Новости

16.04.2012 00:20
Рубрика: Общество

Хлеб и соль слез

Любят ли гастарбайтеры Россию?

Гулрухсор Сафиева, народная поэтесса Таджикистана

- Странный вопрос. Неуместный даже. А любит ли Россия гастарбайтеров? Говорить о любви, когда гибнут и страдают люди, - все равно, что устраивать пир во время чумы.

Разве у путника спрашивают, любит ли он дорогу, по которой идет? Люди едут работать в чужую страну, чтобы прокормить семью, они делают это не из-за любви, а из-за нужды. У них нет выбора. Я не поставлю рядом со словом "гастарбайтер" слово "любовь". Сюда лучше подходит слово "экстремальный". Не думаю, что кто-то из людей, работающих в кошмарных условиях в чужой стране, даже задумывается о чувствах.

Я знаю человека, который работал заведующим кафедрой математики в пединституте, но вынужден был стать гастарбайтером, таскать тележку на Черкизовском рынке, чтобы прокормить семью.

Люди, которые едут работать в Россию, даже не любят это немецкое слово - "гастарбайтер". Это слово их обижает. Оно обезличивает человека, лишает его имени. Знаете, как говорят, какое имя дано человеку, таким будет и он сам. Если его зовут как цветок - он будет похож на цветок, назовут как зверя - будет зверем. А гастарбайтер - какой он? Это имя, данное людям временем, политикой. Это новое понятие для стран бывшего Советского Союза. И в русском языке, языке безмерно любимого мною поэта Пушкина, - так и не нашлось замены этому понятию. Конечно, у людей в Таджикистане до сих пор осталось ощущение того, что Россия - это что-то родное. Кажется, что там живут вовсе не чужие люди - те, кто не бросит, не предаст. И то, как относятся в России к людям, приезжающим в страну работать, - это настоящая трагедия, настоящая боль.

Я не хотела бы говорить об этом - о том, скольких людей привозят из России в цинковых гробах. Тысячи. И это только те, кого могут привезти. Это просто не укладывается в голове. Получается, что Россия нуждается в рабочих руках этих людей. Но если я приглашаю в свой дом людей - будь то друзья или просто работники - я должна понимать, кого приглашаю и зачем, должна заботиться о них. Но простые человеческие правила здесь не работают. Нигде гастарбайтеры не бедствуют как в России. Когда я летала через Москву, то наблюдала, как обращаются российские полицейские с моими соотечественниками - простыми работягами: "Эй, ты! Иди сюда! Покажи документы!". Я видела, как люди, взрослые, мужественные мужчины, превращаются в ничто. Не подумайте, я очень люблю Россию.

Я член Союза писателей Москвы, почетный член международного ПЭН-центра, 10 лет была президентом Европейской академии культуры Москвы. Я люблю русских - у меня были русские преподаватели, в России живут близкие, родные для меня люди. И когда любишь, хочется, чтобы и тебя любили - не обижали и не унижали.

мнение

Дмитрий Володихин, историк, писатель

- Для людей естественно соотносить свое отношение к кому-либо с тем, чего они от этого человека или от этих людей ожидают. И мне кажется, что в России мало кто ожидает доброго от гастарбайтеров из Средней Азии и Закавказья.

Жучки, строящие большой бизнес на нелегальных поставках сверхдешевой рабочей силы в Россию, ждут своих барышей. И им, по большому счету, наплевать, в каких условиях будут жить и трудиться рабы-гастарбайтеры. Полицейские-коррупционеры ждут от них своей "феодальной ренты" и потирают руки от предвкушения. Для них вся масса гастарбайтеров - легальных и нелегальных - представляет собой одно громадное вымя. А вымя ассоциируется со скотиной, а не с людьми.

Наркоторговцы ждут от новой волны "гастов" очередного пополнения "товара" по давно налаженным схемам. Они, пожалуй, относятся к курьерам именно как к людям, - до того момента, разумеется, пока интересы дела не потребуют кого-нибудь из них закатать в бетон.

Что же касается обычных людей, то они ждут от "неместных" большой и страшной уголовщины по самым тяжелым статьям - воровства, убийств, изнасилований. А в тех условиях, которые обеспечивают гастарбайтерам "жучки"-работорговцы, иного и ждать не приходится. Еще ждут того, что копеечные заработные платы, на которые соглашается на российском рынке "коллективный таджик", будут постоянно сбивать уровень выплат за в огромном количестве секторов занятости. Ждут весьма скверного знания русского языка, русских обычаев и российских законов или, нередко, полного их незнания.

В подавляющем большинстве случаев все получают именно то, чего и ожидали. И, преодолевая в себе ОЧЕНЬ НЕХРИСТИАНСКИЕ ЧУВСТВА, все-таки пытаются как-то сжиться с пришлыми. И вот за это смиренное, долготерпеливое отношение со стороны местного населения гастарбайтерам стоило бы любить и уважать нашу страну.

Наверное, стоит выразиться яснее. Представим себе, что огромная масса русских завтра поедет искать работу, допустим... в Таджикистан. Пусть те, кто едет к нам оттуда (или хотя бы собирается поехать), представят себе, как именно они встретят эту толпу. Потом дорисуют в своем воображении, как именно они станут встречать подобные толпы, если они будут прибывать и прибывать ежегодно.

Представили? Отлично. А теперь пускай ослабят преобладающие эмоции раза в два. Вот это их и ожидает в России - с учетом добродушия и прочных христианских традиций, укорененных среди тех, кто встречает их на нашей земле.

Общество Соцсфера