Новости

05.04.2012 00:31
Рубрика: В мире

Коричневые люди

Почему национал-демократов в Германии считают изгоями

У советского кинорежиссера Михаила Ромма был фильм "Обыкновенный фашизм". Он вышел на экраны в 1965 году, через 20 лет после нашей победы над Германией. Фильм произвел шокирующее впечатление. Ромм показал фашизм, о котором победившие его ничего не знали и не слышали.

Дело в том, что огромное количество людей в СССР, да и теперь в России представляют себе фашистов в военных мундирах со "шмайсерами" наперевес и "парабеллумами" в руках, - врагов, оккупантов, которые уничтожали нас и которых нам необходимо было уничтожить. Ромм говорил не столько о фашизме с автоматами и пулеметами, сколько о фашизме бытовом. Он повествовал о том, что фашистом может быть просто сосед по лестничной площадке, просто фермер, просто владелец колбасной лавки, просто руководитель рядовой партячейки. Он рассказывал о фашизме без оружия. Такого обыкновенного фашизма мы не знали, мало, плохо знаем и теперь.

Опасность мимикрии фашистских взглядов - общая проблема современной цивилизации. Оттого нам кажется важной и поучительной беседа нашего обозревателя с идеологом национал-демократической партии современной Германии.

В выборах президента ФРГ впервые принял участие кандидат от германских националистов. Уже одно это можно считать поводом для того, чтобы попытаться понять, кто же эти люди.

Когда-то д-р Олаф Розе считался серьезным историком. Он написал 30 книг. Авторами предисловий к некоторым были видные германские политики. Он выступал по ТВ, преподавал в университете, приглашался на научные конференции. Все изменилось с выходом книги, в которой Розе подвергал сомнению ужасы фашизма. После этого никто из серьезных людей не захотел иметь с ним дел. С Олафом перестали здороваться, отказали в сотрудничестве, к нему накрепко пристало клеймо "наци".

Еще вчера благополучный и респектабельный историк в одночасье оказался изгоем, и теперь только одна дверь была открыта для него, и эта дверь вела в Национал-демократическую партию. Уже став активистом НДПГ и советником ее фракции в ландтаге земли Саксония, доктор написал похвальное предисловие к другой скандальной книге - обеливающей Рудольфа Гесса.

Таким образом, он сжег за собой все мосты.

Я встретился с доктором в Дрездене как раз в те дни, когда он был выдвинут кандидатом в президенты Германии. Удивительно, но Олаф Розе очень неохотно говорил об этом эпизоде своей биографии, который для любого другого стал бы предметом гордости. И не только потому, что у него не было шансов получить на выборах приличный результат. Он боялся как раз иного: а вдруг кто-то еще, кроме его однопартийцев, проголосует за выдвиженца НДПГ. Президента ФРГ выбирают специальные выборщики - их немногим больше тысячи. А вдруг 5 или 6 из них отдадут ему свой голос?

- Тогда выйдет скандал, - с тревогой сказал он мне. - Это будет означать, что не только улица поддерживает нас, но и серьезные политики. А если 7 или 8 человек выскажутся в поддержку моей кандидатуры, скандал получится очень большой.

То есть с самого начала Олаф Розе дал мне понять, что такой пиар ни ему самому, ни его партии сейчас совсем не нужен. И вообще, как я понял, НДПГ очень хочет держаться в тени. Что тоже вызывает вопросы. Которые я и задал кандидату в президенты.

Российская газета: Судя по Интернету, в Германии у вашей партии стойкая репутация наследницы национал-социалистов. Насколько обоснованны столь серьезные претензии?

Олаф Розе: Конечно, в наших рядах есть люди, которых можно было бы назвать неонацистами, но их не большинство. Беда в том, что уже много десятилетий, со дня окончания Второй мировой, в Германии существует табу на объективное освещение некоторых тем, и наша история из-за этого не выглядит правдивой. Немцы - преступники, а все, кто воевал против них, - хорошие парни. Мы же хотим докопаться до истины.

РГ: Но разве не является истиной сама преступная природа гитлеризма и нацизма?

Розе: У вас тоже постоянно пересматривают некоторые факты того периода. Сталин говорил о 7 млн жертв, Хрущев - о 20 млн, а советский посол в Германии в 1985 году называл цифру в 27 млн. Это все политика. Но политика и история не всегда шагают в ногу. Если меня причисляют к "наци" за желание докопаться до истины, я готов и дальше нести этот крест.

РГ: Правильно ли я понимаю, что один из основных пунктов программы вашей партии призывает очистить Германию от иностранцев?

Розе: Это, пожалуй, слишком упрощенное представление о наших целях. Я десятки раз был в России и не раз слышал, как у вас пренебрежительно называют выходцев с Кавказа. Но означает ли это, что вы хотите остаться без иммигрантов? У нас ситуация и с легальной, и особенно с нелегальной иммиграцией просто катастрофическая. Да, мы не хотим видеть у себя никаких иностранцев из криминальной среды. Никаких лжебеглецов, страждущих политического убежища. Но в нашей программе ничего не сказано о выселении всех подряд.

РГ: Вы отвергаете идею мультикультурного общества?

Розе: Да, мы против. Потому что иные культуры находятся в прямом антагонизме с нашей культурой. И разве ход исторического процесса не подтверждает нашу правоту? Что случилось с мультикультурной Югославией? Она распалась. Что случилось с СССР? Его тоже нет. Общество, о котором вы говорите, может существовать только по принуждению.

РГ: Насчет СССР не все так однозначно. В 1991 году у нас проходил референдум по поводу дальнейшей судьбы Союза. И только прибалтийские народы высказались за самостоятельное существование. Все случившееся в дальнейшем - распад, хаос - было скорее следствием действия деструктивных националистических сил, а не отражением воли народов.

Розе: Возможно. Но мы говорим о Германии. У нас, я уверен, подавляющее большинство немцев не хотят жить в соседстве с представителями других национальностей. Если захотят, я первый откажусь от нашей программы. Все опросы показывают: большинство не хочет евро, а хочет вернуться к старой доброй дойчемарке, большинство не хочет видеть турков и афганцев.

РГ: То есть вы полагаете, что Германия поторопилась вступить в ЕС, что надо вернуть границы и таможни, что сама идея общего европейского дома несостоятельна? Я-то как раз считал наоборот: Европа всем подает пример того, как надо жить в XXI веке.

Розе: Я западный немец. Родился неподалеку от границы с Голландией. Там жизненный уровень примерно такой же, как у нас. Потому оттуда нам не грозит никакая опасность. Голландцы не станут массово выезжать в Германию, а если и навещают нас, то никакого дискомфорта никто не испытывает. Потому что мы близки - и по менталитету, и по культуре. Теперь возьмем вашу страну. Я помню по своим приездам в Москву, какие у вас красивые девушки и как охотно они общались со мной. Но, возможно, ими двигали меркантильные интересы? Может, они хотели любым путем выйти замуж за немца, чтобы поправить свое материальное положение? Чувствуете разницу?

РГ: Не кажется ли вам, что от замкнутости следующий логичный шаг к нетерпимости, геноциду?

Розе: Вы имеете в виду по отношению к евреям?

РГ: По отношению ко всем тем, кто не является немцем. Ведь это же естественный процесс: сначала ты говоришь, что мы живем сами по себе, затем - что мы самые чистые и богоизбранные, а затем - что других надо уничтожать.

Розе: Мы, немцы, спрашиваем: отчего иммигранты у нас пользуются теми же правами, что и коренные граждане, а бывает, даже большими? Отчего самую большую преступность дает иммигрантская среда? Отчего они работают меньше, чем мы, а социальных благ получают больше?

РГ: Но вы не ответили на мой вопрос. Что же касается проблем, связанных с приезжими, то кто спорит, они есть и их следует решать.

Розе: Если они хотят жить здесь, то должны вести себя в соответствии с этическими нормами, принятыми в нашем обществе. Равно как и мы должны уважать их правила, если оказываемся там, где живут они.

РГ: Это бесспорно. И все же хочу отметить коренное отличие между вашими взглядами и взглядами большинства других людей. Вы за чистоту крови, а я (и надеюсь, большинство немцев) за чистоту отношений. Хотите вы того или нет, а процесс глобализации остановить невозможно.

Розе: Иными словами, вы за капитуляцию европейской культуры?

РГ: Вовсе нет. Мы просто по-разному понимаем, что такое культура. Скажите теперь, почему в Германии не раз поднимался вопрос о запрещении вашей партии?

Розе: Это нонсенс. Ну какая мы угроза демократии? Мы очень маленькая структура, всего 6,5 тысячи членов. И каждый в своем роде идеалист. Потому что, вступив в партию, вы сразу же оказываетесь как бы изгоем. С вами перестают общаться окружающие, вас никуда не приглашают. Даже у нас в ландтаге земли Саксония мы словно чумные. Разве только в туалете со мной может поздороваться депутат из другой фракции. В столовой нас пытались сажать за отдельный стол. Когда однажды я подвергся нападению со стороны наших левых, полиция отказалась меня защищать. Они сказали: "Вам, доктор, лучше недель пять отсидеться где-нибудь в тихом месте. Мы вашу безопасность не гарантируем".

***

Вначале я хотел оставить этот текст без комментариев. Пусть читатель сам разберется, насколько прав или не прав этот немецкий националист. Но от одного замечания удержаться трудно. Гитлер когда-то начинал точно так же.

И последнее. На состоявшихся выборах президента ФРГ за выдвиженца от национал-демократов проголосовали лишь 3 человека. Все они его однопартийцы.

Материал подготовлен при содействии Анны Розэ

авторитетно

Леонид Млечин, политолог:

- Даже хорошо выученные уроки истории могут забыться. Недавно выяснилось, что в Германии несколько лет действовало неонацистское подполье, занимавшееся убийствами иностранных рабочих. И эти убийства - не случайность. Германию взбудоражила книга Тило Заррацина "Германия самоликвидируется. Как мы ставим нашу страну на карту". Автор написал об опасности наплыва мигрантов: "Мусульмане покорят Европу. Высокой рождаемостью".

Проблема миграции волнует многих, но характерна реакция. Журнал "Шпигель" назвал автора книги "провокатором и расистом". Он лишился высокой должности в Бундесбанке. Руководство Социал-демократической партии потребовало его исключения. Возмутилась канцлер Ангела Меркель. Жесткая позиция правительства и общественности свидетельствует, что Германия остается либерально-демократическим государством.

Крайне правые ведут борьбу не только с иностранцами, но и с собственной историей. "Национально мыслящие" историки и политики, желая избавить новое поколение немцев от комплекса вины, твердят: концлагеря и массовые убийства - миф, придуманный врагами, "в нашей истории было плохое, но было и хорошее, зачем же об этом забывать". Очень хочется видеть историю своей страны великой и героической.

Эти чувства нам понятны. Сколько у нас недовольных тем, что "историю мажут черной краской"! Разница в том, что в Германии крайние националисты - изгои. Недаром собеседник корреспондента "РГ" жалуется, что с ними никто не здоровается и в столовой за один стол не садятся. У нас уровень брезгливости пониже.

В мире Европа Германия Спецкомандировка с Владимиром Снегиревым