Новости

06.04.2012 00:10
Рубрика: Культура

Командир танцует танго

Авторы фильма "Шпион" достроили Дворец Советов до победного конца

Российское кино теперь существует под хрущевским лозунгом "Догнать и перегнать Америку". Наш ответ "Бесславным ублюдкам" - комиксоватый боевик "Шпион".

Фильм снят по мотивам "Шпионского романа" Бориса Акунина, где предложена своя версия начала Великой Отечественной войны. Точнее, причин, по которым Сталин упорно не слышал донесений советской разведки о близком нападении Гитлера на СССР, растирая гонцов с их дурными вестями в лагерную пыль. Версия, как в любом художественном произведении, не претендует на научность, но азартна и способна увлекать не на шутку.

Главный козырь этого фильма - режиссер Алексей Андрианов, дебютант в полнометражном игровом кино. Все, что он придумал для картины, - прежде всего неожиданно. Его увлекала идея сделать кинокомикс, и мы еще раз убедились, что жанр, даже самый низкий, может стать высоким, если в него вдунуть толику таланта. Акунин разрабатывает миф, решил режиссер, а если миф - пусть будет миф в кубе! И мы попадаем в Москву узнаваемую и невероятную. Вот улица Горького, застроенная неземным сталинским ампиром. А вот несостоявшийся Дворец Советов - громоздится под небеса, и Москва оттуда кажется большой Сельскохозяйственной выставкой, и Сталин из-под циклопического Ленина озирает владенья свои, любуясь "осуществленною мечтой".

Эта лопнувшая мечта победившего социализма, восстановленная по его реальным архитектурным планам, настраивает на мифологически сказовый лад, где возможно решительно всё, и утереть нос Тарантино кажется легче легкого.

И вот ставка Гитлера снабжается пещерным видеотелефоном, кабинеты НКВД выдержаны в стиле утопшего в Лете соцарта, небо над столицей бороздят пассажирские цеппелины, и все вместе напоминает рисунки в советских фантастических книжках о близком коммунистическом завтра.

Фильм можно рассматривать как книжку-картинку, и это отдельное удовольствие. Но это еще и приключенческая лента в стиле "Подвига разведчика". То есть традиции высокотехничного американского кино соединены с нашим шпионским, очень серьезным стебом. Кадочникова теперь играет Данила Козловский, который еще раз подтвердил свою репутацию актера замечательного - пластичного, органичного в любой ситуации, психологического и брехтовского одновременно, И, наконец, просто эффектного, что для такого кино крайне важно. Один из рецептов успеха здесь - слоновьи дозы обаяния, непременные для всех персонажей, от сугубо положительных до зверски отрицательных.

Рецепты комической героики, блестяще обкатанные в "Подвиге разведчика", в новой картине превалируют над тарантиновскими, что делает картину щемяще нашинской. Корни рецептуры уходят в русский фольклор: герой Козловского Егор обладает всеми признаками Ивана-дурака, который лох лохом, но выходит из смертного пламени посмеиваясь и лишь самую малость подкопченным. Федор Бондарчук воплощается в образ Октябрьского, главы секретного отдела НКВД, не снимая своей обычной маски - как раз этого и ждут от него зрители, заранее предвкушая все гримаски и фразочки, которые уйдут в народ. В мифе возможны и даже желательны вставные концертные номера: майор Октябрьский в какой-то момент становится Остапом Бендером и танцует с ослепительной блондинкой знойное танго, в финале, как Андрей Миронов, роняя ее в никуда, - блондинка исчезнет бесследно, словно и не бывало. Там и сям раскиданы маленькие режиссерские приколы, наподобие троллейбуса номер один, вагон первый.

Так и развивается первая половина картины: милые бестолочи играют в нарядную игру-авантюрку. Первый гром накатит неожиданно и зловеще: в ответ на гордое сообщение Егора, что он - сотрудник Органов, любимая девушка вдруг осечется и станет мрачна, словно потеряла близкого человека. В роскошный социалистический миф вторгнется тема ГУЛАГа. Упоминанием, не более. Но мажор уже перескочил в минор, в комический фантазийный боевик стала исподволь вползать реальность. Летят в воду двухэтажные троллейбусы, губя невинные души во имя высокой государственной задачи. Народные герои во мгновение ока становятся врагами народа.

Прекрасный мир, где все ясно и четко, где сплоченный советский народ всегда готов отразить наскоки внешних врагов, постепенно, кадр за кадром, оборачивается джунглями, где врагом может оказаться и чужой и свой - любой. Где война идет не с фашистами, но и с собственным народом. Где свершивший подвиг во имя родины будет отстрелян как предатель, а добытая ценой жизни правда будет официально признана враждебной ложью - потому что не уложилась в бескрайний мозг Вождя.

Приключенческий сюжет фильма "Шпион" связан, как вы догадались, с бесплодными попытками разведки предупредить Сталина о том, что 22 июня враг перейдет границы СССР. Для этого рискуют жизнями, ради этого работает весь могучий аппарат советской разведки. Но все эти "души прекрасные порывы" неизменно становились только пылью перед величественной фигурой опереточного Сталина, который в фильме, подобно часовому на сторожевой лагерной башне, бдит незрячими глазами с вершины так и не построенного им дворца.

Фильм "Шпион", внешне сработанный по голливудским технологиям, оказался лукавой русской матрешкой: в комически аляповатом лакированном пузе затаилась вполне серьезная метафорическая правда, которая скажет о природе тоталитаризма больше, чем иной многомудрый фолиант. Картина, надеюсь, обречена на успех, а предложенная авторами рецептура явно таит еще много сюрпризов.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники