Новости

24.04.2012 15:05
Рубрика: Культура

"Дубль дв@": от Москвы до Филадельфии

Объявлены победители Интернет-фестиваля "Российской газеты"

Во вторник в редакции "Российской газеты" состоялось вручение призов фестиваля его новым лауреатам - режиссерам Андрею Зайцеву ("Бездельники"), Вадиму Дубровицкому ("Иванов") и Вячеславу Златопольскому ("Дом ветра").

Наш третий Интернет-фестиваль был посвящен кинодебютам. Принцип отбора - фильмы, которые так и не дошли до массовых экранов и остались почти не известными зрителям. Здесь ответ на вопрос, почему в конкурсе не было самых громких и "раскрученных" дебютов "нулевых" - "Возвращения" Андрея Звягинцева, "Первых на Луне" Алексея Федорченко или "Портрета в сумерках" Ангелины Никоновой. Подзаголовок фестиваля, напоминаю, - "Неизвестное кино России". Неизвестного, но хорошего кино у нас значительно больше. Мы хотели дать ему еще один шанс выйти к зрителям.

В какой-то мере наш кинопоказ был задуман и как противовес принятым на большинстве фестивалей утонченно "киноведческим" критериям - снобистским, принципиально не желающим учитывать мнения зрителей. Эта полемичность тут же заявила о себе в казусе с "Домом ветра". Кто-то из участников скандальной программы Гордона "Закрытый сеанс", назвавший себя профессиональным режиссером, заявил, что этот фильм нужно смотреть в качестве "пособия, как не нужно делать кино". Но именно этот фильм набрал наибольшее количество голосов и стал лауреатом Приза зрительских симпатий фестиваля "Дубль дв@". Не в этих ли расхождениях между предпочтениями "публики" и "профессионалов" - причина сокрушительного падения авторитета нашего кино у зрителей? Профи либо заняты артхаусным самокукованием, либо работают по принципу "Пипл схвавает!" и строгают сериальное фуфло, от которого их самих воротит, но - "служба такая!". Не хотят ни считаться с публикой, ни ее уважать, но хотят, чтобы публика их любила!

 
Видео: Сергей Минабутдинов

Поэтому поле внимания нашего фестиваля - фильмы качественные, но нацеленные на активный диалог с публикой, как равные с равной. Фильмы, продолжающие традицию русского искусства быть "кафедрой, с которой читается живой урок". Фильмы с по-прежнему ясной системой этических координат и авторских взглядов. И мы не ошиблись:  обильная почта фестиваля доказывает, что диалог, соразмышление в кинозале и теперь востребованы, хотя эта потребность совсем не учитывается сегодняшним прокатом.

Каждая из картин фестиваля получила свою порцию добрых слов от зрителей. Хочется обратить особое внимание на работы самых молодых участников конкурса Андрея Зайцева ("Бездельники") и Сергея Лобана ("Пыль"). Я убежден, что это - предвестие нашего нового кино, первые реальные признаки зарождающейся "новой волны", с другим, более свободным мироощущением и абсолютно независимым подходом к жизни. Если большинство современных российских картин - это тягостные рефлексии на тему "Так жить нельзя", то здесь внезапно прорвалась стихийная уверенность: "Мы будем жить иначе!" Сам темперамент этих картин, весенняя свежесть, в них ясно ощущаемая, - для меня и есть долгожданный "свет в конце туннеля". Пусть не подкрепленный пока ничем, кроме тугой, пружинистой внутренней энергии, которая живет в молодых авторах, - сама эта свобода от замшелых предрассудков, напоминающая о стихийном бунте хиппи, обещает действительно новый всплеск киноискусства. Даже если он захлебнется, как в свое время движение хиппи, в мутных водоворотах буржуазности - вряд ли эта буржуазность будет столь же дика, как наш новорусский капитализм. А пока именно в этой внутренней свободе и самодостаточности мне видятся (или хочется видеть) начала новой современной, бескомплексной и потому открытой миру России. В любом случае здесь - надежда.

Обе картины не у каждого зрителя нашли понимание. Они раскололи аудиторию на горячих единомышленников и тех, кого увиденное погрузило в недоумение и растерянность. Я думаю, прав наш читатель под ником Николай, написавший о "Бездельниках": "Этому фильму противопоказан скептический взгляд равнодушного зрителя, - фильм тут же свернётся, растеряется, забудет, что хотел сказать, и не будет убедительным - ни в чём. Наоборот, если в момент, когда герой чуть не теряет сердце, увидев, как друг, сделав ручкой, просто взял и прыгнул с крыши, - если в этот момент вы замрёте, то, скорее всего, фильм - для вас! Друг появится, и вы вздохнёте... Нужно только знать пароль: "бездельники". Он и не менялся с тех пор, как они, лохматые, с гитарами, появились в середине 60-х, свято уверенные, что мир - это то, что происходит сейчас с ними. И если вы - так и не поверивший в дела этого мира бездельник, обязательно посмотрите. А если вы - ещё одна "голова профессора Доуэля", то лучше не надо и вам, и нам с режиссёром Андреем Зайцевым: у бездельников свои дела, понимаете ли..."

Фестиваль поставил перед организаторами некоторые новые для нас проблемы. Мы отдаем себе отчет в его несовершенствах. В том, что голосование в Интернете - показатель увлекательный, но зыбкий: его, оказалось, легко сфальсифицировать, сделать полем войны амбиций и способом "устранения конкурента". Но лучшего пока не придумали. Понимаем и то, что первые фильмы программы оказываются в более выгодном положении: на них зрители с энтузиазмом набрасываются, а затем начинают отвлекаться на более неотложные дела и, наконец, просто устают от марафона. Их число снижается, остаются самые преданные идее фестиваля - плотного, энергичного парада фильмов, накаленной борьбы за призы, и от каждого голоса зависит, как повернется фортуна. Вероятно, нужно совершенствовать систему показа фильмов в Сети, предоставляя аудитории еще больше свободы выбора.

На этот раз мы получили от зрителей еще больше - много больше - подробных, умных, часто талантливых рецензий, которые по качеству анализа и по здравомыслию могут поспорить с иными профессиональными статьями кинокритиков и театроведов. Особенно глубокие отзывы вызвал "Иванов" - что понятно: Чехов и любая его трактовка побуждает думать и спорить. Среди авторов таких рецензий мы с удовольствием встретили имена давних знакомых, преданных зрителей двух предыдущих фестивалей. Много и новых имен - фестиваль постепенно собирает вокруг себя публику серьезную и интеллектуальную.

Его "география" вновь не знает границ и расстояний: среди без малого сотни городов, где нас смотрели, Москва и Тюмень, Екатеринбург и Мюнхен, Нью-Йорк и Оттава, Прага и Мадрид, Владивосток и Атланта, Рига и Саппоро... Голосовал за каждый фильм примерно каждый пятый из его посмотревших. Наибольшее число зрителей - 1121 - посмотрело "Голубку", фильм, которым открывался конкурс. Параллельно с главным конкурсом современных дебютов проходил ретроспективный показ дебютных и студенческих фильмов ныне признанных мастеров, и нам приятно, что эти картины тоже посмотрели сотни людей, большинство познакомились с ныне раритетными фильмами впервые. Вниманием пользовались ролики с записью вступительного слова авторов фестивальных картин. Всего к нам на огонек заглянуло более 33 тысяч пользователей.

Из авторов почти трехсот опубликованных на сайте газеты откликов стоит особо отметить мини-рецензии Лидии Ивановой (Verblou), Ольги Юсовой, Дмитрия Поддубного, Юрия Хозяинова (Тюмень), зрителей под никами Алла_3, Алена, Людмила, Диана, Николай, постоянного участника нашего форума и его двойного лауреата Королевича (Челябинск)...

Ценными призами, предоставленными PR-агентством Smart Communication, наше жюри награждает Лидию Иванову (медиаплеер), Ольгу Юсову (электронная книга) и Аллу_З (стереогарнитура). Отрывки из их рецензий мы здесь публикуем.

Сегодня на сайте газеты еще можно смотреть фильмы-лауреаты и программу "Дебюты мастеров". Фестиваль заканчивается. Всем его участникам и зрителям мы говорим спасибо. И прощаемся до четвертого "Дубль дв@".

Из рецензий наших зрителей

Сверхчеловеки и пылинки

Ольга Юсова о фильме "Пыль"

Леша, герой фильма Сергея Лобана "Пыль", несколько минут побыл сверхчеловеком. А потом захотел стать им еще и еще. Никто ведь не хочет быть маленьким гоголевским человечком. Любая пылинка может быть поднята вдруг на такую вершину, о которой и сама не мечтала в самом сладком сне. И так же легко низвергнута и всего лишена, чтобы потом страдать от ломки по потерянному счастью обладания.

Авторы фильма начали свой путь в кинематографе с невероятного уровня! Придуманная ими история достойна встать в один ряд с историями из произведений Гоголя и Булгакова. Думаю, эти два мэтра с одобрением взирают на работу своих молодых коллег... Впрочем, в новую эпоху на арену жизни вышли и новые социальные типы, каждый с притязанием на свою маленькую долю власти над такими, как Алеша, и тут же оказались в фильме. Братки, заводящие авто двумя проводками (значит, угнали); лукавые правозащитники, которым важнее заниматься глобальными проектами, чем защищать нашего Башмачкина; девочка-психолог, с типично показным участием талдычащая пациенту о необходимости полюбить себя; качок в тренажерном зале, сектанты с их развеселой песней о любви Бога. В фильме все они убоги и смешны в своих притязаниях и не осознают того, что появились на свет тоже в результате какого-то тайного эксперимента над человеком...

Представляю, какой была атмосфера на съемках всей этой до ужаса смешной вакханалии, если за полкопейки удалось привлечь к ней миллион народа. Такой дебют стоит целой профессиональной карьеры! Это, безусловно, был выход на авансцену умного, бесконечно талантливого, озорного и смелого человека. Браво!

Нет, он не Байрон, он другой...

Verblou (Лидия Иванова) о фильме "Иванов"

Он был едва ли не центральной фигурой русской классики XIX века, а также героем пьес и фильмов позднесоветского периода. Давненько не напоминал он о себе с экранов, а ныне вот - объявился. Лишний человек.

Вызвал его из забвения Вадим Дубровицкий, режиссер с опытом театральной работы и дебютант в кино. Лишний человек - герой фильма "Иванов" - с первых минут предстает как личность страдающая и опустошенная. На его глазах тает от чахотки жена. А он страдает оттого, что не чувствует ни былой любви к ней, ни жалости. Не забывает, на какие жертвы шла из любви к нему эта очаровательная женщина. Но на отчаянные просьбы жены просто побыть с ней, как всегда, отвечает отказом.

Как и положено "лишнему", образованный, презирающий пошлость Иванов с отвращением и брезгливостью взирает на окружающее. Ему омерзительны плоские шутки, грязные сплетни, пересуды и флирты - все, известное нам о нравах уездного дворянства из литературы. Но что, кроме презрения, поднимает его над соседями? Смотрим.

Он ненавидит фальшь и отказывается лгать. И ни перед кем не оправдывается. Ни перед кредиторами, которым задолжал много и безнадежно. Ни перед людьми, которые не получают плату, работая у него в имении. Ни перед доктором, которому он не заплатил ни копейки. Ни перед женой, которая застает его в романтическом уединении с влюбленной девицей. Он предпочитает говорить правду. И в момент, когда измученная болезнью жена бросает ему упрек в безразличии и в неверности, сообщает: "Я знаю, скоро ты умрешь. Мне доктор сказал, что ты скоро умрешь…". После ее смерти он будет тяжко страдать от чувства вины. От того, что не сдержался, когда она осмелилась усомниться в его высокой натуре, и бросил ей в лицо слово, которое злые языки повторяли у нее за спиной: "Замолчи, жидовка!"

Страдающий и опустошенный. Таким он пройдет через фильм. При этом фильм не покажет нам ни одного серьезного повода, побудившего Иванова стать "лишним". Нам не откроется ни одна из причин, по которым он неспособен откликнуться на чьи-то, кроме его собственных, переживания. Потому, что никаких таких причин не существует. Потому что режиссер Дубровицкий внимательно читал Чехова. Согласно канонам обаятельные, тонкие и незаурядные "лишние" задыхаются от непонимания окружающих. Крылья подрезаны: заела среда. Хорошая подпорка, чтобы оправдать эгоизм, высокомерие и невыполнение взятых на себя обязательств. Чехов от подпорки отказался. Его герой, при всем своем байроническом обаянии - человек слабый и заурядный. И, главное, - бесконечный эгоист.

Первоначально пьеса называлась комедией. Через пару лет после переработки Чехов обозначил ее как драму. Похоже, импульсом для фильма послужил такой вот странный перепад жанров. Здесь соседствуют приметы трагедии, фарса и водевиля. Органике способствует роскошное актерское созвездие. Чисто кинематографическими средствами передает фильм угрызения совести, терзающие героя. И потому в нем нашлось место для зловещей кукольной фантасмагории и мистического кошмара. Лирической нотой звучит невыразимо печальная красота осенних пейзажей. Учтено и чрезвычайное внимание, которое Чехов придавал деталям. И так же, как принято у Чехова, ни одна из деталей, не пропадает втуне: ружье, которое непременно выстрелит, кадка с водой, в которой время от времени отражается тоскливая физиономия доктора, бессильного облегчить участь Анны, пустая детская колясочка, которую катает и катает здешний юродивый, велосипед, на котором ездит в своих жутких вещих снах Иванов. Все по кругу, по кругу, по кругу...

Живая, как юность

Дмитрий Поддубный о "Бездельниках"

Очень отрадно, что не только вспоминаются, но появляются в русском кино Режиссеры!

Фильм снят тонким, умным чрезвычайно талантливым и гармоничным человеком, личностью. Точные, вкусные, оригинальные, чувственные режиссерские находки и решения. Картина глубокая и живая, как юность. И в то же время зрелая, будто снята уже мастером, опытным профессионалом, художником, четко знающим своё ремесло! И настолько владеющим им, что возникает впечатление легкости, хотя сама история отнюдь не легковесна. Нет ничего лишнего, нет ни одной проходной сцены, ненужных или неточных реплик. Нет штукарства ни в операторской, ни в актерской работе. Актёры работают естественно и легко, как дышат. Спасибо фестивалю, что познакомил с режиссером Андреем Зайцевым. Теперь буду следить за его творчеством.

Все путем, все по закону

Алла_З " о "Доме ветра"

Фильм печальный. Но от этого он не перестаёт быть совершенно выдающимся явлением в нашем кинематографе. Он о том, что добро хотело бы победить зло, да никак не может. Потому что зла как такового вроде и нет в этом фильме. Ну да, чиновницы в опекунском совете… Так они не со зла, у них инструкция, а кроме того - обед. Ну да, запросто может прилететь олигарх и расформировать уникальную детскую больницу федерального значения. Так он тоже не со зла - просто усадьба уж очень живописная, а кроме того - давно требует капитального ремонта. А дети ведь всё равно обречены…

Забирают единственного сына у матери-одиночки и бросают в зону военных действий?

Так это уже даже не инструкция, а вообще закон: всякий достигший призывного возраста должен отдать долг, и т.д. и т.п.

И зима в этом фильме никогда не кончается. А так хочется, чтобы при всей обречённости хоть на дворе было бы теплее, хоть бы солнышко пригревало.

Полина Кутепова - замечательная. Её роль здесь перекликается с ролью её сестры Ксении Кутеповой в "Путешествии с домашними животными"; правда, в "Путешествии" всё кончается лучше. Но самый главный успех фильма - это феноменальная игра Валерия Баринова! И хоть именно его герой произносит: "А я уже начинаю верить в конец света!", - всё-таки, пока есть такие главврачи, остаётся надежда на свет в конце тоннеля.

Спасибо всей съёмочной группе! И новых фильмов!

