05.06.2012 23:58
    Рубрика:

    ВС даст пояснения к практике сотрудничества обвиняемых со следствием

    Судам разъяснят, как судить человека, заключившего договор со следствием
    Люди в мантиях получат подробные пояснения, как рассматривать дела, где обвиняемый заключил соглашение со следствием. В обмен на честное слово ему положена мягкость.

    В просторечье это называется "сделкой с правосудием". Однако правоведы категорически против подобного определения. Никаких сделок с преступниками - это принципиальный вопрос. Но поощрить человека за горькую правду иногда можно. Об этом говорили вчера в стенах высшей судебной инстанции.

    Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления "О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве".

    В ходе выступлений прозвучала тревожная информация: в судебной практике все реже стали встречаться дела, где бы группу торговцев наркотиками разоблачили с помощью внедренного сотрудника спецслужб. Где наши Шараповы? Да, мафия сегодня хитра и жестока. Как сказал один из выступавших, банды становятся более закрытыми. Шараповым сложно, но это не оправдание. Впрочем, у правоохранителей появился мощный инструмент - досудебное соглашение.

    Необязательно внедрять спецагента в банду, достаточно взять одного из преступников и договориться с ним о сотрудничестве. Следователю есть, что предложить обвиняемому. Но главное условие "джентльменского договора": человек должен не просто признаться, но рассказать следствию бесценную информацию. Например, с помощью таких соглашений можно разоблачать крупных торговцев наркотиков. Схема такая: правоохранители задерживают мелкого сбытчика зелья, а тот в обмен на скидку в наказании соглашается выдать своих боссов.

    Как пояснил корреспонденту "РГ" в кулуарах пленума судья-докладчик, нельзя путать досудебное соглашение с чистосердечным признанием. "Договорной" порядок изначально задумывался для борьбы с организованной преступностью и раскрытия серьезных преступлений. Поэтому прокурор может отказать человеку в сделке, если тот не знает ничего такого, без чего следствию не обойтись. А если по делу проходит несколько граждан и все горят желанием договориться, следователь не обязан идти всем навстречу. Он может и должен выбрать только наиболее полезных. А утверждает "договор" прокурор по ходатайству следователя. В практике были случаи, когда фигуранты уголовных дел пытались даже обжаловать отказы прокурора в заключении сделок. Вчера в ходе пленума правоведы подтвердили твердую позицию: прокурор должен тщательно выбирать, с кем сотрудничать. Заключение досудебных соглашений - право, но не обязанность правоохранителей.

    По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году были осуждены 2630 человек, заключивших досудебные соглашения со следствием. Дела "договорных" подсудимых слушаются в особом порядке - по ускоренной процедуре. Как говорится в проекте постановления пленума, суд должен проверить, все ли условия были соблюдены, рассказал ли обвиняемый все, что знал.

    Также правоведы полагают, что у следствия должна быть возможность заключать досудебные соглашения с человеком, который в силах помочь раскрыть другие преступления. Допустим, гражданин задержан за кражу. А на допросе он сообщает, что знает ценную информацию про недавнее заказное убийство. По делу же о краже у следствия вопросов к человеку нет, все доказательства налицо. Формально в сделке можно и отказать, но разве это разумно?

    По словам представителя Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, выступавшей на пленуме, досудебные соглашения нельзя рассматривать как сделку. Скорее это поощрения человека за честный рассказ о себе и (в первую очередь) своих криминальных друзьях. Ведь жители криминального мира прекрасно осведомлены о многих процессах, протекающих там, знают реальную подноготную многих преступлений.

    Также пленум Верховного суда России готовит поправки в постановление об особом порядке разбирательства. В прошлом году 52 процента осужденных получили приговоры именно по особой процедуре. Это значит, они были полностью согласны с обвинениями. Оправдательный приговор в таких делах невозможен в принципе.

    Кстати

    Возможность заключать досудебные соглашения о сотрудничестве со следствием появилась в 2009 году, когда был принят соответствующий закон.

    Есть несколько условий, чтобы суд учел соглашение. Государственный обвинитель должен подтвердить, что обвиняемый действительно помог следствию, благодаря чему не только преступление раскрыто, но разоблачены другие преступники, обнаружено украденное имущество и тому подобное. Также судья должен лично убедиться в том, что обвиняемый пошел на сделку по доброй воле, и согласен с обвинениями.