Новости

18.05.2012 07:59
Рубрика: Власть

Город ждет "Разрушителя"

Корреспондент "РГ" выяснял, когда под Зимой прекратятся взрывы

Утилизация боеприпасов на полигоне лишила покоя жителей целого города в Иркутской области.

Вот уже месяц на полигоне под Зимой ждут устройство "Разрушитель"  Р - 40. Это -  новая разработка, которая позволяет утилизировать старые боеприпасы запасы в полевых условиях и, в буквальном смысле, без шума и пыли. Пока же, по словам начальника группы информационного обеспечения Центрального военного округа в Новосибирске Юрия Сивохина,  военные уменьшили мощность взрывов.

Тихо уничтожить

С виду "Разрушитель" напоминает металлическую трубу, начиненную зажигательной смесью. Детонируя,  эта смесь пробивает корпус снаряда и сжигает внутри его взрывчатку. Нет детонации, нет сейсмоволны,  да и шум от "Разрушителя" куда меньше, чем при традиционной утилизации снарядов с помощью взрыва. Правда, сроки оправки этой установки в Зиму все время отодвигаются: сначала это была середина апреля, потом начало мая, теперь говорят о конце мая-начале июня.

А город ждет. Чтобы понять, насколько это важно для жителей, здесь надо было побывать хотя бы месяцем раньше. Сегодня взрывы боеприпасов на полигоне не грозят "взрывом" социальным. А ведь всего месяц назад мэр Зимы Владимир Трубников получал от жителей города ультиматумы - дескать, не прекратите взрывы, перекроем дорогу к полигону и устроим пикет. Что могло бы приключиться с такими горе-пикетчиками, даже думать не хочется.

Причиной недовольства граждан стала утилизация боеприпасов на полигоне под соседним Саянском. Подобные мероприятия проходят во многих точках России. На военных складах накоплены, еще со времен Советской армии, миллионы единиц боеприпасов, которые от длительного хранения стали небезопасны (взрывчатка со временем меняет свои химические свойства). Их надо уничтожать. Но живущим в окрестностях полигона гражданам процесс утилизации снарядов, мягко говоря, не нравится. А что тут  может нравиться,  если изо дня в день,  да по нескольку раз в сутки над городом рокочет  рукотворный гром, в квартире  у тебя хлопают незапертые окна и двери, звенит люстра, и дребезжит  посуда в шкафу.  Как минимум, это действует на нервы, как максимум, становится страшно: а ну как в следующий раз люстра упадет на голову? В Зиме и ближайших к ней поселках люди стали  жаловаться, что из-за взрывов у них рушатся печные трубы, летит штукатурка, расходятся швы между панелей.  А рядом еще и химический завод, и подземное хранилище этилена…  Вдруг и там не все спокойно?

- Небольшая трещина в стенке хранилища  - и перемрем мы тут все, как тараканы, - сердились горожане. -  И никакой информации, никто ничего нам не говорит ни о том, сколько этих взрывов еще будет, опасны ли они для химзавода. Все молчат!

Дан приказ ему…

Местные власти отправляли письма в областные инстанции: мы понимаем, что взрывы - это дело государственной важности, но даже столь важные дела нельзя решать за счет безопасности гражданского населения. В областном правительстве заявляли, что мэрия Зимы должна была организовать рабочую группу с участием командования военной части и обговорить объемы закладки (количество тротила, которым взрывают старые снаряды), чтобы минимизировать разрушительную силу детонации.   Командир части игнорирует заседания? Так надо было самому приехать  в часть: мэр  - хозяин на своей земле или нет?

При этом региональные чиновники "забывали" о том, что у главы маленького муниципалитета  никаких рычагов влияния на структуры Министерства обороны нет и быть не может, а военная часть - режимный объект, куда - мэр ты, не мэр - могут запросто не пустить.  Но то, что в городе здания действительно рушатся областная комиссия, выезжавшая в Зиму, признала:  в основном это отслоение фактурного слоя  и штукатурки, оголение арматуры  в панельных домах микрорайона Ангарский, поселков Транспортный и Гидролизный, а также в нескольких социальных учреждениях. Были также обнаружены повреждения несущих конструкций.  Разрушения не тотальные, но не обращать внимания на них нельзя.

Военные же отрицали любое воздействие на здания  в городе и обвиняли Владимира Трубникова в намеренном раскачивании ситуации.  И добавляли: если местные власти пытаются добиться от Минобороны денег - ничего  не выйдет.

- Видел я ту трубу, которая якобы от взрыва развалилась, - эмоционально рассказывал командир части майор Артем Горбатенко.  - Ну, знаете,  если мы эту трубу порушили, тогда я и "Титаник" потопил. Там же невооруженным глазом видно: кирпич старый, кладка плохая, слабая - да та труба от старости упала. У  меня в военном городке почему то нет никаких разрушении, в ближайшем к полигону поселке я о них не слышал. А в Зиме есть… И потом, когда в декабре в Туве землетрясение было, здесь в Зиме тоже трясло сильно. Люди на улицу выбегали. Почему-то никто  после тех толчков не заявлял о каких бы то ни было разрушениях.   А после взрывов появились.  Я и так закладку тола, который собственно и подрывает старые снаряды - делаю минимальной  - при норме 120 кг тротилового эквивалента закладываю 50. Ну не могу же я сосем не взрывать, у меня план -  каждый день должен утилизировать  80 тонн боеприпасов и до конца года завершить утилизацию. Это приказ, в конце концов.

- Это государственная программа. Мы для безопасности местного же населения этим занимаемся, --  вторил Юрий Сивохин. - Местным властям лучше бы обратить внимание на состояние домов - в каком они состоянии, чтобы  так сыпаться? Якобы от взрывной волны штукатурка отвалилась…  Да если бы  взрывная волна такой силы была,  в окнах домов по всей округе стекла бы повылетали. Но стекла, заметьте, стоят.

- Да мы о взрывной волне и речи не ведем, -- возражала мэр Зиминского района Наталья Никитина.  - Нас волнуют землетрясения. Несколько взрывов следуют  один за другим, с каждым следующим вибрация все сильнее - от этого и дома ходят ходуном. И именно воздействия этих толчков на завод и этиленохранилища опасаются люди.

Кто заплатит за взрыв

"Выбить" средства с  Минобороны  никто и  не пытался,  хотя бы потому, что для предъявления финансовых претензий  необходимо доказать прямую связь между взрывами и разрушениями, пояснил Владимир Трубников.  А потом с этими  доказательствами идти в суд. Теоретически это  возможно: установить специальные приборы, фиксирующие колебания грунта, сделать замеры, рассчитать нагрузку на здания и сооружения… Есть и организации, которые могут этим заняться - тот же Институт земной коры в Иркутске. Но  на подобные исследования в муниципальных бюджетах денег нет. Областная казна тоже на эти цели средств не выделяет.  Так что может и правы военные, и взрывы тут действительно не при чем? Даже если и при чем,  в суд идти  по закону должны владельцы собственности, а откуда у бабульки со старой печкой и разрушенной трубой деньги на тяжбу с Минобороны?

К счастью на очередной комиссии представители руководства Центрального военного округа, региона и местных муниципалитетов сумели прийти к компромиссу. Военные пообещали реактивные снаряды, взрывы которых наиболее мощные, вывезти на Урал и там утилизировать на заводе.  А в Зиму - привезти "Разрушитель".

А почему нельзя было с самого начала вести утилизацию с помощью этой установки,- спросила  я у военных.

- Это новая разработка, она лишь недавно прошла испытания.

- Но тогда неужели нельзя было вывезти все боеприпасы, а не только реактивные, чтобы утилизировать на заводе? - не отстаю я. Военные отводят глаза:

- Так перевозка сейчас стоит ой как недешево, да и за утилизацию надо платить.

Вот так, все уперлось в деньги.  Взрывать снаряды на полигоне дешевле, чем перевозить на заводы и утилизировать там. И если можно не тратиться на разработки, то лучше не тратиться. Просто отремонтировать дома, не выясняя, действительно ли они рушатся от взрывов или, в самом деле, - от старости,  дешевле, чем докопаться до сути и либо судиться с Минобороны, либо признать правоту военных и вплотную заняться состоянием жилого фонда. Да сейсмические последствия взрывов стали сюрпризом во многом потому, что  сэкономили при выборе полигона:  исследований на предмет того, какие здесь грунты, как они могут отреагировать на сейсмоволну никто, как признались военные и МЧС, здесь не проводил,  и геофизические факторы, которые и повлекли определенные разрушения и вызвали дискомфорт для жителей, по всей видимости, просто не были учтены.

Вот только зиминцы, не пожелавшие терпеть падающую  на голову штукатурку, никак не вписались в эту систему экономии. Горожане надеются, что чудо-установка заработает под Зимой и оправдает связанные с ней надежды. И затяжная холодная война между военными и гражданскими руководителями закончится примирением.

А как у соседей

Работы по утилизации старых боеприпасов закончились в Хакасии. 14 марта на полигоне "Красное озеро" саперы приступили к уничтожению боеприпасов, признанных бесперспективными для дальнейшего применения. Изначально предполагалось, что взрывы будут проводиться до сентября, однако военным удалось справиться с работой  раньше срока - ежедневно уничтожалось до 40 тонн снарядов.

Постоянные взрывы на полигоне беспокоили местное население, их даже  называли одной из причин выхода из строя городских коммунальных сетей. Однако, по данным проверки военной прокуратуры, нормы закладок боеприпасов не нарушались.

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Утилизация боеприпасов