Пермский Роб Рой

Алла_З о фильме "Воробей"

Конец фильма мне был известен: мальчуган с ружьем останавливает председательский произвол и спасает табун. Оказалось, что вся развязка занимает минут десять. Но какое это было удовольствие - смотреть остальные 80 минут! С головой погрузившись в плавное течение деревенской жизни. В весь этот патриархальный уклад с их неспешными разговорами, с петухами во дворах, с громкоговорителем на станции. Когда природную красоту вокруг деревни дополняет мчащийся табун не менее красивых коней. Нет мата, нет пьяных (спасибо режиссёру!), а есть нормальные люди, которые понять не могут, что стало со страной, в которой они прежде жили…

Фильм замечательный, один из лидеров фестиваля!

По поводу финала фильма. Я не согласна, конечно, чтобы конфликты решались под дулом пистолета или ружья. Тем более страшно, когда оружие в руках ребёнка. И противоестественно: взрослые должны сами решать свои взрослые дела. Но, поскольку само повествование настроило меня на былинный лад - с легендой о невесть откуда появившемся табуне, то я примиряюсь с концовкой. Будем считать, что взрослых заколдовал петух, который несёт чёрные яйца, а Воробей - этакий пермский Роб Рой - вынужден был их таким образом расколдовать…

Открыть в старом новое

Ольга Юсова о фильме "Егор Булычев и другие"

Дебютировать с материалом столь сложной фактуры, где острота конфликтов практически не выливается в видимое действие, а в основном поддерживается искусными полутонами, намеками на проблему, где лишь пару раз происходит взрыв накопившихся противоречий, а вся проблематика отражена в коротких афористичных репликах героя и его идейных противников, - это уникальная творческая победа. Сергей Соловьев, которого в его современных фильмах мы привыкли считать новатором и первооткрывателем нового кинематографического языка, оригинальных сценарных ходов и непривычной актерской манеры, в своих экранизациях чрезвычайно бережно и трепетно относится к тексту и часто открывает в первоисточнике такие детали, на которые его предшественники не обращали внимания. Так в исполнении хорошего музыканта в известном произведении вдруг услышишь по-новому сыгранные темы, неожиданно расставленные акценты, знакомые музыкальные фразы приобретают скрытый доселе смысл. При этом кинорежиссер уже в первом фильме сумел на все сто использовать возможности кинематографа и обогатить ими текст, рассчитанный для театра.
По тому, какого уровня актеры согласились сыграть в фильме Соловьева даже в эпизодических ролях, можно судить о его мгновенном признании в среде коллег, где он уже в дебюте показал себя Мастером - вот так, с большой буквы. Нам же остается только наслаждаться этим не увядающим с течением времени шедевром. 

Иванов по-старому

Специальный приз "Российской газеты" "за верность классическим традициям русского искусства, талантливое воплощение на экране одного из шедевров русской драматургии" на фестивале "Дубль дв@" присужден фильму "Иванов" Вадима Дубровицкого.

"Я очень люблю Чехова, - во вступительном слове перед фестивальным показом картины признавался известный театральный продюсер и режиссер Вадим Дубровицкий, дебютировавший с "Ивановым" в кино. - Когда я снимал фильм, я догадывался, что у него не будет широкого зрителя и широкого экрана, - сегодня такое время (а может быть, такое время было всегда, и нам это только кажется), когда просто размышления героев о жизни, которой они живут, наверное, не являются чем-то таким, что привлекает особое внимание широкой публики. Я не склонен жаловаться на плохой прокат или времена - все есть так, как есть. Я взываю полюбить Чехова и надеюсь, что не сильно попортил его своим вмешательством. Не было задачи как-то удивить или же, как теперь модно говорить, предоставить новое слово или новое прочтение. Я вообще сторонник того, что с новым прочтением надо быть крайне аккуратным, и считаю, что новое прочтение очень часто возникает от неумения читать - читать глубоко и внимательно. Свой голос возникает, если своим голосом разговаривать, поскольку голоса у нас у всех разные. Если мне удалось угадать с лицами, голосами, темпоритмами, с моим пониманием того, что имел в виду Чехов, то, вполне не исключено, что получилось интересное кино. Я буду рад, если этот фильм затронет смотрящих. Поскольку, еще раз повторюсь, мечтать о широком прокате не приходилось, мне просто важно, чтобы этот фильм кто-то увидел".

Реакция на картину Вадима Дубровицкого на фестивале "Дубль дв@" была более чем восторженная - зрительские отклики читайте на сайте www.rg.ru и фрагменты из них - на этой же полосе правее, включая победителей конкурса зрительских рецензий.

О парадоксах нашего и чеховского времени Вадим Дубровицкий рассказал в интервью "Российской газете" после церемонии награждения.

- В своем фильме вам удалось собрать блестящий актерский состав: Богдан Ступка, Алексей Серебряков, Эдуард Марцевич, Владимир Ильин, Анна Дубровская, Валерий Золотухин. Но когда вы приступали к кастингу и звонили с предложением, у всех актеров первое ощущение было - это розыгрыш? Спрашивали: "И что, правда, будете Чехова снимать?" Я сейчас о тенденциях. Большинство людей, которые фильм видели, от него в восторге. Он лидер по отзывам - умным, доброжелательным, благодарным. Ваша версия: почему он не добрался до широкого проката - есть ответ, соотносимый с логикой? Почему хороший фильм, с изумительно красивым изображением, с прекрасными актерскими работами, по русской классике, у нас, как правило, сегодня становится могилой неизвестного солдата? Я в данном случае не только об "Иванове" говорю - об общем положении в стране.

Вадим Дубровицкий: Я когда слышу разговоры про кино, складывается впечатление, что кинопроцесс рассматривают вне контекста всего общества и всего того, что происходит во всей стране. У нас сегодня плохо с культурой, просто беда. Причем с культурой даже не только театральной, кино и прочей, а с культурой в широком смысле: с культурой поедания пищи, культурой общения на дорогах за рулем. Дальше - тупик. И мне кажется, одного осознания этой катастрофы снизу сегодня не достаточно; сверху должно от власти пойти какое-то решение. Один пример. На днях по телевидению показывали эпизод: летчик в Америке сошел с ума в полете. По всем телеканалам говорили, что летчик на такой-то высоте вдруг вышел из кабины, начал заговариваться. Наши телеведущие это передавали как комикс - с улыбкой. Вообще-то ничего веселого в ситуации не было: человек сошел с ума, двести пассажиров оказались висящими в воздухе. Случился героический поступок, чудом в самолете оказался летчик, который смог дальше вести самолет, оказался врач. Но это совпадение, спасшее от трагедии. А мы веселились. У нас "Камеди клаб" стало тоном нашего общения. Я их не обсуждаю - на вкус и цвет товарищей нет, и доказать невозможно, что это юмор за гранью не то что интеллигентного, а просто элементарно культурного человека. Я говорю о том, что проблема не сугубо кинематографическая. Мне повезло, я когда-то общался с покойным композитором Николаем Каретниковым. Мы дружили. И Николай Николаевич мне как-то сказал: слушай, я думал, что при советской власти деятелям культуры было плохо, потому что они все время нас доставали. Сейчас хуже: нас вообще никто не замечает, мы никому не нужны...

Сегодня такое культурное пространство сильно формирует телевидение. Что пенять на кинопрокатчиков, если фильм "Иванов" по случайному совпадению (действительно по случайному) вышел к 150-летию рождения Чехова. Когда я это понял, подумал: все, наши в дамках. Надеялся, что сейчас, под юбилей-то... На один из центральных телеканалов я отдал диск, который, как вы говорите, вызвал такие хорошие отзывы у людей. И вот культура общения - мне никто не перезвонил, никто не сказал "спасибо", или "до свидания", или "идите подальше". Я сам с трудом дозвонился и услышал от помощника довольно ироничное, с таким пренебрежением: "Вы - смелый человек". Имелось в виду, что я - идиот, который решился подобное делать. С пояснением: "Понимаете, нашей публике это не нужно. Это не наш формат".

- Проблема в том, что кто-то все время решает, что публике нужно.

Вадим Дубровицкий: Я тогда ответил: если в год 150-летия Чехова фильм по Чехову с Богданом Ступкой, с Эдуардом Марцевичем, с Владимиром Ильиным не есть формат нашего российского телеканала, тогда это не формат вообще. Называйте канал "Великобритания"...

Полностью интервью читайте в ближайших номерах "РГ"

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке