Новости

О каком идеальном государстве, работе, жизни и семье мечтают россияне
Институт социологии представил результаты нового исследования: "Русская мечта: какая она и может ли осуществиться?" Полный текст этого объемистого доклада "РГ" получила самой первой. 

"Ну, за сбычу мечт!" - один из самых популярных тостов в российских застольях. Однако почему-то никто не конкретизирует: а о чем мечтаем-то? Про "американскую мечту" мы наслышаны в деталях, а вот о мечте российской сказать нам особенно и нечего. Мы пока даже "национальную идею" не выдумали… Социологи решили восполнить вопиющий пробел.

Результаты оказались любопытными, но не очень радостными. Самый малоприятный вывод - то, что наши люди пока лишь мечтают о том, что для граждан многих других стран кажется само собой разумеющимся, является их законным правом и неотъемлемой частью нормальной жизни. Пословица "мечтать не вредно" - это у нас почти философия.

Подавляющее большинство (90%) сказало, что хоть скромную мечту, но все же имеет. Правда, четверть (27%) респондентов говорят, что мечтам они предавались по большей части в юные годы. Да треть граждан от 16 до 25 лет  (31%) говорит, как отрезает: в мечтаниях практического смысла нет, жить надо в реальном, повседневном мире. И все же три четверти россиян считают, что жить без мечты неинтересно и неправильно. Хотя в желаниях они скромны.

Чего наши люди хотят больше всего? Социологи предложили им "поймать Золотую рыбку и загадать ей три желания". Выяснилось, что хотят люди в первую очередь здоровья себе и близким (такой ответ дали  43%), жить в достатке и не "считать копейки" (39%), четверть попросила бы счастья для родных людей. Как ни странно, даже "агрессивная реклама" предметов роскоши и светская хроника не заставили подавляющее большинство россиян просить у Золотой рыбки яхту, славу на весь мир или невиданную красоту.

Этим мы сильно отличаемся, например, от американцев, у которых "быть красивым" и "прославиться" - желания, возведенные фактически в культ. Потенциальных яхтсменов или путешественников у нас не больше 6-7%. Лишь трое из ста хотели бы иметь свой бизнес, один из той же сотни - поработать за границей. О славе опрошенные не просили Рыбку вообще.

Каждый пятый хотел бы обрести по мановению рыбкиного хвоста квартиру или дачу, 18% мечтают о счастье в личной жизни, 15% хотели бы сделать карьеру и найти достойную работу. Что характерно, о "долгой жизни" мечтает лишь один россиянин из ста.

А если, как пелось в песне, "...раньше думать о Родине, а потом о себе"? Среди клиентов Золотой рыбки лишь скудные 7% загадали бы желание "мир во всем мире, и никакой войны". А главное, чего они хотят от государства, - справедливости и равенства всех перед законом.

Было в ответах и то, что социологи назвали "социальным анархизмом": 48%, то есть почти половина опрошенных, по их словам, мечтают "жить, как им хочется", а не как они живут сейчас. Хотя правильнее, по их же словам, жить "ради большой, важной цели", а не просто так, без руля и без ветрил.

Сказка сказывается

После сказки о Золотой рыбке социологи предложили респондентам на выбор еще несколько известных фольклорных произведений и попросили отметить, в каких "русская мечта" видна наиболее отчетливо. На первом месте иностранка Золушка: в ней образ русской мечты усмотрели 40% опрошенных. Правда, среди женщин эту сказку отмечали 60%, а мужчины - лишь в 16% случаев.

Второй народный герой - наш Емеля  из сказки "По щучьему велению". Тот самый дурачок, которому вдруг "необычайно свезло", - воплощение национальной мечты примерно для четверти россиян (28% - мужчин, 19% - женщин). Приблизительно пятая часть граждан, чаще мужчин, видит воплощение нацмечты в грозных образах русских богатырей - защитников родной земли ("отведай-ка силушки богатырской!!!"). Каждому шестому россиянину близок образ ничем не ограниченного изобилия - молочных рек и кисельных берегов.

Эти результаты были для социологов, в общем-то, предсказуемыми. Но ученых изрядно удивило то, что почти вровень с "щучьим велением" в рейтинге "сказок о мечте" встали уральские сказы "Каменный цветок" и "Малахитовая шкатулка", герои которых готовы заложить свою душу, заплатить личным счастьем и свободой  за то, чтобы достичь вершин мастерства. А вот образ "хорошего царя" (в роли которого в ряде сказок выступает столь популярный у россиян Петр I) соотносит с русской мечтой лишь каждый десятый респондент.  Еще меньше нравятся нашим согражданам хитрый Балда, торжествующий над своим хозяином, или вольнолюбивый Стенька Разин. Нечего Волгу княжнами засорять, не по-нашему это.

Какую историческую эпоху можно считать идеальной для русского человека? Вопрос важен, так как больше половины россиян уверены: все исторические события в нашем государстве происходили не просто так, а ради выполнения некой высокой миссии России во всем мире. Две трети респондентов мечтают видеть нашу страну, как в ее гимне, великой и мощной державой. Но идеалов они, как показали данные опросов, в прошлом не ищут. Российская империя кажется воплощением мечты лишь одному из девяти россиян, всего 14% идеализируют эпоху Брежнева. В 2000 г. только 6% говорили, что "хорошая жизнь" началась лишь в эпоху рынка. Сейчас почти треть уверена, что "русская мечта" воплощается на наших глазах, прямо сейчас, а 14% ее осуществление связывают с современными политиками (особенно с действующим президентом, которого назвали 9%). Правда, почти треть граждан (31%) ответили ученым, что ни один из периодов нашей истории на звание идеального не тянет.

А уж оглядываться в поисках идеалов на Запад мы категорически не хотим. "Русская мечта" расходится с западной в главном - в трактовке того, что такое свобода (одно из самых важных для россиянина понятий). Американец, немец или француз считает себя "свободным", если он может реализовать свои права, не забывая об обязанностях. Прагматично и методично. Наша русская свобода - скорее "воля". Как говорили респонденты, это возможность "быть самому себе хозяином" без оглядки на обстоятельства. 54% россиян в возрасте до 55 лет считают, что индивидуализм и либерализм западного типа - "не наш путь", а для России важны чувство общности, коллективизм и жестко управляемое государство (то есть пресловутая "твердая рука"). Причем не надо думать, что столь патриархальные взгляды - удел малых городов или сел. Среди респондентов, живущих в мегаполисах, доля противников западных ценностей поднимается до 65%, число их сторонников снижается до 35%.

По справедливости

По мнению респондентов, за последние годы наш "национальный характер" порядком испортился. От двух третей до трех четвертей россиян считают, что в нашем обществе стало гораздо меньше уважения к старшим, бескорыстия и готовности помочь другому, честности, уважения к женщине, патриотизма, доброжелательности, искренности и честности, трудолюбия. Если чего стало больше, так это агрессивности и цинизма. Разве что, считают россияне, мы теперь менее внушаемые и более активные, целеустремленные.

А чего мы, такие противоречивые, хотим от жизни? Прежде всего - справедливости. Такой ответ дали 45% опрошенных. Причем в это понятие мы вкладываем справедливость прежде всего социальную: равные права для всех и сильное государство, заботящееся о своих гражданах. Прочие лозунги (свобода самовыражения личности, демократия, возвращение России статуса великой державы и др.) были поддержаны примерно четвертью населения, остальные не набрали и одной пятой всех голосов.

Считают ли россияне справедливым то общество, в котором живут сейчас? Вопрос риторический, ответ понятен. 83% отметили, что различия в доходах граждан слишком велики, 54% считают, что их доход гораздо меньше, чем они заслуживают с учетом их квалификации, да и место в обществе куда скромнее, чем должно быть. Только 12% думают, что нынешняя система распределения частной собственности справедлива, лишь четверть (27%) видят в различии доходов граждан дополнительный стимул к процветанию страны, мол, есть куда расти и к чему стремиться.

При этом россияне вовсе не стремятся к уравниловке - подавляющее большинство считает, что люди, работающие более эффективно, и получать должны больше. Вполне справедливо, на их взгляд, что у таких активистов денег больше. А вот то, что богатые могут позволить себе более качественную медицину, чем бедные, или получать повышенную пенсию - это не устраивает примерно половину граждан. Около 40% россиян считают, что государство должно в любом случае оказывать адресную помощь тем, кто попал в трудную ситуацию (безработным, бедным семьям с детьми, малоимущим и др.). Только четверо-пятеро из ста говорят, что люди должны сами решать свои проблемы, а не рассчитывать на государство (или что заботиться о сотрудниках должно не оно, а работодатель).

Мнения о том, какое государственное устройство для России идеальное, не могли не разделиться. При этом не менее резко контрастируют мечты россиян и реальность, в которой они живут. Сейчас основная часть общества - это люди малообеспеченные или откровенно бедные. А в мечтах своих наши граждане видят общество, в котором не меньше 40% занимал бы так называемый средний класс, который и вкалывать умеет, и получает за свой труд по достоинству.

Каким при этом должно быть государство? Среди россиян социологи насчитали 28% сторонников так называемого "либерального" пути развития. Четверть из них (7%) выступают за "чистый капитализм" - рынок, свободную конкуренцию, частную собственность. Остальные либералы думают, что экономика все-таки должна быть "смешанной": и планирование, и свобода, и рынок.

Каждый десятый россиянин  - за укрепление роли государства даже в условиях рынка, за национализацию важнейших предприятий и стратегически важных отраслей и за развитие конкуренции в то же время.

Большинство же (57%) предлагают для России идеальную модель, в которой бы сочетались сильное государство и социалистические отношения (с элементами рынка, а можно и без них).

Если же говорить о лозунгах, то наибольшей поддержкой в нашем обществе пользуются такие идеи, как социальная справедливость (44%), права человека и демократия (28%), стабильность, развитие без потрясений и революций (27%), возвращение России статуса великой державы (26%), возвращение к национальным традициям и вечным ценностям (22%). Все прочее значит куда меньше. О "сильной руке" грезят лишь 18%, о "России для русских" - 14%, о свободном рынке - 7%. А о новом революционном переустройстве страны - лишь трое из ста. У современных лениных шансов, можно считать, нет.

Своя рубашка ближе к телу

Вообще, конечно, Великая Русская Мечта - это прежде всего размышления о собственном счастье, а не только о судьбах страны. Поэтому социологи попросили граждан описать свои личные идеалы: о какой они мечтают работе, семье, друзьях, самом лучшем способе провести свободное время, и т.д.

По данным последней Переписи населения, почти 66 миллионов человек в России (или 91% граждан от 15 до 72 лет) ходят на работу и проводят там существенную часть своей жизни. И работа для них очень важна: даже в мечтах лишь 6% мечтали бы, будь у них возможность, только бездельничать. Лишь 2% хотели бы, чтоб их дети не работали.

Конечно, важен и материальный стимул: для 77% наших сограждан именно работа - главный источник средств к существованию (учитывая, сколько у нас пенсионеров, молодежи, инвалидов и пр., цифра внушительная). Но вместе с тем для россиян работа - это еще и способ самоутвердиться в обществе, воплотить в жизнь свои идеи, почувствовать себя нужным… ну и в конце концов просто расширить круг общения.

"Работа мечты" для среднего россиянина - прежде всего работа интересная. "Только на интересную работу можно потратить значительную часть жизни", - считают 58% респондентов. Несколько меньше, 47% говорят, что главное в работе то, сколько за нее платят. А в идеале "хорошая работа" представляет собой хобби и любимое дело, за которое еще и уважают, и материально вознаграждают. Но это мнение "вообще". В реальности людям при выборе работы оказывался важен именно размер заработка (82%), интересное дело выбирали 54%, хорошие условия труда - 39%. О возможности карьерного роста в реальности задумывались только 18%, возможность проявить инициативу привлекала 15%. Поровну и совсем немного - по 12%  хотели либо "приносить пользу обществу", либо оставить время для себя и своей семьи или хобби. Людям бедным в данном случае просто не до жиру: главное, чтоб работа вообще была. Высокооплачиваемые охотнее рассуждают о том, что "деньги не главное".  Молодежь намного чаще старших мечтает об интересной работе, но с возрастом прагматизм растет, усталость накапливается, и люди предпенсионного возраста почти вдвое чаще отмечают как идеал "хорошие условия труда". В малых городах и на селе об "интересном" деле мечтают куда реже, чем в городах-миллионниках, где шансов найти такое дело больше. Тоже - не до жиру.

В целом по стране меньше трети (30%) назвали ситуацию у себя на работе хорошей. Для большинства она "удовлетворительная" (56%). Каждый десятый на работе чувствует себя плохо. Правда, в 2003 г. таких было на 7% больше.

Многие россияне работают вовсе не там, где мечтали бы. В реальности заняты они в промышленности, энергетике, транспорте или в строительстве (29%), в "бюджетных" сферах (образование, медицина, наука и культура) - 19%, в торговле, сфере услуг и ЖКХ - 14%, на селе (6%), в армии или силовых структурах - 5%, в сфере государственного или муниципального управления - 4%, в сфере финансов, кредита, страхования - 3%, IT-технологий - 2%. Не работают - 16%.

А среди молодежи лишь каждый четвертый хотел бы работать в реальном секторе экономики. Примерно каждый пятый (около 20%) хочет стать чиновником-управленцем, финансистом. 27% хотели бы заниматься наукой или работать в сфере образования, медицины и культуры. Каждого десятого привлекают погоны и форма, по 15% - торговля и сфера услуг или информационные технологии. Да и взрослые для своих детей (то есть выражая именно мечты, порой не сбывшиеся) считают самыми лучшими сферами - образование, науку, медицину  и культуру, а также то, что "к деньгам поближе" (банки, страховой бизнес и пр.) На втором по значимости месте - чиновничья работа в органах госуправления (24%). Замыкает пьедестал престижа IT-сфера и связь (21%).

То есть получается, что чиновников ругают все, но обрести подобное теплое место с максимумом гарантий и минимумом ответственности - мечта многих. В чистом виде кисельные берега и Емеля на печи.

Возможность заняться интересной и престижной работой есть сейчас лишь у четверти россиян. Десять лет назад таких людей было больше - целая треть наших сограждан. Но с тех пор и возможностей поубавилось, и кризисы произошли, и "социальные лифты", несущие нас к вершинам успеха, окончательно застряли между этажами. Правда, данные опросов показывают, что среди россиян пока еще относительно немного пессимистов, опустивших руки. Большинство говорили, что, даже если пока не добились в работе успеха, но не теряют на это надежды.

Быт и любовная лодка

Классическая формула мечтаний была выведена еще в позапрошлом веке: людям обычно не хватает для полного счастья "пятисот рублей и еще одной комнаты". Рубли имелись в виду, конечно, царские, но сути это не меняет.

Наши сограждане точно также мечтают в первую очередь  решить бытовые проблемы, не считать копейки и жить в достатке. Так говорят 40%. Хотя лишь треть (33%), рассуждая "вообще", говорит, что материальное благополучие важнее свободы (для остальных двух третей жизнь без свободы "теряет смысл"), бороться наши люди предпочитают прежде всего за матценности, а не за высокие идеалы. Сейчас большинство граждан считают "удовлетворительным" то, как они питаются, одеваются, насколько они здоровы и обеспечены. В целом жизнь складывается "хорошо" у 38%, вполне нормально у 58%, "плохо" - лишь у 3%.

Каждый пятый (22%) так или иначе смог улучшить свои жилищные условия в последние годы. Люди у нас неприхотливые, ситуация их в общем устраивает. Но все же еще один из каждых пяти (21%) мечтает о собственной квартире или доме. Что же касается других дорогих покупок (машина, мебель, бытовая техника), то грезят о них 18%.

А вообще "стать богатыми" хотели бы три четверти россиян. Но лишь 28% думают, что им это по силам.

Как ни странно,  наши сограждане редко называют "мечтой" желание иметь счастливую семью и найти настоящую любовь. И вовсе не потому, что чужды лирики и романтики. Просто для большей части населения хорошая семья и дети - это реальность или вполне достижимая цель, и о чем тут "мечтать"? Почти половина (48%) сказали, что семья у них хорошая, еще 42% уверены, что она у них со временем будет. Правда, впервые за последнее десятилетие этот показатель опустился ниже 50 процентов.

В идеальной семье, считают респонденты, обязательно должны быть дети - как минимум двое. Только четверть россиян считают, что одного вполне достаточно.

Между супругами должна быть полная гармония, в том числе в сексуальной сфере. Хотя не сказать, что этот аспект люди считают самым важным для счастья. Выяснился и еще один любопытный факт. Даже если интимные отношения в семье в данный момент не очень ладятся, многие россияне все равно называют свою семью "счастливой" или надеются, что она такой будет. Да и само "счастье в личной жизни" для них включает в себя не только любовь и семью. Это и уверенность в близких, и наличие хороших друзей, и многое другое.

А как выглядят идеальный мужчина и идеальная женщина в их российской версии? Социологи провели перекрестный опрос. Выяснилось, что мужчина считает себя идеалом, если он физически силен, умен, не пьет и не курит, уверен в себе и может обеспечить материальный достаток. В женских глазах идеал также силен и здоров, но вариант "чтоб не пил" выходит на второе место, за ним в рейтинге супермена - умение обеспечить семью и интеллект. Идеальная женщина, с мужской точки зрения, должна быть привлекательной, сексуальной, при этом верной. Женщины считают, что надо быть прежде всего красивой и сексуальной, но при этом любящей детей. Самый востребованный тип женщины - "душа компании", а мужчины - "надежный". Кстати, резко различаются требования россиян к идеальному спутнику жизни и просто к представителю противоположного пола. Идеальная жена должна  прежде всего  быть верной, любить детей и быть хорошей хозяйкой. А муж-идеал пусть умеет зарабатывать деньги, будет верным и не имеет вредных привычек, остальное стерпится-слюбится.

Собственно, и ко всем остальным мечтам и надеждам этот исконно русский тезис тоже относится. Мы не ждем от жизни слишком многого и умеем радоваться тому, что у нас все-таки есть. И что бы ни случилось, верим, что "завтра будет лучше, чем вчера". Пожалуй, это - главное, что в Большой Русской мечте во все времена неизменно.

КСТАТИ

Судя по данным опросов, средний россиянин имеет в своем распоряжении 21,1 кв. м общей жилой площади. Это на 3,6 кв. м больше, чем в 2003 г. 79% живут в домах со всеми коммунальными удобствами. Каждый пятый (18%) имеет удобства лишь "частичные", 3% их лишены вообще. Половина - в отдельных квартирах с двумя и более комнатами, каждый четвертый имеет собственный дом и даже коттедж. 9% живут в "однушках", остальные 12% обитают в коммуналках, общежитиях или на съемных квартирах.

Итоги исследования комментирует директор Института социологии РАН, академик РАН Михаил Горшков.

- Михаил Константинович, можно ли выразить Великую Русскую Мечту одним словом?

Михаил Горшков: Можно. Это будет слово "справедливость". Как на "высшем уровне", когда речь идет об идеальном устройстве государства, так и "для себя" - чтобы людям воздавалось по заслугам, чтобы они имели равные шансы и их дети были "не хуже других". О социальной справедливости мечтают 45% граждан, ни один лозунг не набирает столько голосов. Если мы говорим о национальной идее, то вот она, можно долго не искать. Наши сограждане мечтают жить в справедливом и разумно устроенном обществе, где вознаграждаются добродетель и труд, где доходы соответствуют квалификации, где все равны перед законом и могут реализовать свои жизненные шансы. В общем, ничего сверхъестественного: открывай Конституцию, и почти в каждой ее статье - наше заветное желание. К сожалению,  по большей части не воспринимаемое как "данность". Кроме того, 40% наших сограждан считают, что "справедливость важнее закона", а законы считают "не про нас  и не нами писанными". Такой нигилизм - вещь очень и очень тревожная.

- Сильно ли отличаются наши мечты от того, о чем грезили родители и деды?

Михаил Горшков: На протяжении последних 100-150 лет "русская мечта" постоянно менялась. Сравните хотя бы недавнюю историю: в первые послевоенные десятилетия главное чаяние - "лишь бы не было войны". Затем очень многие верили в "светлое коммунистическое завтра" (как бы теперь мы эти утопии ни осмеивали). А годов с 70-х ХХ века коллективная мечта стала склоняться к образу "потребительского рая" (и в этом отношении мы долго идеализировали Запад, пока не поняли, что и там все непросто и негладко). В последние десятилетия наша страна постепенно стала утрачивать "энергетику большой цели", люди погрузились в свои частные проблемы, от которых государство самоустраняется. Решить квартирный вопрос, побольше зарабатывать, иметь доступ к хорошей медицине и образованию - вот что важнее всего. Сейчас очень сложно представить такой же общенациональный единый порыв к большой цели, как, например, в годы Великой Отечественной и после нее, во времена индустриализации или в годы освоения космоса. Даже БАМ сейчас бы точно "всем миром" не построили. В связи с этим я бы очень осторожно оценил перспективы программы модернизации всех сфер жизни государства. Чтобы осуществить ее, сначала надо разбудить в массах достаточный энтузиазм, а это дело нелегкое.

- Но в ораторах и трибунах недостатка сейчас нет. Какие политики могут сейчас все-таки "повести за собой" россиян?

Михаил Горшков: Те, кто сможет предложить им модель именно "справедливого" государства, причем это государство сегодняшнее, "издание исправленное и дополненное", а не построенное с нуля после очередной "революции". Россияне также очень не любят, когда им навязывают чуждые идеалы и ценности, прагматичности и расчету они предпочитают гуманизм, общинность, опору на государственную силу, "русскую духовность" и т.д.

Пока среди  многих идейных течений и направлений можно выделить три, которые претендуют на поддержку в обществе: "левые государственники" (укрепление национальной собственности, восстановление социального государства), леволибералы (социальная справедливость плюс все демократические свободы, экономическая и социальная модернизация) и правогосударственники (основной вектор политического курса последнего десятилетия). Их конкуренция могла бы обеспечить динамику политического процесса как минимум лет на 5-10.

- Говорят, что граждане России стали в последнее время более религиозны. Так ли это и может ли, например, православие стать для общества консолидирующей силой?

Михаил Горшков: В нашей стране лишь 7% называют себя атеистами, а число верующих растет.  Роль религии в обществе повышается, хотя по сравнению с другими странами наша религиозность на среднем уровне. Глубоко верующих людей у нас лишь 4%. В церкви мы черпаем некое "нравственное начало", она дает возможность приобщиться к вечным ценностям, почувствовать общность с другими людьми (вспомните очередь к Поясу Богородицы). Но не стоит преувеличивать: "дорога к храму" - не самая частая для россиян. Они, как и раньше, ведут себя в соответствии с пословицей "на бога надейся, а сам не плошай". Об исполнении своей мечты молятся Богу лишь 18% молодежи и каждый четвертый из людей постарше.

- А осуществимы ли вообще мечты россиян?

Михаил Горшков: Я не пророк, я социолог. Могу лишь сказать: россияне думают, что их мечты имеют шанс сбыться (хотя в этом уверены меньше половины). Люди понимают, что идеальный мир остается все же утопией, жить в "справедливом обществе" вряд ли удастся, а вот "бытовые" мечты надо реализовать своими силами. Чем и занимаются по мере сил и весьма скромных возможностей.

ОПРОС "РГ"