Новости

14.05.2012 00:31
Рубрика: Происшествия

Кодекс нагайки

На Кубани казака публично выпороли за непристойное поведение

Одиннадцать плетей получил 32-летний казак из станицы Успенской, что в Белоглинском районе Краснодарского края. А поплатился служивый за хамское поведение по отношению к женщине.

Группа казаков возвращалась из Москвы домой. По дороге некоторые приняли на грудь. Кончилось тем, что два подвыпивших казака, чем-то недовольные, обругали проводницу. Правда, один из них все же извинился перед женщиной, но, несмотря на раскаяние, проступок посчитали столь серьезным, что служивого по возвращении изгнали из станичного казачьего общества. А второй просить прощение у оскорбленной проводницы так и не захотел.

- Случай неординарный, вина у него большая, - считает атаман Белоглинского районного казачьего общества Александр Никитин, который и принял решение применить к буяну суровое наказание. - А плеть - одна из мер воспитания казака испокон веков, это наши традиции и к ним надо возвращаться.

Казачий суд оказался скор на руку: оперативно провели внутреннее расследование, хотя и сами провинившиеся отпираться от случившегося не стали. Тут же собрали правление станичного казачьего общества, выбрали того, кто отходит бутозера нагайкой, растянули провинившегося на лавке, спустили с него штаны и в присутствии полутора десятков казаков всыпали ему, что называется, по первое число.

После 11 горячих тот свою вину полностью осознал и попросил прощения.

- Это не жестокость, а наше административное наказание: нахамил - отвечай, и не завтра-послезавтра, а сейчас, - уверен атаман Никитин.

"Я благодарен атаману, что казаки поступили по нашим казачьим традициям ,так, как нас предки учили. Брать за грудки проводницу - это не по-казачьи", - так прокомментировал случившееся атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда. По словам его заместителя Константина Перенижко, сейчас на Кубани такое наказание среди служивых не применяется, но если станичники так решили, это их право и внутреннее дело казачьего общества.

Действительно, за последние лет 15 - 17 в крае о порках среди казаков слышно не было, хотя в начале 1990-х, когда войско только возрождалось, такая практика в их среде существовала.

- Причем применялись плети не только к казакам, но и к бандитам, - рассказывает член адвокатской палаты Краснодарского края Сергей Рухтин. - В 1994 году был случай, когда в поселке Индустриальном недалеко от Краснодара казаки поймали сына одного авторитета, парень угрожал местным фермерам, а правоохранительные органы на это никак не реагировали. Вызвали его отца, который сказал: "Сами решайте, что с ним делать". Бандиту тогда всыпали прилюдно на площади 10 плетей.

Был и другой случай, когда сын казака ограбил ларек и попал в кутузку. Его отец пришел к атаману и попросил поручиться за него, в итоге они договорились с хозяином ларька, тот забрал из милиции заявление, парень и его родитель согласились, чтобы правонарушителя выпороли. После наказанный не раз поблагодарил за науку. А в том поселке после этого несколько лет не было грабежей.

Кстати, даже в стародавние времена порка считалась едва ли не самой постыдной расправой среди вольных кубанских служивых.

- У казаков были телесные наказания, но это считалось позорным для взрослых людей и к ним такие меры применялись очень осторожно, - рассказывает старший научный сотрудник научно-исследовательского центра традиционной культуры "Кубанского казачьего хора" Игорь Васильев. -Чаще провинившихся штрафовали, выгоняли из станицы, исключали из общества, применяли какие-то другие позорящие наказания. Например, вору украденные вещи вешали на шею, гоняли по станице и заставляли кричать: "Я вор". Порка же была преимущественно наказанием семейного характера и весьма приватным. Секли в основном отцы или деды. Публично это делали крайне редко, а выпороть женатого солидного казака вообще считалось дурным тоном.

Надо сказать, что случай в станице Успенской вызвал у опрошенных корреспондентом "РГ" экспертов двоякое отношение, возможно, в крае, где сильны казачьи традиции, и не могло быть иначе.

- Телесные наказания в нашей стране незаконны и являются нарушением конституционных прав человека, посягательством на его личную неприкосновенность, - говорит член адвокатской палаты Краснодарского края Алексей Сазонов. - Сейчас причинение незначительных телесных повреждений - административное правонарушение, хотя раньше подпадало под уголовную статью. Любая традиция должна соответствовать действующему законодательству. Казакам необходимо понимать, что они живут в обществе и должны действовать в рамках закона, а не подавать дурной пример другим людям. Эти два нарушителя тоже совершили мелкое хулиганство, проводница должна была написать заявление, на них бы составили протокол об административном правонарушении и подвергли административному взысканию.

Однако адвокат Сергей Рухтин считает иначе:

-В таких традициях воспитания нет ничего плохого, - говорит он. - В какой-то степени подобного рода частные правосудия - обеспечение той справедливости, которую не всегда может гарантировать государство. Конечно, в современном мире такой способ профилактики явно не соответствует ныне понимаемым правам человека.

- В стране должны быть один закон и одна правовая система, - уверен заместитель председателя Общественного совета при главе администрации Краснодарского края по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Савва. - То, что было традицией, сейчас применяться не должно. Другое дело, если человек добровольно захотел, чтобы его секли, никто этому препятствовать не может. Но расширение подобной практики я считаю категорически невозможным делом. Если бы этого казака наказали по закону, это было бы серьезнее, чем 11 плетей.

Эта история уже бурно обсуждается и в кубанском интернет-сообществе, причем без особой жалости к высеченному.

- Сложно как-то однозначно оценить эту ситуацию. С одной стороны, посягнули на достоинство человека, а с другой, его наказали за хамство. Может, если будут сечь, и порядка будет больше? - говорит жительница Сочи Елена Ермакова.

комментарий

Алексей Куприянов, почетный адвокат России:

- Подобные проявления правового нигилизма - наказать ремнем, причем взрослого человека и публично, в тоталитарном советском государстве были бы совершенно невозможны. А вот с приходом нового государственного устройства, основанного на демократических принципах, некоторые граждане России, интегрированные в общественные "по интересам", национальные и религиозные группы, ошибочно поняли новые принципы, как полное или частичное освобождение от соблюдения законов страны, как свободу попирать чужие интересы в угоду собственным гражданским или конфессиональным убеждениям.

Как правило, федеральное законодательство пытаются игнорировать в какой-то общине или на отдельных небольших территориях, в тех местах, где местная власть проявляет слабость, а иногда и боится неформальных лидеров таких группировок, либо не желает резонанса, связанного даже с вполне законным подавлением противоправных проявлений. Набегут "правозащитники", раскричатся... Неизвестно еще, как там наверху "аукнется", лучше не выносить сор из районной избы: "Ну, порют и порют, закроем глаза, может, и поделом, есть за что наказать". Очень может быть, что и поделом, да только не по закону.

Уголовные или административные наказания, связанные с принуждением и ограничением конституционных прав граждан, регулируются исключительно федеральным законодательством единым на всей территории России. Исполняются эти наказания или применяются какие-либо меры принуждения также исключительно федеральными органами власти, которые не имеют права передать свои функции "общественникам".

С точки зрения права пороть нельзя даже того, кто дал на это свое добровольное согласие. А такое согласие неформально дают члены казачьих объединений, подвергающиеся порке по указанию "старшин". Но в таком случае, при наличии признаков причинения серьезного вреда здоровью, от наказания исполнителя порки и других наказаний (в тоталитарных сектах доходит до членовредительства!) спасает латентность подобных правонарушений, информация о которых умирает внутри общественной группы. Да и трудно прокурору в состязательном процессе доказать обвинение, если потерпевший и обвиняемый станут его опровергать.

Тоже относится и всякого рода к религиозным судам. Судебная власть также устанавливается исключительно федеральным законодательством. Конституция гласит: "Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону".

В гражданско-правовых спорах можно обращаться за советом к кому угодно, к адвокату, медиатору, уважаемому соседу и к авторитетному духовному лицу. И это не будет судом, с точки зрения права. Лица, принявшие совет лица, мнению которого они доверяют, просто добровольно урегулируют свой спор, юридически будет иметь место решение вопроса "миром".

Настоящая судебная власть начинается там, где существуют механизмы принуждения к исполнению судебных решений. И тут никаких компромиссов у государства с "частником" быть не может. Судебный спор между соседями о границе земельного участка должен и будут разрешать в федеральном суде по единой процедуре и единому закону, где бы соседи ни проживали, к какому народу или религии себя ни относили.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край Казачество в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники