Новости

29.06.2012 00:08
Рубрика: Культура

Предсмертная сила красоты

В конкурсе ММКФ - новая сказка Ренаты Литвиновой
"Красота - это страшная сила" - сказала героиня Раневской, примерив нечто подобное тому сооружению, в каком является призрак усопшей Риты ее закадычной подруге. Нечто склеено из дымящихся сигарет и входит в коллекцию удивительных вещей, которыми балуются вечно дымящиеся женщины фильма Ренаты Литвиновой "Последняя сказка Риты". Фильм густо окутан облаками духов и табачного дыма и выражает пристрастие автора к такому типу красоты - красоты страшной предсмертной силы.

Появление в главном конкурсе "Последней сказки Риты" окончательно выявило особенность этапа, который переживает многострадальный Московский фестиваль: от собирания феноменов он перешел к коллекционированию курьезов. И это, по большому счету, акт отчаяния. Феномен может быть провальным, но в нем - тенденция, зарождающаяся или умирающая. И он интересен как ее выразитель, как прогноз или предупреждение. Курьез - на порядок мельче. Он случаен, как прыщ, и ставит жюри в комически безвыходное положение.

Впрочем, можно и прыщ считать предупреждением о недуге. Этим и займемся. Ждать от Ренаты Литвиновой чего-то другого глупо: на этом поле чудес не бывает. В центре, конечно, она сама в роли ангела Смерти. Ангелы, разумеется, рангом пониже Богинь, зато позволяют развернуть сцену дефиле в диадеме из черных гусиных перьев посреди общей разрухи - социальной, моральной и архитектурной. Миссия ангела - сделать уход на тот свет максимально комфортным. Ангел принимает обличье врачихи облезлой земной больницы, служит в морге и снабжает умирающих шампанским. Он опекает увядающую Маргариту Готье, и это имя намекает нам, что ангел если не читал Дюма, то смотрел фильм Муратовой со своим участием. В черном Volvo ангел проникает сквозь стены точно так же спецэффектно, как пешком проникала в зазеркалье Смерть в фильме "Орфей", - это сигнализирует, что автор знаком и с творчеством Кокто. Оттуда же и мистическое радио, вещающее нечто смертельное. Ангел приспособил его для актуальной темы разрушения Москвы, и радио левитанистым голосом Литвиновой перечисляет снесенные приметы московской старины. То, что даже у Кокто смотрелось картонным театром, стало смахивать на детскую веселую кунсткамеру.

 
Видео: Сергей Куксин

Фильм обладает замечательным талантом все сущее превращать в Ренату Литвинову. Абсолютно все актрисы неотличимы от нее и в гриме, и в повадке, и в способе разговаривать. Когда она играет в "замри - отомри" с хорьком, подозреваешь, что и хорек, с хрустом выгрызающий из бокала шампанское, тоже сыгран Ренатой Литвиновой. Сама эта больница с ее изысканной разрухой и дымящимися врачами - не более чем аксессуар в мерцающем прикиде главной и единственной героини фильма.

Из мужчин в фильме есть Николай Хомерики, выступающий под своим именем Коля и обнаруживший замечательную киногеничность. И есть некий гад, чье хобби - оставлять непотушенные сигареты в животе вскрываемого, а потом зашиваемого трупа. Гада показательно изобьют, Колю оставят вдовцом, и бронзовый Гагарин за окном в немом изумлении прострет к небу негнущиеся руки. Этих персонажей Рената Литвинова не играет, потому что они здесь в качестве гарнира.

О чем кино? Смешной вопрос - конечно, о Ренате Литвиновой в момент, когда она философствует на темы Любви и Смерти. Она как автор и как актриса всегда действует на чисто физиологическом уровне. Есть актеры интеллектуальные, есть интуитивные, есть эмоциональные, а она - редкий тип актрисы физиологической. Этот тип изначально мертв, как премьер анатомического театра. Одних он неудержимо притягивает, других необъяснимо отталкивает. И он всегда играет Смерть, наряжая ее в разные причудливые прикиды и пытаясь духами заглушить аромат тления.

Декаданс в искусстве по странной закономерности является в первом десятилетии века и сигнализирует о неполадках. Сначала "О, закрой свои бледные ноги...", потом "Вставай, проклятьем заклейменный!" - причинно-следственная связь между ними столь же загадочна, как между курицей и яйцом. Что означают сигареты в животе и в шевелюре, оживший Командор с площади Гагарина, размороженный хорек, пьяный Хомерики и песенка "Послушайте, вы обязательно что-то разрушите", фальшиво спетая Земфирой в облике той же Ренаты Литвиновой, феномен это или курьез, прогноз или прыщ - об этом мы узнаем через некоторое время.

Всех бы зашаманить

На встрече съемочной группы фильма "Последняя сказка Риты" с журналистами присутствовали режиссер, она же - продюсер Рената Литвинова, артисты Татьяна Друбич, Ольга Кузина, Николай Хомерики (известный режиссер снялся в одной из ролей, и героя его также зовут Коля).

Земфиры Рамазановой - известной певицы, сопродюсера картины и автора музыки к ней - не было. Хотя Земфиру ждали.

Ренату Литвинову ожидали не меньше. Интерес к картине и затронутой в ней потусторонней теме до пресс-просмотра просмотра и после него настолько разогрел профессиональную аудиторию критиков и журналистов, что если бы Рената Литвинова появилась в черном платье в пол и с косой в руках, это выглядело бы органично. Но на режиссере было голубое платье, белый пиджак, темные очки и неизменная ярко-красная помада.

Однако разговор о Танатосе не заставил себя ждать - вопрос о смерти был задан одним из первых.

- Я вовсе не заигрываю в фильме с темой смерти, я, можно сказать, сама и есть эта тема, - сказала Рената Литвинова. - Я не фамильярничаю и не пытаюсь переходить со смертью на "ты". Люди боятся, а я спокойно говорю, что мы все - будущие мертвые. И что все мои мертвые для меня - живые. Мы все в какой-то степени оболочки. В нас есть что-то большее. Какой-то свет внутри…

- Вы сами смерти не боитесь?

- По большому счету я не цепляюсь за эту землю. Но не боюсь. Что ж, по-вашему, я должна бояться саму себя? А если вам страшно - не приближайтесь.

При этом Рената Литвинова определила свой фильм как оптимистический, а на вопрос о мифологии в картине и в своем собственном образе ответила так:

- Может и среди нас есть некие существа, которые прикидываются людьми. В мифологии есть своя стройная система. Вы можете обратиться ко всем мифам мира - она существует. Все отслеживается - и добрые дела, и злые. Это - моя собственная теория. И, если я буду ее развивать здесь, вы меня точно сочтете сумасшедшей. Есть своя иерархия, и каждый из нас - под надзором. У всех своя судьба. Пространство нас на самом деле вытесняет. А со временем нас всех все больше и больше курируют некие силы.

Обозреватель "РГ" задала вопрос о посвящении, которое появляется на экране в конце картины.

Рената Литвинова: Я посвятила фильм людям, которых уже нет. Можно я не буду расшифровывать кому. Это - очень личное.

- Вы, кроме того, что режиссер и актриса - еще и дизайнер. Расскажите о модных образах в фильме.

Рената Литвинова: Я специально изучала символы смерти. Они в каждой культуре свои: бабочка, нарциссы, женщина в белом платье, песочные часы, вороны… В одной религии -  мужчина в желтом фраке, у скандинавских народов - скелет в капюшоне… Все равно ты показываешь какой-то сон. Я не хочу демонстрировать жизнь в своем кино. Она вас и так шибанет по голове, когда вы  выйдете из кинотеатра. Фильм - это моя версия сна. Художника по костюмам у меня не было. Герои одеваются так, как я хочу, так, как любо мне.

- В титрах вашего фильма указано название компании "Запределье". В фильме так называется кафе.

Рената Литвинова: Мне сказали, что для  получения прокатного удостоверения картины должна быть указана прокатная компания. И я использовала название "Запределье", как и у кафе. Я посмотрю счастливое ли название, фартовое ли? Если да - буду использовать дальше

Второй блок вопросов касался стороны творческой.

- Как создавалась картина?

Рената Литвинова: Это принципиальный артхаус. Снималось все в одном и том же подвале и незаконно, на улицах. У нас не было денег подкупать московские власти. Все снято за гроши. Уже на стадии озвучания помогли материально какие-то бренды. Для меня самыми главными соратниками были артисты и художники. У меня сменилось две ассистентки и пять операторов. От меня остались шматы здоровья -эксперимент был смертельный. И если для меня что-то открылось новое - так это любовь к моим артистам и вообще к артистам как таковым, как к людям, готовым на все.

Вопрос "РГ" касался схожести картины с фильмами Киры Муратовой - режиссера, с которой много работала Литвинова.

Рената Литвинова: Кира Муратова для меня уже практически одесская мама. Мне больше всего в ней нравится то, как она снимает неизвестных актеров, делает кино на ничтожные деньги и ее умение побеждать вопреки всему.

- Почему у вас в фильме все много курят?

Рената Литвинова: Я не предлагаю курить. Меня не финансировала никакая табачная компания. Но сигарета - это очень кинематографичный аксессуар. Сигарета  - символ саморазрушения. Жизнь это вообще саморазрушение. Голову перерезать, машиной наехать, оскорбить, нанести душевную травму… Это перечень присущих человечеству вредных привычек.

- Музыка в фильме зомбирует зрителя.

Рената Литвинова: Кино вообще шаманское искусство. Конечно, я хочу вас зашаманить.

- Почему вашу героиню зовут Маргарита Готье?

Рената Литвинова: Люблю это имя. Можно я буду всех своих героинь называть Маргаритами? В конце концов, я снимала кино за свои деньги и не обязана давать отчет.

- Какие задачи вы ставили перед актерами?

Рената Литвинова: Знаете, какие задачи ставит режиссер Алексей Балабанов? Он говорит: "тут ты недотопила, а тут - перетопила". Я вообще не насильничаю.

- Почему фильм - сказка?

Рената Литвинова: Для меня это быль.

- У вас в фильме один мужчина и он - положительный…

Рената Литвинова: Да… Вот это и сказка... Коля Хомерики  "разросся" в нашей картине. На самом деле поначалу  роль была  не такая уж и большая.

Вообще я люблю мужчин. Их и в реальной жизни не так уж и много. Демографический перекос, каждый на учете. В моем фильме есть еще красивый мужчина - Гагарин. До сих пор о нем вспоминаю.

- Были ли фильмы, которые вы пересматривали перед началом работы над своей картиной?

Рената Литвинова: Можно назвать фильм Жана Кокто "Орфей".

- В картине есть жестокий момент, когда врач зашивает в трупе окурок.

Рената Литвинова: Между прочим, он - документальный. У нас в принципе нет уважения к живым, а уж к мертвым - тем более.  У нас агрессивное общество, никто никого не жалеет. Особенно в мегаполисах. В частности, в Москве, где трудно выживать ребенку и пожилому человеку. Врачи такие же люди, как и все. Тоже слабые. И среди них есть злые.

Один их самых заметных вопросов на встрече был про политическую активность.

Рената Литвинова: Это - насилие, когда творческого человека внедряют в политические истории. Я - женщина из Советского Союза. Мне кажется, только если меня начнут дустом травить, то тогда я начну политикой заниматься. Мне это скучно. И это разочаровывает. Я хочу отвечать только за себя и за свою  работу.

Культура Кино и ТВ Наше кино 34-й ММКФ Гид-парк РГ-Видео РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники