Новости

05.06.2012 00:45
Рубрика: Экономика

Субсидии уходят в прошлое

Скоро господдержка промышленности сильно сократится

Обеспечить приток инвестиций в экономику в необходимом объеме - такая задача встала перед правительством после вступления России в ВТО. Для этого необходимо создать стимулы для увеличения частных инвестиций и сформировать новые механизмы господдержки, не противоречащие ВТО, но частный капитал быстро расшевелить не получится. Ему нужны понятные, прозрачные и долгосрочные правила и понимание того, куда и как стратегически движется российская экономика. А это уже первый шаг к формированию промышленной политики.

Цель Всемирной торговой организации - либерализация мировой торговли, снятие торговых барьеров между странами, в т.ч. и таможенно-тарифных. В этом смысле повезло, например, таким странам, как Япония и Южная Корея, чей взрывной промышленный рост в 1950-е-1970-е, т.е. когда ВТО еще не было, был во многом вызван удачным применением двух ныне запрещенных ВТО инструментов - госсубсидиями для перспективных отраслей и ужесточением защитных мер в отношении импорта. Не повезло же тем, кто вступает в ВТО сегодня, например нам.

Действительно, к сожалению, для нашей страны со вступлением в ВТО свобода принятия таможенно-тарифных решений и прямые субсидии государства уходят в прошлое, и, что самое печальное, правительство России само себя лишает этого рычага экономического регулирования. Вступление нашей страны в ряды Всемирной торговой организации не оставило почти никаких иных легальных инструментов прямой господдержки, кроме финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Да и то - с оговорками. Например, в известном споре Boeing - Airbus одним из ключевых пунктов обвинений европейцев в отношении США были как раз скрытые, в виде софинансирования НИОКР, субсидии правительства США. Поэтому России либо предстоит учиться работать в новых условиях при помощи непрямых инструментов господдержки, либо готовиться к многочисленным судебным тяжбам в рамках ВТО.

России ранее не удавалось создать условия для серьезного увеличения частных инвестиций. Поэтому в качестве компенсирующей меры увеличивались государственные инвестиции

В промышленности, которая продолжает оставаться крае-угольным камнем любой современной развитой экономики, мы уже достаточно долго не наблюдаем новых крупных и даже средних инвестиционных проектов. По данным Росстата, индекс физического объема инвестиций показал прирост в январе-феврале 2012 года 20,3%. Однако, по данным минэкономразвития, прирост индекса физического объема инвестиций за I квартал 2012 г. составил 11,2%, т.е. идет тенденция к снижению. Более того, важно ведь не только, сколько инвестиций пришло в экономику, но и куда именно эти инвестиции были направлены.

Не секрет, что российская экономика - экономика госсектора. Формально государственных компаний у нас может быть не больше, чем, например, во Франции, и уж, конечно, меньше, чем у локомотива мировой экономики - Китая. Но, положа руку на сердце,- кто назовет, например, "Газпром" частной и независимой компанией, в которой государство - лишь главный акционер, не вмешивающийся и не определяющий политику компании? Данная парадигма распространяется и на всю остальную экономику страны. Соответственно, это находит отражение и в соотношении инвестиционных возможностей реально частных компаний и квазигосударственных: у последних ресурс несравнимо больше. Вопрос куда, сколько и когда инвестировать решается не в советах директоров, а в правительстве, которое выпускает директиву о том, как голосовать его представителям в органах управления крупных компаний с госучастием. Так что инвестиционный спад имеет вполне рациональное объяснение, которое лежит в сфере принципов функционирования российской экономики. В ситуации, когда главный инвестор - государственные и окологосударственные структуры, а настроения лиц, принимающих решения на всех уровнях, - неопределенные, не стоит ждать определенности и в части экономической политики, в т.ч. в ситуации с инвестициями.

Но загосударствление российской экономики - это не только риски, но и возможности. Риски всем известны и понятны, напомню лишь основные - низкая эффективность, неповоротливость, подавление частной инициативы, неспособность к быстрым и необходимым изменениям и т.д. Собственно, на этом и базируется тренд на либерализацию и уменьшение участия государства в экономике в странах Европы и Северной Америке. Но помимо рисков существуют и возможности: проще проводить государственную политику, в т.ч. промышленную, легче концентрировать ресурсы. Примеры стран Азии говорят нам о высокой эффективности такого "государства-управленца". Справедливости ради необходимо отметить, что России ранее не удавалось создать условия для серьезного увеличения частных инвестиций, поэтому в качестве компенсирующей меры увеличивались государственные инвестиции. России, видимо, нужно искать свой путь между Европой и Азией. Тем более к этому нас подталкивают не только внутренние причины, но и внешние. Россия уже принята в ряды ВТО, и действовать во внутренней экономической политике теперь придется по ее правилам.

Юрий Саакян, генеральный директор Института проблем естественных монополий

Экономика Бизнес Россия и ВТО