Новости

16.04.2012 00:10
Рубрика: Культура

Как Кафку сделать былью...

На фестивале "Дубль дв@" - жизнь на краю абсурда

Фильм Анны Фенченко "Пропавший без вести" - кардиограмма нашего повседневного абсурда.

Абсурдность этой жизни в том, что она каждый миг без веских причин может пойти по непредусмотренному пути. "От сумы да от тюрьмы не зарекайся" - было сказано на Руси не вчера. Это вечный российский абсурд, воспетый еще Гоголем и Щедриным. Фильм берет вполне благополучного человека - успешного программиста, погруженного в свое компьютерное дело ровно настолько, чтобы не замечать реальности совсем. И показывает, как легко, одним касанием, государственная машина может превратить его в пылинку, растоптать и тоже того не заметить.

Ну, пропустил наш герой сообщение о том, что его старый питерский многоквартирный дом будут сносить. И очнулся только в момент, когда окно с грохотом высадил экскаваторный ковш. Жить ему теперь негде, новый адрес - где-то в области. Ночной кошмар усугубляется тем, что он по какому-то не менее абсурдному делу только что дал милиции подписку о невыезде. С этого и начинается цепь злоключений героя, который в один миг понял, что он в своей стране - никто. Что государство, вместо того, чтобы его защищать, на него охотится. Что в стране нет щели, куда он мог бы укрыться. Кафка в этом сюжете отдыхает, потому что абсурд здесь до ужаса реален и может в любой момент накрыть каждого.

Анна Фенченко делала для ТВ популярную программу "Куклы" и технологиями абсурда владеет в совершенстве. Картина по теме столь серьезна, а по способу изложения столь точна, что ее едва ли не стадии монтажа отобрали для участия в Берлинском кинофестивале, где она и прошла пару лет назад в программе "Панорама".

Второй фильм, который можно посмотреть в эти дни на фестивале "Дубль дв@", - участник главного конкурса ММКФ 2010 года "Воробей" - дебют в игровом кино известного новосибирского документалиста Юрия Шиллера.

Мы видим "другую Россию" - где нет виртуального гламура, а есть реальное ощущение заброшенности, забытости, ненужности. Перед нами деревня Васильевка - полуразрушенная, вымирающая, живущая воспоминаниями о стабильной, а главное, понятной жизни - там плачут, перечитывая старые газеты. Ее последнее богатство - табун лошадей, который жители деревни смогли сохранить даже в годы военной голодухи. А теперь его должны пустить на мясо - в сельсовете нет денег, чтобы отдать банку долги, и нечем платить зарплату.

Люди возмущены, они митингуют, но ясно чувствуют свое бессилие что-либо изменить. "Это больше не моя страна, это чужая страна!" - говорит один из стариков. И здесь тоже есть своя суровая правда нашего слетевшего с рельсов времени.

Очень четко показано в фильме особое состояние бывших советских людей: их пустили в вольное плаванье без руля и ветрил, а они привыкли к рулевому, который все решит и направит. Поэтому жители Васильевки много говорят о том, что их забыли все начальники, включая Бога, но ничего не предпринимают, чтобы самим обустроить жизнь в своем доме, дворе, селе. Васильевка словно замерла, впала в анабиоз в ожидании чего-то. И надежды ее с каждым днем тают. А такого волшебного механизма, который все разрозненные усилия сцементировал бы в работающую систему, у нас так и не возникло.

Поэтому бунт самого маленького из деревенских, отважного Воробья, воспринимается даже не как протест, а как первая, пусть детская, но попытка самостоятельных решений и активных действий. Попытка жить своим умом. Он просто берет ружье и становится поперек пути грузовика, который увозит лошадей на мясо. И односельчане вдруг соображают, что от них все-таки что-то зависит. При этом авторы фильма прекрасно понимают, что эта песчинка не стронет с места лавину. Для этого нужно менять сознание целой страны.

Юрий Шиллер наблюдателен, он отлично знает жизнь глубинки, в фильме много выразительных эпизодов. На роль философа Воробья удалось найти совершенно изумительного парнишку Дениса Бабушкина. Но привычная документалисту созерцательность, ощущение самоценности каждого кадра в игровом фильме играет с режиссером дурную шутку: иногда картина кажется рыхлой, она медленно раскручивается, и до начала интриги рискует не досчитаться многих зрителей. Но тем, кто досмотрит ее до конца, будет о чем подумать.

Фильм Сергея Мокрицкого "Четыре возраста любви", который вступает в конкурс 15 апреля, - это четыре новеллы о любви, говоря очень условно, "весенней", "летней", "осенней" и "зимней". В них есть сквозные линии, аксессуары, иногда - персонажи, есть мотивы, которые прихотливо взаимодействуют и могут при этом высекать новый дополнительный смысл. Эти сквозные линии не бьют в глаза, но они ощутимы потому, что фильм вкупе представляет собою некую стройную философскую систему, которая базируется на христианских мифах. Это во многом удавшаяся попытка поверить современные бытовые коллизии коллизиями библейскими, постулатами, которые ведут человечество по жизни и помогают ему себя сохранить.

Ну, а участие в одной из новелл Лии Ахеджаковой и Игоря Ясуловича делает фильм, на мой взгляд, совершенно обязательным к просмотру.

Смотрите в конкурсе интернет-фестиваля "Дубль дв@"

  • 14 - 15 апреля. "Пропавший без вести", реж. Анна Фенченко.
  • 15 - 16 апреля. "Четыре возраста любви", реж. Сергей Мокрицкий.
  • 16 - 17 апреля. "Воробей", реж. Юрий Шиллер.

Во внеконкурсной программе "Дебюты мастеров" все дни фестиваля: "Мой друг, Колька!" (Александр Митта), "Первый учитель" (Андрей Кончаловский), "Егор Булычев и другие" (Сергей Соловьев), "Остановите Потапова" и "Слово для защиты" (Вадим Абдрашитов), "Добряки" (Карен Шахназаров), "Розыгрыш" (Владимир Меньшов), "Человек с аккордеоном" (Николай Досталь), "Желаю вам" и "Праздник Нептуна" (Юрий Мамин).

Конкурсная программа

Культура Кино и ТВ Наше кино Кинофестиваль "Дубль дв@"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники