Новости

09.06.2012 11:21
Рубрика: Культура

Александр Рахманинов рассказал о наследстве

Как внук Сергея Рахманинова продвигает музыку деда
Текст: Олег Корякин (Казань)
Недавно в Казани побывал внук композитора Сергея Рахманинова Александр. Он был приглашен на II международный фестиваль "Белая сирень" художественным руководителем Государственного симфонического оркестра РТ Александром Сладковским.

Напомним, маэстро организовал этот фестиваль год назад. Александр Рахманинов - единственный наследник выдающегося музыканта.

Он живет на перешедшей ему от деда вилле "Сенар" в Швейцарии. Ее название расшифровывается как Сергей и Наталья Рахманиновы. Впрочем, главное богатство, доставшееся ему от Сергея Васильевича, - музыка. И это не фигура речи. Александр обладатель авторских прав на все произведения Рахманинова. Корреспондент "РГ" встретился с внуком композитора и узнал, как тот распоряжается столь необычным наследством.

Российская газета: Вы руководитель Фонда Рахманинова. Эта организация занимается популяризацией творчества великого композитора. Неужели его музыка в этом нуждается?

Александр Рахманинов: В 1993 году, когда я основал фонд, у меня было ощущение, что Рахманинов забыт. Он написал огромное количество произведений, а играли его крайне редко. Это колоссальная несправедливость. Я рискнул и взялся за продвижение его музыки. И мое чутье меня не подвело. Сейчас по сравнению с девяностыми исполнять Рахманинова стали в тысячу раз больше.

Первый концерт я организовал 14 мая 1993 года в Берлине. Сделать это было не так просто. За помощью я обратился к дочке музыкального агента Адлера, с которым много лет сотрудничал сам Сергей Васильевич. Она продолжала дело своего отца. Но, к великому удивлению, получил отказ. Не хотела рисковать. Даже известный музыкант Владимир Ашкенази сказал мне: "Ты лучше за это не берись, потеряешь деньги. Рахманинова надо играть раз в пять лет".

Никто не верил, но мне повезло. В ту же неделю открылась новая компания, в которой согласились помочь мне с организацией. И в результате все билеты были распроданы! Михаил Плетнев играл Третий концерт Рахманинова, его семнадцать раз вызывали на бис! А спустя пять месяцев 27 сентября в том же зале мы дали еще один концерт. Оркестром управлял дирижер Юрий Темирканов. И опять был аншлаг.

А теперь все абсолютно переменилось. Я никого ни о чем не прошу, мне самому предлагают организовать концерт. Я надеюсь, что Сергей Васильевич радуется на небесах.

РГ: В следующем году исполняется 140 лет со дня рождения Сергея Рахманинова. Что ваш фонд приготовил публике по случаю этой даты?

Рахманинов: Мы дадим восемнадцать концертов в крупнейших городах мира. В Париже, Лондоне, Риме, Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке. Играть произведения Рахманинова будут лучшие музыканты. Кстати, в юбилее задействован и Государственный симфонический оркестр Татарстана. Я организовал для Александра Сладковского выступление на фестивале в Равинии, так называется местечко под Чикаго. Это самый продолжительный фестиваль в мире. Он длится три месяца, все лето. И бюджет у него феноменальный - сто миллионов долларов. Оркестр будет играть, скорее всего, три дня: с 20 по 22 августа. Фестиваль проходит на открытом воздухе и собирает до пятнадцати тысяч зрителей. Чтобы всем было видно, что происходит на сцене, изображение выводится на огромные экраны.

РГ: Как обстоят дела с защитой авторских прав на произведения Рахманинова в России?

Рахманинов: Хотя люди здесь бьют в себя грудь: "Мы обожаем Рахманинова", авторские отчисления Россия делает мизерные. Суммы называть я не буду, но для примера скажу, что платит она в десять раз меньше, чем Германия. Причем со мной еще не расплатились за 2008 год.

РГ: И как вы добиваетесь соблюдения прав?

Рахманинов: Просто взываю к совести, с револьвером же не подойдешь. А если действовать через суд, это займет много времени и средств. Больше истратишь денег, чем заработаешь.

РГ: Используют ли музыку Рахманинова в фильмах?

Рахманинов: Да, но, к сожалению, здесь тоже часто жульничают. Лет семь назад вышел австралийский фильм "Блеск". В нем звучала музыка Рахманинова. А узнал я об этом благодаря тому, что фильм был номинирован на "Оскар". По закону, если вы берете у какого-то композитора произведение для аранжировки киноленты, оно должно минимум на 30 процентов отличаться от оригинала по темпу или нотам. Режиссер ничего не переменил и не указал, что это музыка Рахманинова.

Я подал в суд. Судья сказал, что за всю карьеру такого безобразия не видел. Это дорого обошлось создателям фильма. А кино было ужасное (смеется).

РГ: Известно, что вы ведете точный подсчет, сколько раз исполнялось то или иное произведение Рахманинова. Какое из них самое популярное?

Рахманинов: Рапсодия на тему Паганини. Исполняют ее более десяти тысяч раз за год. Вообще Рахманинов самый исполняемый из всех русских композиторов. На втором месте Прокофьев. А я слежу не только за количеством концертов, но и с хронометром в руке замеряю их длительность. Считаю все выходы солистов. Когда делаешь это на протяжении 5-6 лет, можно математически выстроить концертную программу, наиболее интересную публике.

РГ: Ваш фонд занимается поиском юных талантливых пианистов. И как успехи?

Рахманинов: Два года назад мы нашли очень способного мальчика в Москве. Его зовут Дмитрий Майборода. Он выступал на нынешней "Белой сирени". Публика аплодировала стоя. Есть еще два молодых человека, с которыми мы работаем. Но сказать сразу, станет ли начинающий пианист хорошим музыкантом, сложно. Надо наблюдать 3-4 года.

РГ: А вы ищете их по всему миру?

Рахманинов: Нет, только в России.

РГ: Почему только в нашей стране? Надеетесь обнаружить нового Рахманинова?

Рахманинов: Нет, чтобы родился второй Рахманинов, надо подождать. Ну, где-то тысячу лет (смеется).

РГ: Чтобы выявить талантливого музыканта, нужна не только интуиция, но и хороший слух. Он вам передался от деда?

Рахманинов: Слух у меня, конечно, не абсолютный, но неплохой. А вот у Сергея Васильевича был феноменальный. К примеру, человек клал руку на 14 клавиш, и Рахманинов называл все прозвучавшие ноты. Это было невероятно. Он различал одну девятую часть от тональности. А я могу услышать лишь одну четвертую.

Зато у меня есть гипнотизерские способности. Вот один яркий пример. Когда я собрался жениться, отец невесты был категорически против нашего брака. Она француженка, католичка, а я православный. К тому же ей еще не было восемнадцати лет. А пожениться мы решили в США. Но получить визу можно только при письменном согласии отца. У нас его, конечно, не было. Я обратился в консульство, сказал, что такого-то числа мы хотели бы вылететь. И чиновник подписал визу, даже не спросив этого разрешения. Это поразительно! Он ведь должен был проверить все документы! Разве это не гипноз?

РГ: А как отреагировал отец?

Рахманинов: О, он был в гневе! Когда жена позвонила ему из Америки, он так орал в трубку! И до смерти так и не подал мне руки. Обычно в романах пишут, что с появлением первого ребенка недовольные браком отцы сменяют гнев на милость. Но у нас примирение так и не состоялось.

РГ: А жена приняла православие?

Рахманинов: Нет, осталась католичкой. Венчались мы по католическому обряду. В храме не было никого, кроме двух свидетелей и одной белой дворняжки. А знаете, как отпевали Моцарта? Это очень грустная история. В церкви не было ни единой души, сидела только белая собачка. Вот такое любопытное совпадение.

РГ: Дед вас баловал?

Рахманинов: О да. Слова плохого от него не слышал. Он вообще был очень веселый, добродушный, хотя многие писали, что у него якобы скверный характер. Он никогда не повышал голос на жену. Удивительно, как ему это удавалось. Рахманинов очень любил шутить. Он однажды разыграл Шаляпина, с которым они были хорошо знакомы. Шаляпин как-то попросил, чтобы Сергей написал для него какую-нибудь песню. И Рахманинов выполнил просьбу, но одну ноту сделал на два тона выше, прекрасно понимая, что певец ее не сможет взять. Так и вышло. Шаляпин трижды пытался исполнить это произведение и всякий раз спотыкался на этом месте. Был такой скандал! А Сергей Васильевич хохотал полчаса.

Кстати, журналисты жалуются, что у меня тоже плохой характер. Возможно, это потому, что я пять лет служил во французской армии в специальном корпусе. Когда вы командуете 5 тысячами человек, то привыкаете руководить. Но мой сложный характер бывает мне полезен. Во-первых, в продвижении музыки Рахманинова. Во-вторых, он мне помогает покорять горы. Я двадцать лет занимаюсь альпинизмом.

Культура Музыка Классика Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань
Добавьте RG.RU 
в избранные источники