Новости

Завершился 65-й Каннский кинофестиваль

По общему признанию, фестиваль был беспрецедентно сильным: добрая половина из 22 конкурсных фильмов могла претендовать на призы.

Потенциальные лидеры сгрудились очень плотно, и кому из фаворитов отдать предпочтение, решать было как никогда трудно. Первым номером шли каннские лауреаты Кристиан Мунджиу с антирелигиозной драмой "По ту сторону холмов" и Михаэль Ханеке, показавший трагический процесс умирания двух очень старых людей, для которых вынесенное в название слово "Любовь" обрело еще более глубокий смысл. Перешагнувшие за 80-летний рубеж Эммануэль Рива и Жан-Луи Трентиньян сразу вошли в число претендентов на актерские призы. Сильным конкурентом считалась и "Охота" Томаса Винтерберга с грандиозной работой Мадса Миккельсена в главной роли. Абсолютно покорили публику французы Леос Каракс с оригинальнейшим сюром Holy Motors и Жак Одиар с мелодрамой "Ржавчина и кость"; в обеих лентах яркие роли Дени Лавана (в первой), Марион Котийяр и Матиаса Скунартса (во второй). В тени этих картин чуть померкли блестящие комедии "Королевство полной луны" Уэса Андерсона и "Ангельская доля" Кена Лоуча. Высоко оценивались шансы боевика "Ограбление казино" Эндрю Доминика. В последний день к фаворитам добавилась "Муд" Джеффа Николса - обаятельная история о путешествии двух подростков и одного взрослого дядьки в стиле "Гекльберри Финна". И, наконец, в число претендентов вошла германо-белорусско-латышско-российская военная драма Сергея Лозницы "В тумане", в рейтинге международной прессы набравшая 2,9 балла и занявшая место на второй ступеньке почета, разделив его с еще тремя лидерами.

В субботу критики подтвердили свой выбор: фильм Лозницы взял приз ФИПРЕССИ.

Это притча: человек неспособен жить не по совести, но именно это качество в мире войны становится для него источником жестоких мук. В основе повесть Василя Быкова, где два партизана должны отомстить односельчанину: он предал товарищей, пустивших под откос немецкий поезд. Товарищей повесили, предателя отпустили.

Фильм нарочито замедлен. Мстители передвигаются, как в тумане, от усталости движения неверны, и человеческое в людях пробуждается с трудом, чтобы, поворочавшись, снова уснуть. Пространство притчи очищено от лишнего: в центре столкновение трех жизненных позиций. Режиссер обозначает их как "святой - сомневающийся - преступный".

"Святой" - Сущеня. Как его сделали предателем, он расскажет сам. Немецкий офицер склонял его к сотрудничеству, обещал взамен жизнь - Сущеня ответил, что этого он не может. Но жить с чистой совестью ему не дадут - иезуитски отпустят, повесив остальных. И теперь на нем клеймо. Его должны были прикончить партизаны Буров и Войтик. Но война приготовит еще одно испытание - надеждой быть понятым. Буров ранен, он умрет, и Сущеня будет его нести через чащу под ненавидящим взглядом Войтика. Труп с негнущимися ногами его крест, его путь к искуплению не совершенного им греха.

"Сомневающийся" - Буров. Он пытается разрешить эту загадку: не предавал - почему же тогда отпустили? В нем еще ворочается задавленный войной рассудок. "Преступный" - Войтик. Преступный потому, что равнодушный. Ни в чем не сомневается, ему все ясно.

В повести характеры давались в отсылах к мирному прошлому, где возникали сцены лаконичные, но сильные, в них суть. Советское иерархическое сознание Войтика, например. Эпизод, где инспектор Войтик решил снизойти до народа, согласился подвезти бабку, но шофер Буров заставил его уступить место в кабине - пришлось трястись в кузове, вот и делай людям добро! В таких эпизодах, переданных через внутренний монолог Войтика, в повести дан анализ ничтожества "первых учеников" расчеловеченной системы. Так обозначены жизненные установки всех троих. В фильм эти сцены не вошли, и человеческая природа каждого оказалась как бы в тумане.

Лозница и оператор Олег Муту сосредоточились на создании среды - настороженного леса, когда шорох, треск, птичий крик таят в себе предчувствие смерти. Заторможенность - лейтмотив. Все как в тумане, в горячечном сне. Этот чисто кинематографический образ лучшее, что есть в картине.

Типажи редкостно выразительны. Буров (Влад Абашин) - тип человека обстоятельного. Он не смог пристрелить Сущеню на глазах жены и сына, даже позволил ему выбрать место для своей могилы посуше, за что и поплатился жизнью. Войтик ( Сергей Колесов) - скульптурно вылепленное лицо убежденного приспособленца, мелкого, но хваткого карьериста. И Сущеня (Владимир Свирский) - лик почти былинного героя, светлый взгляд праведника.

Я почти жалею, что читал повесть до просмотра. Литература всегда теряет в переводе на язык кино. Смысл повести рождался именно во взаимодействии прямого действия и "флэшбеков": прошлое заставляло иначе оценить настоящее. Прошлое из фильма ушло, с ним ушла объемность смысла. Правда, возник мотив, которого нет у Быкова. Поезд, пущенный под откос, вез наших заключенных, им суждено погибнуть от рук соотечественников. Возникает тема не способного рассуждать героизма, который ведет к еще большим бедам. Героика войны, где в горячечном тумане неразличимы даже понятия "свой - чужой", развенчивается окончательно.

Тема растлевающей душу войны волнует режиссера, он ее касался в родственном эпизоде из фильма "Счастье мое", где солдаты хладнокровно расстреливали учителя-"дезертира". Он собирается ее продолжить в фильме о Бабьем яре. Но рационалистичный подход, который вывел на высочайший интеллектуальный уровень документалистику Лозницы, в игровом кино ему начинает, по-моему, мешать. Здесь жизнь нужно не фиксировать, а создавать заново. И пропадает ощущение спонтанности, возникает нарочитость кадра, ритма, ракурса, слезы, выкатившейся из глаза тогда, когда нужно. Надеюсь, что мощный талант Сергея Лозницы сумеет пройти этот этап "перестройки", но пока он уверен, что не стоит так уж сильно разделять неигровое и игровое кино. Впрочем, в Канне мало кто читал повесть, а фильм переворачивает душу и сам по себе.

Лауреаты

Основные призы 65-го Каннского международного кинофестиваля

Золотая пальмовая ветвь - "Любовь", реж. Михаэль Ханеке.

Гран-при - "Реалити-шоу", реж. Маттео Гарроне

Приз жюри - "Ангельская доля", реж. Кен Лоуч.

Лучшая режиссура - Карлос Рейгадас ("После заката")

Лучший сценарий - Кристиан Мунджиу ("По ту сторону холмов")

Лучшая мужская роль - Мадс Миккельсен ("Охота")

Лучшая женская роль - Космина Стратан и Кристина Флютур  ("По ту сторону холмов")

Приз "Золотая камера" - Бен Цейтлин ("Зверь южной дикой природы")

Приз программы "Особый взгляд" - "После Лючии", реж. Мишель Франко.

Первый приз программы студенческих работ Cinefondation - "Дорога на", реж. Таисия Игуменцева (ВГИК)

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке