Новости

29.03.2012 00:22
Рубрика: Происшествия

Ироды

Воры ограбили 85-летнего ветерана, связали его и подожгли

Петр Иванович Животовский подвергся нападению земляков, один из которых жил на соседней улице.

Все трое прекрасно знали, на кого подняли руку. Ведь баннеры с фотографией фронтовика были размещены на остановках района, он считался гордостью не только своего хутора Красная Поляна, но и соседнего города Армавира. Ветеран много общался с молодежью, рассказывал, как воевал, брал Варшаву и Берлин. На встречи со школьниками всегда ходил при полном параде, боевые награды позвякивали на груди.

Теперь те мальчишки выросли и пошли штурмовать его собственный дом.

Не отдашь деньги - отрежем ухо

ЧП, потрясшее всю Кубань, произошло в середине марта. Глубокой ночью люди в масках вошли во двор дома по улице 8 Марта на хуторе Красная Поляна. Дверь оказалась заперта, и они начали ломать ее. От шума хозяин проснулся и, опираясь на палку, вышел в коридор, где наткнулся на грабителей. Один из них, вооруженный кухонным ножом, пообещал отрезать ухо, если дед не отдаст деньги. Его приволокли в комнату, требуя показать, где хранит сбережения. "Да у меня только на жизнь", - клялся ветеран. В тумбочке действительно оказалось всего 4 тысячи рублей. Тогда его повалили и начали бить. Потом связали занавеской, собрали в кучу тряпье, газеты и какие-то подвернувшиеся папки, подожгли. Уходили, когда огонь разгорелся.

Забрали 4 тысячи из тумбочки, мобильник и награды с парадного пиджака, которые вырывали с корнем. Оставили только одну медаль - "За доблестный труд".

Они были уверены, что огонь скроет все следы. Но ветеран смог освободиться от пут и вышел из полыхающего дома босиком. Без палки, на которую привык опираться. В исподнем.

На пожар прибежали соседи, подхватили дедушку, посадили на скамейку. Кто-то принес теплые вещи. "Он, видимо, в шоке был, но при памяти, все рассказывал, что пришли двое в масках, связали его. Я еще помогла ему снять эту тряпку с рук и детям его позвонила", - говорит соседка Людмила Сидорова.

В "скорую" с отцом села одна из дочек Петра Ивановича. Врачу, наклонившемуся над ним с кислородной маской, он сказал: "Ничего страшного, я в войну из горящего танка выбирался". Но медики сразу поместили ветерана в реанимацию, оценив состояние как крайне тяжелое: сильный ожог дыхательных путей, ушибы, сломанная челюсть. На следующий день Животовского перевели в одну из лучших клиник Краснодара, где сделали операцию. Она прошла успешно, однако из-за преклонного возраста пациента возможны осложнения, потому медики пока осторожны в прогнозах.

Битва за мост

Петр Животовский родился и вырос на Кубани. В январе 1943-го в 17 лет ушел на войну. В составе Северо-Кавказского фронта участвовал в освобождении родных мест. В сентябре под Темрюком был тяжело ранен в обе ноги и до января 1944 года лежал в госпиталях. После выздоровления попал на Белорусский фронт, с которым дошел до Берлина. После окончания войны еще 4 года служил в Германии. Вернувшись домой, устроился в мастерские по ремонту сельхозмашин, где вскоре стал заведующим. Здесь познакомился с будущей женой. В 1952 году они поженились, вырастили двух дочерей, трое внуков уже взрослые, у них свои дети. Все давно живут отдельно, но в родительском доме бывают каждый день. Дом этот свыше полувека назад Петр Иванович и Зинаида Семеновна строили своими руками. Вместе они прожили в любви и согласии почти 55 лет.

- Когда в 2007 году мама умерла, мы пытались уговорить отца переехать к кому-то из нас, - рассказывает дочь ветерана Алена Петровна Астахова. - Я живу в нескольких километрах отсюда, в поселке Заветном, сестра Ольга - в Прочноокопской, тоже рядом. Бывает, на дню по несколько раз заходим, стираем, убираемся, кушать приготовим. Но на ночь-то он один оставался, из-за чего мы постоянно переживали. Однако отец и слышать не хотел, чтобы дом бросить. "Ко мне же люди постоянно идут, тут у нас ветеранская штаб-квартира, прикажете закрыть ее, что ли?" - возмущался он.

Петр Иванович уже 20 лет бессменный председатель хуторского совета ветеранов. Народ идет к нему постоянно. Сколько порогов обили хуторяне, чтобы добиться открытия детского сада - все без толку. Вопрос решился, когда за дело взялся Животовский. Пошел он по чиновничьим кабинетам при полном "иконостасе" - грудь в орденах и медалях. Сам разослал коллективные письма, где первой стояла его собственноручная подпись. И добился-таки своего: есть теперь на хуторе детский сад.

А вот другая проблема никак не решается. Связана она с восстановлением моста через реку Кубань, разрушенного наводнением 10 лет назад. Железный мост, построенный в начале прошлого века, соединял станицу Прочноокопскую с хутором Красная Поляна, откуда до Армавира рукой подать. Теперь же в объезд приходится делать большой крюк. Сначала власти пообещали восстановить сообщение, однако потом решили не тратить на это миллионы и посоветовали людям активнее осваивать объездную дорогу. Но жители окрестных станиц продолжали бороться за восстановление моста. Инициативную группу возглавил Животовский. Письмо за его подписью получила и "Российская газета". Было это еще пару лет назад. Я приехала к Петру Ивановичу, во дворе дома которого собрались члены инициативной группы.

- У меня дочка в Прочноокопской живет, раньше к ней пешком ходил, а теперь только на машине в объезд, - говорил он. - Но вы не подумайте, что это я из-за дочки. Просто без моста богатейшая когда-то станица превратилась в захолустье. А ведь ее еще Суворов осваивал, здесь бывали Пушкин и Лермонтов, хирург Пирогов в тамошнем госпитале впервые наркоз применил. Вот какая была станица - военная крепость, российский форпост! Хотя бы ради уважения к истории надо мост восстановить.

Петр Иванович достал папки с документами. Вот архивные материалы, вот переписка с чиновниками, вот расследование, которое своими силами вели местные жители. Отдельно хранились обращения, которые ветеран направлял краевым и федеральным чиновникам. Может, хоть сейчас, после того, что случилось с Животовским, его многочисленным прошениям будет наконец дан ход. Ведь для себя лично он никогда ничего не требовал.

Из папок с документами и архивными материалами грабители и разожгли в его доме костер.

Отморозки

Петр Иванович успел рассказать соседям и врачам "скорой" некоторые приметы ночных гостей, что помогло оперативникам в поиске. Старик был уверен: это залетные "гастролеры". Он и подумать не мог, что над ним глумились те, кто его хорошо знал. Теперь доподлинно известно, что пособник грабителей жил на соседней улице. Сам он в дом ветерана не врывался, но на своей машине помог друзьям скрыться. Сейчас правоохранители выясняют, знал ли он, что те сделали. Пока в деле третий фигурант проходит в качестве свидетеля.

- Мы изначально предполагали, что разбойное нападение совершили местные жители, - говорит начальник отдела МВД по г. Армавиру Александр Стаценко. - Они знали, что ветеран живет один, выбрали время - середина месяца, рассчитывая, что он к этому времени уже получил пенсию. Однако смогли разжиться лишь четырьмя тысячами рублей, мобильным телефоном и бутылкой со спиртным, что нашли в шкафу. Когда в гардеробе увидели пиджак с наградами, взяли и их. Наверное, думали продать, но потом выбросили целлофановый пакет с орденами и медалями под мостом в двух километрах от хутора.

Пакет нашли на следующий день. Родственники ветерана награды опознали. К этому времени оперативники уже вышли на след подозреваемых. Двое из них - ранее судимые жители Армавира. 26-летний Юрий и 21-летний Гарик не раз привлекались к уголовной ответственности за кражи, мошенничество и наркотики. Уговорив приятеля, они на машине рванули куда подальше. Задержали всех троих на четвертый день в 300 км от Армавира. Все трое дали признательные показания, кроме того, оперативники обнаружили улики, подтверждающие их причастность к нападению.

Энергия доброты

Уже на следующий день после нападения на ветерана в поселок Красная Поляна начали прибывать волонтеры. Молодые люди предлагали свою помощь, готовы были браться за любую работу. Жилище Животовского представляло собой ужасное зрелище. Стены покрыты копотью, на полу толстый слой сажи, мебель обгорела. Больше всего пострадали кухня и коридор: когда приехали пожарные, тут спасать уже было практически нечего. Ну а сам дом устоял, хотя требовал основательного ремонта. Люди готовы были немедленно взяться за него, однако правоохранители просили подождать. Тогда во двор привезли стройматериалы и взялись за уборку мусора. Трудились до позднего вечера.

А утром по хуторским улицам пошла молва, что на следственный эксперимент должны привезти одного из подозреваемых. На пожарище собралось чуть ли не полпоселка. Дом оцепили полицейские. Они опасались самосуда. Под конвоем задержанного вывели из машины. Он шел мимо людей, пряча лицо. Оперативникам подробно рассказывал, как вместе с подельником проник во двор, как потом оба попали в дом и как поджигали ветеранские архивы.

Натянув свитер на голову, Гарик (земляки его узнали, как ни скрывался) возвращался к оперативному автомобилю. Шел молча, съежившись от обидных слов.

Когда верстался номер

Дом ждет возвращения хозяина. Сейчас здесь меняют сгоревшую кровлю, снесли старую кухню и веранду, строят новые. Завершается ремонт комнат, здесь все вычищено от копоти, стены пахнут свежей побелкой, блестят стекла на окнах.

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край