Новости

21.05.2012 16:20
Рубрика: Культура

Фильм Алена Рене участвует в главном конкурсе Канна

Первое, что приходит в голову после просмотра нового фильма Алена Рене - нам бы поучиться столь уважительному, даже трепетному отношению французов к своим ныне живущим классикам. Меньше чем через месяц великому Алену Рене исполнится 90, и его новый фильм - в конкурсе Каннского фестиваля. И я уверен, что завтра пресса будет очень серьезно и вдумчиво анализировать новую работу мэтра, и никто не позволит себе хамства, которое стало хорошим тоном в российской критике по отношению к ветеранам нашего кино.

При том, что фильм "Вы еще ничего не видели", мягко говоря, не лучший в творчестве Рене.

Начало интригует. С десяток лучших актеров современного французского театра и кино (среди них Мишель Пикколи, Пьер Ардити, Сабина Азема, Матью Амальрик…) получают телефонное известие о смерти их друга и любимого драматурга Антуана д`Антака, в чьей пьесе "Эвридика" каждый из них пережил свой звездный час. В завещании Антуан просит их собраться у него в экстравагантном поместье, где учтивый дворецкий предлагает гостям посмотреть видеозапись "Эвридики" в постановке молодой театральной труппы La Compagnie de la Colombe. "По-прежнему ли современный театр интересуют такие темы, как любовь, жизнь и любовь после смерти?" - задается вопросом Ален Рене в фестивальном буклете к фильму.

Гости рассаживаются в креслах, и начинается пьеса, которую каждый из них знает наизусть. И вот уже, увлекшись, они начинают повторять за актерами с экрана фразы своих былых ролей, и молодого Орфея уже сменяют два пожилых, блиставших в этой роли двадцать лет назад, а юную Эвридику - то Сабина Азема, то Анн Консиньи. Время от времени экран делится на две половины, где одну роль синхронно играют два актеры разных поколений. И таким образом перед нами проходят все три акта пьесы, где события греческого мифа об Орфее, который последовал за Эвридикой в ад и любовью вернул ее к жизни, перенесены в современную Францию. И Эвридика, польстившись на козни Лукавого, теперь гибнет в столкновении автобуса с бензовозом.

После окончания пьесы гостей ждет еще целая цепь сюрпризов, в результате которых мистифицированные похороны обращаются в настоящие. Рассказывать подробности не буду, чтобы сохранить интригу для будущих зрителей. Хотя уверен, что смотреть эту картину в дубляже совершенно бессмысленно - для адекватного воспроизведения фильма, самой его сути, нужны актеры, каких у нас теперь, увы, нет.

Этот фильм, как я его понимаю, - объяснение в любви к театру. Ален Рене, подобно Феллини, всегда стремился активно использовать в своих фильмах язык театра, таким образом принципиально избегая примитивного бытоподобия современного кино. В новом фильме он берет актеров фантастических, способных с полной отдачей сыграть и телефонную книгу. Этим они, в сущности, и занимаются, разыгрывая, с моей точки зрения, чудовищные тексты претенциозной, но явно беспомощной пьесы по мотивам греческого мифа. Играют великолепно, и если не вдумываться в текст, эту игру вполне можно воспринимать как божественно прекрасную, полную эмоций музыкальную пьесу.

Режиссер увлечен этой формальной задачей, он изобретателен и азартен, но свести концы с концами в этой невнятной игре-мистификации ему удалось, что называется, только "на живую нитку" - весьма условно и наспех.

Пресс-зал принял картину доброжелательными аплодисментами.

Каннский кинофестиваль Культура Кино и ТВ Мировое кино 65-й Каннский фестиваль