стены картонные, в окна дует, пол холодный. Приезжаю. Ну, в ванной пол холодный, да. Но он же кафельный! Подстели что-нибудь - и нет проблемы. "Окна мы заделываем-заделываем…" Друзья, но они пластиковые. Их не заделывают, а меняют или подлаживают. У меня самого новый дом, стены постоянно перекашиваются. Раз в год зову мастера - он выправляет окна… Чтобы не было иждивенчества, детей должна воспитывать семья. Допустим, в Задонском районе Липецкой области приемные родители из села берут подростков-сирот к себе трудиться. Хороший опыт. И не надо говорить, что воспитывать детей за деньги неправильно. Неправильно - воспитывать без денег! А устройство в профессиональные приемные семьи экономически выгодно: им мы на приемного ребенка даем шесть тысяч рублей в месяц, а в интернате - тысячу долларов.

    …Последняя (к моменту сдачи текста) запись в "твиттере" Астахова гласит "Завершается инспекционная проверка дет. учреждений (бол. 30) Воронежской обл. Есть уволенные. Будут наказанные. Итоги на rfdeti.ru".