Новости

08.05.2012 00:50
Рубрика: Власть

Увидеть реальность

О новом понимании миропорядка

Нельзя сказать, что система международных отношений пришла в равновесие, разрушенное окончанием холодной войны. Скорее наоборот. Она продолжает меняться, формируется новый миропорядок.

Причем происходит это весьма сумбурно и вне какого-либо серьезного контроля и управления со стороны глобальных организаций или больших стран. Международные отношения превратились в набор экспромтов различных игроков, которые пытаются использовать переходную ситуацию себе на пользу, окончательно разрушая остатки прежнего баланса сил. Хотя в ближайшие 10 лет не предвидится широкомасштабной войны, мир погряз в локальных конфликтах, часть которых способна серьезно его потрясти. Традиционное понимание международной и национальной безопасности уходят в прошлое, а глобализация сегодня настолько переплетает экономики разных стран, что для многих из них невозможно определить границы собственных национальных интересов.

В этих условиях перед руководством любой влиятельной страны стоит задача выработки адекватного внешнего курса. Для России она усложняется целым рядом факторов. С одной стороны, влияние России определяется ее постоянным местом в Совбезе ООН, наличием огромного ядерного потенциала, большой территории и колоссальных запасов энергоресурсов. С другой стороны, именно это делает ее заложником старого миропорядка, где эти характеристики играли принципиальную роль. Задача Путина на ближайшие годы заключается в том, чтобы попытаться превратить Россию из страны, игравшей одну из ключевых ролей в старом мироустройстве, в страну, обладающую максимально возможным влиянием в новом, только складывающемся миропорядке. Укрепив при этом свой суверенитет, безопасность и относительную независимость от неизбежных флуктуаций мирового финансового, энергетического и военно-политического рынков и повысив конкурентоспособность.

Этого Путину будет достичь непросто, ибо, во-первых, Россия сама находится в переходном состоянии, столкнувшись с необходимостью проведения ряда радикальных реформ, без успеха которых нельзя стать привлекательной на мировой арене моделью развития и включить механизмы "мягкой силы", которой она обладает. Не превратившись в успешное государство, трудно рассчитывать на глубокое и долгосрочное влияние в мире. Но уверенности в успехе реформ нет.

Во-вторых, в политэлите сегодня отсутствует хотя бы приблизительный консенсус по поводу роли и места России на мировой арене и ее позиционирования к главным центрам силы. Несмотря на наличие многочисленного экспертного сообщества, власти принимают внешнеполитические решения без учета его мнения. Москва перестала играть свою традиционную роль активного инициатора международных предложений и идей. Ее внешняя политика превратилась из активной в реактивную и свелась к тактическим зигзагам. Путину надо добиться повышения интеллектуального уровня внешней политики и ее активности.

В-третьих, за последние два десятилетия Россия не только вытеснена из регионов своего традиционного влияния, но и оказалась в меньшинстве, а то и одиночестве на международной арене, полностью растеряв старых советских союзников и партнеров, но не приобретя новых. Размер национальной экономики и ее энергетическая зависимость не позволит России копировать внешнюю политику Китая, который так экономически тесно связал себя с США, что получил возможность быть "кошкой, которая гуляет сама по себе". Иными словами, внешнеполитической целью Путина должно быть создание глобальной сети союзников и партнеров Москвы на мировой арене, что крайне непросто. Без такой сети влияние России будет носить неустойчивый характер.

В-четвертых, России так и не удалось преодолеть инерцию центробежных сил на постсоветском пространстве и самой стать центром его притяжения. Ее глобальная роль будет в значительной степени зависеть от того, насколько ей удастся создать центростремительную траекторию развития региона и стать его локомотивом в глобальный мир. Постсовестское пространство продолжает оставаться нестабильным, неконкурентоспособным набором стран, которые находятся на разных этапах внутренней трансформации. Пока России не удастся преодолеть системную депрессию постсоветского пространства и обеспечить ему адекватное место в мировой системе, оно будет оставаться самым серьезным ограничителем международного влияния самой России. Можно приветствовать особое внимание Путина к этому региону, хотя предложенные им модели реинтеграции стран бывшего СССР выглядят пока слишком прямолинейными и скорее напоминают доктрины недавнего прошлого.

В-пятых, Россия является единственной крупной страной мира, в которой до сих пор отсутствует более или менее целостная внешнеполитическая стратегия, включающая как взаимосвязанную систему целеполагания, так и механизмы реализации задач разной временной перспективы, а также понимание роли России в создании нового миропорядка. Отчасти это связано с тем, что в ней до сих пор нет устоявшейся системы национальных интересов и приоритетов, разделяемых подавляющим большинством россиян, готовых сделать личные и групповые интересы вторичными по отношению к ним. Внешняя политика России продолжает быть слишком зависимой от текущих внутриполитических событий, что придает ей непредсказуемый характер в глазах глобальной элиты.

Очевидно, что грядущее президентство будет в значительной степени непростым периодом трансформации страны. Но объектом глубоких изменений должна стать и внешняя политика. России надо не только найти адекватное место в меняющемся миропорядке, но и определиться с алгоритмом международного влияния. Для этого ее президенту нужны не только изрядная политическая воля и интеллект, но и умение подняться выше личного понимания, своих интересов и обязательств с тем, чтобы видеть реальность таковой, какая она есть.

Власть Позиция Колонка Николая Злобина