Новости

10.05.2012 00:35
Рубрика: Общество

Правд должно быть много

Текст: Андрей Максимов (писатель, член Академии российского телевидения)

А раньше "Правда" у нас была одна: одна такая большая газета "Правда" - орган огромного такого ЦК практически безграничного КПСС.

И большинство считало, что вся правда - в "Правде". Попадались отдельные люди, искренно убежденные, что "Правда" - ложь, да в ней - намек. Если, скажем, кого похвалили в главной газете СССР - это как-то подозрительно, а если поругали - значит, человек талантливый. Таких "отдельных" людей становилось все больше, больше, больше… А потом СССР вместе с ЦК и вместе с КПСС погибли, газета "Правда" тоже пару раз погибала, возрождалась, сейчас она, говорят, выходит как орган КПРФ, но я таких органов не читаю.

"Правде" исполнилось 100 лет. Журналисты моего поколения помнят, что 5 мая всегда был одним из самых "пьяных" дней (наряду с Новым годом), потому что свой профессиональный праздник отмечали всегда и все.

Газету "Правда" хочется поздравить с юбилеем, потому что она - безусловный символ эпохи. А не каждой газете удается таким символом стать. Вот сегодня сколько изданий, а символ эпохи есть ли среди них? Вопрос.

Мой папа, поэт и публицист Марк Максимов, не раз ездил в командировки с корреспондентским удостоверением "Правды" и иногда брал с собой меня. Я видел: удостоверение это открывало практически любые двери. К корреспонденту "Правды" относились с некоторым, я бы даже сказал, суеверным  уважением.

Теперь не то, конечно. Получив свободу печати, одновременно, мы получили и свободу от печати. Чиновники любого уровня газетные статьи, в целом, игнорируют.

 Если в поисковой системе вы наберете слово "репутация" и кликните "словарь", то выскочит множество определений… "деловой репутации". Другой у нас, видать, нет что ли? А если нет репутации - чего бояться газет? Тогда надо суда бояться.

Мне кажется, мы не обратили внимания на то, что у газет сегодня сменился вектор. Писать в надежде на реакцию чиновников - бессмысленное дело. Я думаю, что основное дело газет сегодня - сообщать читателям: дорогой, ты не один! Есть люди, которые думают так же, как ты; возмущаются тем же, что и ты; у которых такая же правда, как и у тебя.

Помнится, на журфаке мы учили знаменитую фразу Ленина: "Газета - не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор". Ленина, признаться, я не очень люблю, но тут он, что называется, попал в десятку. И чиновники боятся сегодняшних газет не за то, что они могут что-то не то пропагандировать, или не за то агитировать,  а за то, что газеты - и в бумажных своих версиях, и в интернет - могут организовывать. Чиновник - он ведь хочет сам организовывать, и когда другие этим занимаются, ему не нравится.

Тот же Ленин заметил, что всякое сравнение хромает. И, наверное, не стоит сравнивать нынешние времена с правдинскими: тогда своя была правда, сейчас - иная. Кто-то по тем временам ностальгирует, кто-то их не любит, а кто-то вообще не знает, потому что неинтересно ему.

Но вот чего мы, современные журналисты, так деремся друг с другом - этого искренно понять не могу. Мы жестко разделились на лагеря, и оцениваем сказанное, увиденное по телевизору, услышанное по радио не потому, что сказано, а по тому, кем сказано. Есть авторы, которых вы никогда не прочитаете в оппозиционных изданиях, и те, кого вы ни за что не увидите в изданиях не оппозиционных.

Радиоведущая одной оппозиционной радиостанции перестала со мной здороваться без объяснения причин. Видимо, она считает себя единственным подлинным борцом за демократию в этой стране, а те, кто борются иначе, - ей кажутся врагами. Я даже прибег к старинному эпистолярному жанру, предлагая помириться: куда там! Она борется страстно и нервно. Со всем тем, что не нравится лично ей.

Пишу об этом, скорей, как о забавном факте нашего странного, необъяснимого журналистского размежевания.

Журналисты часто повторяют знаменитую фразу Вольтера: я не разделяю ваших убеждений, но готов погибнуть за то, чтобы вы имели возможность их высказать. Хорошие слова! Но кто из моих коллег ими руководствуется?

Вопрос…

Если журналисты не будут показывать пример нормальной дискуссии, когда стороны уважают друг друга и слышат аргументы друг друга, то кто тогда будет это делать?

Коллеги, есть огромная наша вина в том, что сегодня в самых разных СМИ люди все больше кричат и все меньше разговаривают.

Крик - это желание заявить о себе. Разговор - это потребность понять другого. Кто, как ни журналисты, должны учить общество этому пониманию?

… Мне все-таки кажется, что правд, как и вкусов, должно быть много. Может быть, только в каких-то самых глобальных вещах правда одна, не предполагающая вариантов: любить мать, любить Родину, не бить детей, не подставлять товарищей… А что до деталей - пусть будет много правд. Это нормально.

Ненормально, когда человека, у которого другая правда, мы готовы уничтожать. А если так размышляют коллеги журналисты - вдвойне печально, ведь мы всегда даем обществу вектор.  И когда ненависть растет в журналистской среде - общество никогда не будет спокойным.

Поэтому я еще раз предлагаю поздравить, идеологически чуждую многим из нас, газету "Правда". Просто потому, что не каждой газете удается прожить 100 лет. Просто потому, что радоваться за коллег - это нормально.

Общество СМИ и соцсети Колонка Андрея Максимова