Новости

Молодые люди, причисляющие себя к креативному классу, сами не знают ответа на этот вопрос
Савве - 18, он учится на первом курсе факультета мировой политики Высшей школы экономики. Саше - 17, она студентка первого курса журфака МГУ. Оба ходили на митинги "За честные выборы", оба стильно одеваются, оба чувствуют свою принадлежность к той социальной группе, кого сейчас стали называть креативным классом. Обыватели же называют таких молодых людей "хипстерами".

Савва и Саша

Ни Савва, ни Саша четкого ответа на вопрос, кто такой хипстер, дать не могут. Да и самих себя причислять к хипстерам не торопятся. Саша говорит, что хипстер - это молодой человек, любящий все, что не является так называемым мейнстримом. Получается, что хипстеры, - это просто молодые люди, непохожие на других. Савва также не смог дать четкого определения этому понятию, он думает, что хипстер - это такой человек, для которого красота и эстетика находятся в абсолюте.

Но хипстеры - это совсем необязательно тинейджеры и студенты. Среди них попадаются и тридцатилетние. Это и не субкультура, хотя присутствуют характерные для нее черты.

Тогда кто же они, хипстеры, и откуда взялись?

Два персонажа соединились

В середине нулевых популярная культура почти полностью была подменена гламуром, хип-хопом, рэпом и R'n'B. В противовес им в молодежной среде стали возникать субкультуры. Пик этого явления в России настал в 2007 году, на Западе - на два года раньше. Именно в то время зародились два типа персонажей, которые в будущем, объединившись, породят хипстера. Первые - весьма положительные ребята, возникшие на контрасте с гламуром. Эти молодые люди не переставали слушать качественный рок, даже когда их в школе били "рэперы". Они хотели выглядеть стильно, но их не привлекал фальшивый блеск, популярный в те годы. Поэтому и стали одеваться "под классику", как британские интеллигенты 60-70-х. Пустота окружающей действительности побудила их приобщиться к арт-хаусному кино, философским книгам и театру.

Тогда же зарождалась субкультура индикидов. Как это часто бывает, ее представители объединились вокруг музыкального направления - в данном случае индирока. Особенность индикидов - страсть к фотографированию. Инди стали снимать на старые ломо. Снимки на цветной пленке с этого фотоаппарата получались весьма специфического качества, но молодым людям нравилось. К тому же эта псевдовинтажность хорошо скрывала неумение работать с экспозицией, балансом белого и прочими важными в серьезной фотографии вещами.

На витке возвращения моды 70-х эти два персонажа соединились. Мода очень часто перерабатывает то, что приходит "снизу". Внезапно из всех субкультур именно инди начал сменять гламур. Когда этот стиль вошел в моду, появился хипстер. В отличие от инди и неприкаянных молодых интеллигентов он покупает одежду в дорогих магазинах, а не достает ее с бабушкиных антресолей. Ломо-фотоаппарат ему заменяет программа Instagram на айфоне. Очки в роговой оправе у него без диоптрий - он видит хорошо в отличие от "ботаника", который, сам того не подозревая, дал толчок моде.

Главное - быть непохожим на других

Саша и Савва сходятся в том, что главная особенность хипстеров в том, чтобы быть непохожими на других. Говоря о стиле, Савва отметил, что он основан на том, чтобы максимально отделять себя от большинства. Саша вовсе сказала, что хипстерского стиля ни в музыке, ни в моде, как такового, не существует.

Хипстеры российского розлива были бы практически неотличимы от своих зарубежных собратьев, если бы не одно "но". В нашей стране хипстер совершенно неожиданно приобщился к политике. Причем если до декабря 2011 года максимум, что он мог сделать для выражения собственных политических взглядов, - это написать пост в блоге, то после выборов в Госдуму он начал выходить на митинги. Сами ребята объясняют свое поведение следующим образом. Саша говорит, что не желает лезть в политику. Она хотела бы жить в своей стране и заниматься любимым делом, но государство ей в этом скорее препятствует, нежели помогает. У Саввы же более активная жизненная позиция: он был наблюдателем на президентских выборах, а потом работал на выборах мэра в Ярославле. Кроме того, через четыре года он собирается баллотироваться в депутаты муниципального собрания: "Я вижу, что в моих Хамовниках живут люди, которые хотят и могут менять положение дел на местном уровне, но им нужны посредники-депутаты - те, кто будут вести диалог с властью".

Хипстеры жизни своей не мыслят без Фейсбука, Твиттера и Живого Журнала. А в этом сегменте Рунета кипели и продолжают кипеть споры о честности выборов, о партии "Единая Россия" и о Владимире Владимировиче Путине. Серьезную роль здесь сыграл и телеканал "Дождь", по культурной своей составляющей полностью отвечающий запросам хипстеров. Альтернативный формат. Информационная открытость. Ориентация на аудиторию креативного меньшинства. Авангардный дизайн. Живые ведущие. Все это притягивает хипстеров. Молодые люди "вдруг" поняли, что им не хватает свободы. Но как видит свободу хипстер, глядя в свой айфон стоимостью в почти две среднемесячные зарплаты по стране (причем дорогая игрушка куплена ему родителями)? А видит он не столько свободу, сколько Запад. Хипстер любит Запад. Особенно Англию и Лондон. Ведь он ребенок достаточно состоятельных родителей и часто бывает за границей. Он считает, что там красивее и лучше, чем в России. Хотя он не был на родине нигде, кроме Москвы и Петербурга.

Многие оппозиционеры для хипстеров стали кумирами. И прежде всего потому, что герои Болотной критикуют власть иронически, остроумно. Профессионально написанные тексты о политике никогда не заинтересуют хипстеров. Они не любят, когда все слишком серьезно.

Приятная "борьба"

Пока акции оппозиции были вне закона (как, например, митинги "Стратегии-31" на Триумфальной), хипстер туда не рвался. Он прекрасно понимал, что это грозит столкновением со стражами порядка. Только когда власть начала санкционировать митинги, хипстеры стали на них ходить. Это принципиальный момент: выходить на акции протеста стало весело и безопасно. Главное, на этих митингах хипстер не чувствовал себя одиноким. Туда пришли те, кто его понимают, с кем можно обсудить фильмы Франсуа Озона, последнюю выставку на "Винзаводе", концерт в "Солянке" или преимущества пленочной фотографии перед цифровой. А после митинга можно пойти вместе выпить кофе. Словом, ходить на митинги в этой среде стало так же модно, как ходить на выставки в "Красный Октябрь". Для хипстеров белая ленточка стала почти таким же важным атрибутом, как очки в роговой оправе или ломо-фотоаппарат. Писать в ЖЖ что-то критически-ироничное о выборах в Госдуму стало так же круто, как излагать свое мнение о новой коллекции одежды в H&M.

В этом и заключается самое главное: молодые люди в узких джинсах с айфонами протестуют не потому, что им действительно плохо живется, а потому, что это стало трендом. Соответственно, рано или поздно это наскучит. Ведь мода приходит и уходит. Поэтому считать хипстеров политической силой рановато. Многие из них откровенно плохо разбираются в политике, и аргументы против власти зачастую черпают из Интернета, особенно не разбираясь в том, насколько высказанные в Сети суждения имеют отношения к реальности.

Уже сейчас митинги сильно потеряли в численности, но молодые люди находят этому весьма оптимистичные объяснения. Например, Савва полагает, что после 4 марта эта форма протеста изжила себя в формате "За честные выборы". Необходимо искать новые "за". Такие лидеры, как Немцов и Навальный, должны понять, считает Савва, что молодые продвинутые горожане не воспринимают их как локомотив перемен. Нужны новые люди, и это должны быть люди не из вчерашнего, а из сегодняшнего дня.

Саша более пораженчески оценивает спад митинговой активности. Она говорит: "Людям просто стало казаться, что митингами невозможно ничего добиться".

Мода пройдет. Что останется?

Многие молодые люди работали наблюдателями на президентских выборах 4 марта. Кто-то изучил избирательное законодательство, но большинство просто начитались статей в блогах. Правовая безграмотность молодых наблюдателей сильно раздражала работников участковых избирательных комиссий, особенно тех, кто и в мыслях не держал заниматься фальсификациями. Молодые люди были обескуражены тем, что их голоса никто и не думал красть. Правда, оппозиция, понимая, что с таким количеством наблюдателей и с видеокамерами процедура голосования будет максимально прозрачной, заявила еще задолго до 4 марта, что выборы нелегитимны, поскольку кандидаты изначально в неравных условиях. Хипстеры с радостью подхватили такой аргумент, поскольку признавать свои заблуждения никто не любит.

Но с другой стороны: молодежь начала интересоваться политикой, а Вера Кичанова и Максим Кац смогли стать депутатами муниципального собрания. Хорошо, если этот интерес к политике - не новое модное течение, а реальная перемена в сознании молодых людей.

P.S. Несколько вопросов читателям

Последние новости