Новости

03.07.2012 00:47
Рубрика: Экономика

Передовые технологии не востребованы

В ближайшие 5-10 лет наиболее перспективными отраслями для применения ГЧП станут транспортная и коммунальная инфраструктуры. Наименее перспективна в этом отношении электроэнергетика, свидетельствует исследование "Эрнст энд Янг". Возможно, это связано со сравнительно невысокой доходностью инвестиций в условиях регулируемых тарифов.

Лишь 8% представителей госорганов полностью понимают и поддерживают существующую государственную политику в области ГЧП. Примечательно, что представителям институтов развития и банков, а также частным инвесторам, то есть тем, кто прямо участвует в реализации таких проектов, текущая госполитика в сфере ГЧП вообще не ясна. Тем не менее представители всех групп единодушны в определении основных препятствий, мешающих применению ГЧП в России. Это несоответствие федерального законодательства современным требованиям, недостаточная готовность властей реализовывать проекты на практике и низкое качество подготовки ГЧП-проектов.

- Качество подготовки инвестиционных проектов и инвестиционных решений оставляет желать лучшего не только в нашей стране. Количество проблемных активов в США и ЕС наводит на грустные мысли, - сетует Алексей Якушев, вице-президент компании "Стратегия-Центр". - Следует поставить вопрос о том, а кто, собственно, должен готовить проекты ГЧП. Госорганы не подготовлены, но это, собственно, не их функция, это функция консультантов. Тут все упирается в финансирование подготовки проектов ГЧП. Это высокорисковые венчурные расходы. Их относят к транзакционным и стремятся сократить, что естественно. Все стороны проекта стремятся уйти от этих расходов. Никто не хочет рисковать деньгами, нести расходы, которые "не в почете", все надеются, что к ним придут с высококачественным готовым проектом. При этом качество проекта - это 60% успеха его реализации. К сожалению, Россия имеет существенные трудности с инфраструктурой продвижения инвестиций. Эта проблема распространяется на сферу ГЧП.

Любопытно, что именно чиновники отмечают среди важнейших препятствий отсутствие единой госполитики в области ГЧП, неразвитость государственных институтов и их низкую степень готовности к реализации таких проектов. "Институты ГЧП быстро развиваются. Их деятельность отстает от насущных потребностей, но это нормально. Совершенствованием институтов ГЧП занимаются во всем мире, в том числе в странах, которые считаются лидерами развития ГЧП. Что касается развития этих институтов на региональном уровне, то все зависит от субъекта РФ. Институты ГЧП отдельных "продвинутых" регионов являются драйверами развития федеральных институтов ГЧП. Другие регионы отстают", - отмечает Алексей Якушев.

В свою очередь представителей институтов развития больше всего волнует малое количество востребованных, глубоко проработанных проектов и, как следствие, низкий уровень конкуренции на рынке. Впрочем, более-менее с этим согласны все участники рынка. Они выступают за создание единого федерального центра по распространению передовой практики в области ГЧП, а большинство видит возможный выход из положения в активном привлечении опытных консультантов к проработке проектов. По мнению Александра Осина, главного экономиста УК "Финам Менеджмент", данные претензии как раз и отражают расхождение в текущих оценках потребностей бизнеса и возможностей государства при осуществлении ГЧП. "Иностранные "технари" здесь могут понадобиться только при изменении базовых условий, связанных как с увеличением ресурсов государства для реализации проектов ГЧП, так и с увеличением эластичности позиций частного бизнеса", - уверен он.

- Привлечение к разработке проектов западных консультантов целесообразно только в том случае, если предполагается привлечение в проект "западных инвесторов". Если планируется привлечь "восточных инвесторов", то и консультанты должны быть "восточные". Другое дело, что на привлечение иностранных консультантов легче получить бюджеты, а они все делают руками российских коллег, которые потом перекладывают на них ответственность. Привлечение западных консультантов ситуацию не спасет. Западный организационно-экономический и организационно-правовой опыт эффективно реализуем в России только в случае его существенной адаптации к российским реалиям.

Перенесение тех или иных схем и моделей без должной адаптации непродуктивно и дискредитирует западный опыт, - добавляет Алексей Якушев.

Участники рынка едины во мнении о наиболее привлекательных отраслях для ГЧП - это прежде всего транспорт и ЖКХ. При этом их точки зрения в отношении социальной инфраструктуры (здравоохранение, образование, культура) расходятся. Государство испытывает потребность в проектах ГЧП в социальной сфере, однако инвесторы отмечают, что пока оно не создало условия для осуществления проектов в этом секторе. Отсутствуют как проработанные подходы, так и схемы привлечения частных инвесторов к таким проектам.

- В условиях кризиса и дефицита бюджета эта потребность будет только увеличиваться. Однако инвесторов в проектах ГЧП прежде всего интересуют их рентабельность и окупаемость, так как на стадии строительства они традиционно берут в кредит значительные средства, которые подлежат возврату в течение определенного срока после введения объекта в эксплуатацию, - говорит старший юрист адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Ирина Скидан. - Показатели рентабельности и окупаемости в транспортных проектах вполне понятны и общепризнаны. Кроме того, предоставляются госгарантии, обеспечивающие определенное количество пользователей транспортной системой, что, по сути, снижает риски, которые берет на себя инвестор. В социальной же сфере все не так просто и однозначно. Причина малого количества проектов ГЧП в социальной сфере заключается также в негибкости форм, предусмотренных действующим законодательством для проектов ГЧП.

Государство создало и продолжает создавать привлекательные условия для использования инструментария ГЧП в сфере транспортного строительства и ЖКХ, хотя несколько лет назад к этой сфере не знали как подступиться, продолжает Алексей Якушев: "В сфере социальной инфраструктуры есть нужда для применения этого инструментария, но условия пока не созданы, только начали формироваться, прецеденты не наработаны. Хотя удачные примеры уже есть, ГЧП в сфере социальной инфраструктуры будет развиваться".

Говоря об отраслях, наиболее привлекательных для ГЧП в долгосрочной перспективе (до 2020 года), эксперты отмечают прежде всего проекты жилищного строительства, строительства коммуникаций и инфраструктурную сферу. Различные объекты транспортной инфраструктуры, включая дороги, мосты, аэропорты, тоннели, надземный городской транспорт, объекты коммунальной (водоснабжение, переработка отходов) и социальной сферы (детские сады, школы, объекты здравоохранения), перечисляет Ирина Скидан. "Будущее ГЧП в период финансового кризиса - в средних по стоимости проектах в сфере водоснабжения и переработки отходов, объемом в среднем около 200 млн долларов. После кризиса можно ожидать возвращения масштабных ГЧП-проектов в сфере транспорта", - считает она.

Впрочем, по мнению отдельных экспертов, в этот перечень необходимо добавить инновационную деятельность, автотранспорт, абонентское обслуживание жилья, возможно и расширение применения ГЧП в сфере электроэнергетики. Несмотря на то, что одним из часто упоминаемых преимуществ ГЧП является внедрение частными инвесторами передовых технологий, участники опроса E&Y считают, что регионам нужны скорее привычные, типовые инфраструктурные проекты с отлаженными механизмами реализации, чем основанные на высоких технологиях. То есть им проще опробовать ГЧП на региональном уровне на относительно простых тиражируемых проектах, прежде чем переходить к более сложным.

- Частный инвестор стремится сейчас к чистой рентабельности в 20% годовых и доле государства в проектах не ниже 30%, - рассказывает Александр Осин. - Государство стремится к обеспечению доходности инвестора на несколько процентов годовых выше инфляции при своей доле в проекте в 10%. Эта ситуация неустойчива в долгосрочном периоде. Если бизнес получит требуемые условия, остальной экономике придется их вновь оплачивать. А "остальная экономика" - это производственный сектор, который либо получит в ближайшие 10 лет необходимые финансовые ресурсы для модернизации, либо возобновит сокращение своей роли в экономике.

Любопытно, что планку в 20% годовых органы власти считают верхним допустимым пределом, тогда как кредитные организации, наоборот, - нижним. Также бизнес и банки (у которых компании в основном и берут в долг) считают важнейшим фактором успешного финансового закрытия проектов предоставление госгарантий возврата на инвестиции. Однако представители власти полагают, что залогом успешного привлечения капитала являются развитие практики ГЧП, накопление опыта, повышение степени проработанности проектов и, как следствие, усиление конкуренции среди инвесторов. По мнению Александра Ивлева, управляющего партнера компании "Эрнст энд Янг", отлаженный диалог между государством и частным сектором является необходимым условием для интенсивного развития механизмов ГЧП, которые в свою очередь станут важным фактором в деле преодоления инфраструктурных ограничений роста и диверсификации российской экономики. Однако, как показало исследование, бизнес и власть пока еще мыслят разными категориями.

 

Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники