Новости

29.03.2012 00:45

Между властью и бизнесом

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Как живут сегодняшние профсоюзы, кого объединяют в своих рядах, чем располагают для защиты прав и интересов трудового человека?

О проблемах, порождающих конфликты и споры, производительности труда и плате за него ведут речь член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский и председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков.

Рабочие пошли в средний класс

Михаил Барщевский: В 1992 году для предотвращения нарастания напряженности в стране ты от лица профсоюзов принимал участие в выработке и подписании договора об общественном согласии. Сравни, пожалуйста, нынешнюю ситуацию с той, что была 20 лет назад.

Михаил Шмаков: Тот договор подписали представители почти всех политических партий и общественных движений, и он сыграл определенную стабилизирующую роль. Уже в октябре 1993 года во время усиления конфронтации между Верховным Советом и президентом Московская федерация профсоюзов, которую я тогда возглавлял, обратилась ко всем противоборствующим сторонам с призывом начать переговоры без предварительных условий. Подобную позицию высказал тогда и Патриарх, ждавший участников конфликта в Свято-Даниловом монастыре. Но накануне этого визита Ампилов, вопреки согласованному маршруту, повел свою колонну к Белому дому через цепи ограждения... Все тогда закончилось известным расстрелом из танков.

Весной 1991 года на референдуме около 70% граждан высказались против разделения СССР. Поэтому в 1993 году многие рассчитывали на исполнение воли, заявленной на том референдуме. Основные противники президента Ельцина шли под лозунгом восстановления Советского Союза, что, конечно, вызывало определенный отклик у граждан России.

Сегодня ситуация совершенно другая. Люди, пережившие 1991 и 1993 годы, лихие 90-е, дефолт 1998 года и кризис 2008-го, стали гораздо ответственнее. Основная часть граждан, пережив эти 20 лет, не хочет начинать все сначала.

Барщевский: К тому же у нас худо-бедно появился средний класс, который, по большому счету, должен быть удовлетворен своим материальным, социальным и, в общем, наверное, даже, во многом, политическим уровнем.

Шмаков: Согласен полностью. Средний класс еще невелик, наверное, едва составляет 20 процентов от общего количества населения. Но приятно уже то, что к нему могут относить себя некоторые категории квалифицированных работников. Я бываю на разных предприятиях и могу ответственно заявить, что на некоторых из них созданы современные, комфортные условия труда, а средняя зарплата превышает 60 тысяч рублей.

Не так давно я посетил РКК "Энергия" в подмосковном Королеве. Ведущие специалисты и рабочие, не говоря об управленцах и конструкторском бюро, получают от 100 до 200 тысяч! Конечно, при наличии заказов, с переработкой и сверхурочными, но зарплата именно такая. И эти люди, безусловно, заинтересованы в стабильности.

Что может профсоюз?

Барщевский: Сколько человек сейчас объединяет Федерация независимых профсоюзов?

Шмаков: Наша Федерация объединяет 50 отраслевых профсоюзов. В этих профсоюзах состоят на учете более 22 миллионов человек. Цифра плавающая, но, согласно последней статистике, такая.

Барщевский: Существуют еще альтернативные профсоюзы, сколько там?

Шмаков: Сегодня в рамках российской трехсторонней комиссии работают 4 профобъединения. Конечно, крупнейшее - ФНПР, и у него больше всего членов в Российской трехсторонней комиссии. Кроме нас, действуют Конфедерация труда России, Конгресс российских профсоюзов и Объединение профсоюзов моряков.

Барщевский: Трехсторонняя комиссия - это профсоюзы, бизнес и правительство?

Шмаков: Да, кстати, в конце прошлого года мы отпраздновали 20-летие деятельности этой комиссии. Она регулярно работает в том числе в развитых странах. Такие же трехсторонние комиссии работают в каждом субъекте РФ.

Есть еще 3-4 профобъединения, которые себя позиционируют как крупные, но они не участвуют даже в работе Трехсторонней комиссии. Потому что, претендуя на представительство в РТК, профсоюз обязан предоставить достоверные сведения о своих первичных организациях. Например, я, заявляя 22 миллиона членов, могу расписать профком каждого предприятия. Они этого не могут, поэтому судить об их численности весьма затруднительно.

Барщевский: Ты профсоюзной деятельностью занимаешься уже больше 20 лет. Какие функции у профсоюзного лидера? Чем приходится заниматься?

Шмаков: Главная задача Федерации - координировать деятельность всех 50 профсоюзов, которые в нее входят. Моя основная задача, как и каждого профсоюзного лидера, - увеличение количества членов, и создание новых первичных организаций. К сожалению, в последнее время наблюдается тенденция к некоторому снижению членства в наших профсоюзах.

Барщевский: А что вы можете предложить?

Шмаков: Мы боремся с дефицитом денег у членов наших профсоюзов, за повышение заработной платы. Главное - заключить хороший коллективный договор. Именно благодаря таким договорам, на некоторых предприятиях такая высокая зарплата. Иногда договариваются об условиях работы, несколько отличающихся от стандартных, но тем не менее компенсируемых дополнительной заработной платой. По нашему законодательству если есть переработка, то первые два часа полагается полуторная оплата, а дальше - двойная. Соответственно там, где договариваются о количестве сверхурочных, которые человек может отработать добровольно, оплата за каждый переработанный час вдвое больше, чем за обычный.

Еще профсоюзы - это страховка, как, например, ОСАГО. Мы застрахованы и, если попадаем в аварию, получаем соответствующую компенсацию, а член профсоюза - бесплатную юридическую помощь при трудовых конфликтах.

Кроме того, профсоюзная организация участвует в управлении производством тем, что в рамках коллективного договора согласовывает правила внутреннего трудового распорядка, систему оплаты труда и прочее.

Конечно, бесплатная юридическая помощь - большое подспорье члену профсоюза. Ему не надо идти к адвокату и платить огромные гонорары - он тут же получает эту помощь от профсоюзного юриста. А трудовых конфликтов, увы, становится все больше и больше. В последние годы в России профсоюзные адвокаты ведут примерно по 15-16 тысяч судебных процессов по трудовым спорам. И в 92 проц. случаев решения принимаются в пользу работника.

Мало платят - бастуем

Барщевский: Удивляет, что количество судебных споров о незаконности забастовки в 2011 году было в два раза меньше, чем в 2010-м. Что, в суд о незаконности проводимой забастовки обращались в два раза реже или просто забастовок было в два раза меньше?

Шмаков: Нет. Просто в 2010 году было несколько процессов, инициированных работодателями и собственниками, которые признавали забастовки незаконными, в основном, из-за несоблюдения процедуры. Мы боролись за то, чтобы либерализовать наше законодательство о забастовках. И в конце прошлого, 2011 года соответствующие дополнения в Трудовой кодекс были приняты. В частности, теперь срок от момента возникновения спора до начала забастовки составляет 10 дней. Раньше это занимало около 40-45 дней. Я уверен, что в 2012 году количество забастовок резко увеличится.

Барщевский: Ты доволен, в целом, сегодняшним положением трудящихся?

Шмаков: Нет. И трудовое законодательство нас тоже до конца не удовлетворяет.

Нас по-прежнему не устраивает низкая оплата труда работников. Существует цена и себестоимость труда, понятия "простое и расширенное воспроизводство рабочей силы". О расширенном вообще говорить не приходится. А что касается простого воспроизводства, у нас цена труда ниже себестоимости по очень многим позициям. Если взять децили по заработной плате, то только 2 верхних выходят на уровень простого воспроизводства рабочей силы, то есть когда средний доход семьи позволяет содержать двух взрослых и двух детей. У всех остальных доход ниже, чем себестоимость их жизни. Основная экономическая проблема в России - это низкая стоимость труда.

ключевой вопрос

Барщевский: Может быть, низкая оплата объясняется низкой же и производительностью труда?

Шмаков: Низкий уровень оплаты не связан с усиленно внедряемым мифом о том, что у нас низкая производительность труда. Если ее пересчитать через заработную плату, в России производительность труда в 3 раза выше, чем в США, Германии, Великобритании и других развитых странах.

Производительность в первую очередь зависит от уровня технологии и применяемого оборудования.

Барщевский: Но когда вы просите у работодателя больше денег на зарплату, вы тем самым лишаете его средств на обновление производства. А еще нужно государству налоги платить, а чиновникам взятки.

Шмаков: Выводы Маркса о прибавочной стоимости никто не опроверг, их не отменяет ни одна экономическая теория, ими пользуются во всех теоретических расчетах. Вопрос в том, как поделить эту стоимость? Сколько дают тому, кто произвел продукцию и благодаря кому получена прибыль, и сколько оставляет себе собственник на разные расходы. Да, у нас большая коррупционная составляющая, но не нужно платить чиновникам взятки. Если мы хотим честно работать, жить, выбирать и развивать экономику, давайте от этого отказываться.

цифра

22 миллиона человек состоят на учете в Федерации независимых профсоюзов России, которая объединяет 50 отраслевых профсоюзов.

Последние новости