Новости

Рак побежден, но оружием победы нужно уметь пользоваться

Три дня в Российском онкологическом научном центре имени Н.Н.Блохина ведущие онкологи страны обсуждали проблемы, которые, без преувеличения, волнуют каждого из нас. Потому как все мы боимся ракового диагноза, воспринимаем его как приговор. Так ли это? На этот и другие вопросы отвечает директор РОНЦ академик РАН и РАМН Михаил Давыдов.

Михаил Иванович, можно сколько угодно говорить о том, что на первом месте по летальным исходам - заболевания сердца и сосудов, но почему даже инфаркт не вызывает такого ужаса, как раковый диагноз?

Михаил Давыдов: Я категорически против такого восприятия онкологического заболевания. Для этого у меня, посвятившего борьбе с ними фактически всю жизнь, есть серьезные основания, есть тысячи примеров. К сожалению, у нас не принято говорить об успехах, предпочтение отдается негативу.

Но, согласитесь, негатива, более чем достаточно. С ним приходит безысходность, потеря надежды, некая беспросветность.

Михаил Давыдов: Если вы заметили, на нашем форуме основной упор сделан на главную, глобальную задачу современной онкологии: использовать тот мощнейший научный потенциал, который есть в мировой и отечественной онкологии для резкого повышения эффективности лечения онкологических больных.

Это реально?

Михаил Давыдов: При одном непременном условии: при действенности системы раннего выявления злокачественных опухолей. На это должны быть направлены все программы противоопухолевой борьбы.

О значении профилактики говорим постоянно, а толку чуть...

Михаил Давыдов: В данном случае не вообще о профилактике. Хотя не соглашусь с вами, что от нее толку чуть. Здоровый образ жизни, борьба с курением, гиподинамией, здоровое питание, умение преодолевать стрессы - всё это очень важно. Но осуществить все это на практике сложно. Все упирается в социальные проблемы. Кроме того, не нужно в этой борьбе доходить до крайности, лишать людей житейских радостей. А вот добиться раннего выявления рака - тогда он излечим - вполне возможно.

Тому есть немало примеров. Правда, не российских, а США, Скандинавских стран. В США за последние 6-7 лет в полтора раза меньше стало рака легкого. Только за счет того, что там эффективна борьба с курением. Рак желудка в США - редкость. В России же он на втором месте среди всех локализаций рака. В США 95 процентов женщин выздоравливают после рака молочной железы. В России таких - всего 60 процентов. И это за счет того, что опухоли выявляются на ранних, излечимых стадиях.

Раннее выявление онкоболезней - задача общей сети здравоохранения, ее первичного звена, врача общей практики или?..

Михаил Давыдов: В вашем вопросе слышу ответ: именно "или". Это задача специализированных онкологических учреждений, онкологических диспансеров, которые ни в коем случае нельзя порушить. У нас нет настоящей онкологической службы, настоящего мониторинга, скрининга. В Японии, например, около 40 государственных онкологических программ, финансируемых правительством. Япония по количеству выявляемых раковых заболеваний - на первом месте в мире, так как в этой стране самая большая продолжительность жизни - японцы доживают до своего рака, но... не умирают от него. У них, например, на первом месте по частоте - рак желудка. А смертность от него минимальная. Потому что после сорока лет каждые полгода они проходят исследование желудка. Отработана система осмотра, во время которого человеку выдается эндоскопическая пилюля, с помощью которой осматривается весь желудок. Если там хоть малейшее неблагополучие, проводится гастроскопия. И запущенных раков там нет.

А у нас нет таких пилюль...

Михаил Давыдов: Это плохо. Но главное - не в них. Главное - надо, чтобы после сорока лет каждый проходил специальное обследование на раннее выявление опухоли.

Вот создана вакцина против вируса папилломы человека, поражающего шейку матки и ведущего к развитию опухоли. Она способна уберечь женщину от развития злокачественной опухоли. Как вы, Михаил Иванович, полагаете, возможно появление вакцины, предупреждающей любой рак? Настанет ли день, когда можно будет сказать, что рак побежден?

Михаил Давыдов: Вакцина, по-моему, из разряда нереального. А вот о победе над раком можно говорить уже теперь. Он побежден. Тысячи пациентов, перенесших его, полностью выздоравливают. Но оружием победы нужно уметь пользоваться. Оно должно быть доступно всем, кто в нем нуждается.

Хирургическое лечение - одно из этих оружий. Вы им, это общеизвестно, владеете виртуозно. Но один из корифеев отечественной онкологии Савицкий говорил во время одной из своих лекций в 60-е годы прошлого века: "Я выполнил 10 резекций кардии. 9 больных умерли. С тех пор я не делаю этих операций"...

Михаил Давыдов: Не идут ни в какое сравнение возможности хирургического лечения шестидесятых годов и нынешние. Хирургическое лечение было, и думаю, будет всегда составной частью борьбы с опухолями. Недаром же в онкологии речь о комбинированном лечении. И очень важно, чтобы доступными были не только скальпель, но и все современные препараты, лучевая терапия и так далее.

На ваш взгляд, надо ли пациенту сообщать его раковый диагноз?

Михаил Давыдов: Убежден - надо. Так принято уже во всем мире. Пациент должен становиться союзником в борьбе с недугом. Он должен знать, как себя вести, чтобы ему противостоять.

Михаил Иванович, на дверях приемной вашего директорского кабинета две таблички. На одной - ваша фамилия. На другой - академик Николай Николаевич Блохин...

Михаил Давыдов: Это, конечно, не потому, что я его ученик и последователь. Это потому, что Блохин - гордость России, великий ученый, великий врач, заложивший основы многих современных направлений развития онкологической науки, практики. И наша нынешняя сессия посвящена 100-летию со дня его рождения. Очень важно помнить о таких людях. И чтить их память.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке