20idei_media20
    23.06.2012 09:00
    Рубрика:

    Эксперт "РГ" расказал, как преодолеть кризис с наименьшими потерями

    Сегодня - последний день Петербургского международного экономического форума. Сказано, предложено и спрогнозировано на его площадках было много. События на форуме комментирует советник Института современного развития Никита Масленников.

    Масленников: Сильный ход - назначение лидера "Деловой России" Бориса Титова уполномоченным по правам предпринимателей с предоставлением ему возможности приостанавливать действие ведомственных и нормативных актов до решения суда. Такой радикальной меры мало кто ожидал.

    "Зацепил" и ряд высказываний президента РФ Владимира Путина по поводу неизбежного расставания с госкапитализмом, приватизации в целях укрепления института частной собственности, необходимости конкуренции в политике и экономике, выстраивания систем прогнозирования рисков и управления ими.

    Все это укрепляет ощущение, что благие намерения власти начинают наполняться понятным и технологичным содержанием. Страна, действительно, входит в новый этап развития. И тезисы, что коррупционные риски серьезнее, чем колебания цен на нефть, а модель госуправления обязана соответствовать новому уровню развития гражданского общества, этот вывод только укрепляют.

    Подставим плечо Европе

    РГ: Несмотря на все известные проблемы в еврозоне, сказал президент, мы держим значительную часть наших международных резервов в евро, будем и впредь поддерживать наших европейских партнеров. Чем еще, кроме евро в международных резервах, мы можем поддержать страны Евросоюза?

    Масленников: Прежде всего, доверием к партнерам и их стремлениям провести радикальные институциональные реформы, ускорить реализацию Бюджетного пакта, укрепить банковскую систему и т.п. Твердить, что  зона евро, в которую входят 17 государств, и Евросоюз, созданный 27 странами, рухнут, на деле означает приближать кризис и усиливать его размах. Европейцам нужна моральная поддержка. Не без издержек, но решение найдут, причем уже этим летом.

    Собственно говоря, Россия так и поступает. Такие месседжи позволяют пока сглаживать волатильность финансовых рынков.

    Важна и материальная сторона. Наш вклад в увеличение ресурсов МВФ - 10 млрд долларов (БРИКС в целом - 75 млрд долларов). Плюс к тому российский капитал начинает интенсивно входить в европейские активы. А это почти всегда сохранение рабочих мест. Равно как и евроинвестиции в РФ, а также восстанавливающийся после спада в первом квартале российский импорт инвестиционных и потребительских товаров. Возможности для этого, в том числе связанные с потенциалом Таможенного союза и Единого экономического пространства, после нашего вступления в ВТО, в конце года лишь расширятся.

    Европейцам нужен якорь, чтобы не сползти в глубокую рецессию. Интенсификация взаимного инвестиционного обмена может стать одним из таких якорей. Другой - поставки нефти и газа как гарантия энергобезопасности.

    Уж кризис близится?

    РГ: На форуме эксперты все-таки не исключали возможности нового кризиса. И он может быть иным, чем прежде, как по длительности, так и по характеру возможных проявлений. Глава государства говорил о необходимости создания полномасштабной системы прогнозирования и управления рисками. Если бы Вам поручили ее создать, с чего начали бы? С учреждения специального ведомства?

    Масленников: Вот чего бы точно я не стал делать, так это  создавать "спецорган". Их и так пруд пруди. Работу эту квалифицированно могут сделать Минэкономразвития и Минфин в рамках существующего разделения полномочий между ними.

    Что необходимо? Инвентаризация разнообразных и многочисленных стратегий, когда их под 200 штук (только действующих), то говорить об их совместимости и непротиворечивости друг с другом невозможно. Стратегический курс с таким "оснащением" - самообман.

    Необходима "матрица финансовых потоков" на долгосрочную перспективу под уже обозначенные приоритеты, то есть сколько и каких ресурсов есть и будет в зависимости от того, какие и когда структурные реформы собираемся проводить.

    Необходима активная структурная политика (то есть, развитие и укрепление институтов рыночной экономики), "дорожные карты" по инвестклимату, приватизация, модернизация банковской системы.

    Институты вообще-то всегда - центры управления рисками. Теория на сей счет весьма обширна. Применение же ее на практике - прежде всего, вопрос политической воли. Похоже, сейчас ее больше, чем 2-3 года назад.

    РГ: На ваш взгляд, по каким секторам экономики вероятный кризис ударит прежде всего? И как их подготовить к этому?

    Масленников: Кризис приходит из глобальной экономики по двум важнейшим каналам: финансовому и торговому. В первом случае главный удар принимают на себя банки. Во втором - экспортеры: нефтяники, газовики, металлурги, отчасти угольщики, производители химудобрений и т.п.

    Основных путей смягчения кризисных ударов тоже два. Первый - упреждающее обеспечение устойчивости банковской системы: обеспечить кредитные учреждения ликвидностью, докапитализировать и поспособствовать снижению кредитной активности в целях недопущения "пузырей". По всем этим параметрам сейчас горит "желтый".

    Второй путь - диверсификация экспортных потоков. Нужны среднесрочные программы, определяющие рамки инвестиционного и налогового маневров и меры господдержки. Это составная часть антикризисного менеджмента и управления рисками.

    РГ: Надо ли простым гражданам уже сейчас готовиться к кризису? И как это сделать?

    Масленников: Задуматься о сохранности средств никогда не поздно. Классический рецепт - держать накопления и сбережения в валютах предстоящих платежей, сохраняя доверие к рублю (не надо забывать, что депозиты до 700 тысяч рублей защищены системой страхования вкладов). Кроме того, по-прежнему лучшее средство от обесценивания сбережений - вложения в здоровье и образование.

    А конкурентом быть обязан…

    РГ: Президент поручил правительству провести серьезную ревизию антимонопольного законодательства. Что в первую очередь надо изменить? Мы же совсем недавно все этим очень гордились…

    Масленников: Мы и сейчас можем продолжить это делать. Наше антимонопольное законодательство - на 19-м месте в мире. Если в нем что-то и менять, то усиливать функции антимонопольной политики, стимулирующие конкуренцию. Сейчас в деятельности Федеральной антимонопольной службы явно просматривается надзорно-карательный уклон.

    И все же главные проблемы - в правоприменении. Начинаются они, впрочем, с размытых и коррупционных правовых норм, которыми, например, переполнен законопроект о федеральной контрактной системе. Довести его до ума - задача первоочередная.

    Жизненнно необходимо развивать конкуренцию. В ходе той же приватизации госактивов куда важнее добиться создания новой структуры рынков (в банковском секторе, ТЭК, АПК и портовой сфере), нежели получить фискальный эффект от продажи пакетов акций, который к тому же трудно максимизировать на падающих рынках.

    РГ: В чем, по-вашему, главная проблема низкого уровня конкуренции в России? Или он не низкий?

    Масленников: Он низкий. 12-е место в Doing Business. Это и есть важнейший показатель уровня конкуренции.

    Главные причины - все тот же монополизм, в том числе и государственный, избыточная доля госсектора, в котором создается более половины ВВП. А также национальные особенности госрегулирования, которые нередко, особенно в режимах "ручного управления", выступают системным дезинтегратором рыночно-конкурентной среды, провоцирующим запредельную коррупцию.

    Пенсионным деньгам ищут работу

    РГ: Еще одно предложение участников форума касается практически каждого из нас: необходимо пенсионные накопления направить в долгосрочные облигации для финансирования инфраструктурных проектов. Чтобы они работали, приносили пользу экономике и сами шли в рост. Каковы риски? И как их избежать?

    Масленников: По общему правилу, инфраструктурные облигации - это одни из наиболее низкорисковых ценных бумаг. Тем не менее, риски, естественно, есть. В наших условиях  - это, прежде всего, неопределенность будущего накопительной пенсионной системы. Сейчас в ней уже более 2 трлн рублей (в том числе 1,3 трлн рублей у ВЭБа). К 2015 году эта цифра, по меньшей мере, удвоится.

    Казалось бы, значительный ресурс "длинных денег" налицо. Однако имеем то, что имеем. Общеэкономическая эффективность "работы" этих средств неудовлетворительна.

    Основные ограничения - пенсионные накопления до сих пор гражданам как бы не принадлежат. Мотивации для дополнительного участия в системе практически нет (например, отсутствует система прогрессивных вычетов из налога на доходы физических лиц). Непонятно и то, смогут ли вернуться в систему лица, из нее уже выброшенные (до 1967 года рождения).

    Между тем, направление начисленной пенсии в накопительную систему с последующим освобождением выплаты от НДФЛ могло бы укрепить желание у многих продолжать трудовую деятельность. Одновременно это решило бы вопрос, как избежать одновременных выплат пенсий и зарплат. Нужен и другой регулятор, и страховой фонд по типу Агентства по страхованию вкладов.

    Вариантов много, но государство должно определиться, как должна развиваться накопительная система в рамках радикальной пенсионной реформы (снимающей фундаментальный риск неуклонного и прогрессирующего дефицита бюджета ПФР). К октябрю "дорожная карта" должна быть представлена к обсуждению. Активное участие в нем граждан - это и есть их влияние на управление рисками.

    Другая группа рисков - это состояние инвестклимата, отсутствие базового закона о частно-государственном партнерстве, что тормозит активность бизнеса. С этим тоже необходимо разобраться, и достаточно быстро. Граждане должны быть уверены в качестве проектов. Ответственность за это вполне бы мог взять на себя ВЭБ, тем более, что он к этому, в принципе, готов.

    Поделиться: