Новости

10.07.2012 00:26
Рубрика: Экономика

Что нам до Греции

Инфляция в России подскочит до 15 процентов, доллар - до 37 рублей
Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений)
Если мы проснемся завтра и узнаем, что Греция или какая-то другая страна все-таки выходит из зоны евро, то доллар тут же поднимется на рубежи 1,05 - 1,2 за единую европейскую валюту. Нефть марки Brent откатится ниже 85-90 долларов за баррель. Кивнут вниз мировые цены на металлы. Рубль упадет до уровней 35-37 за доллар. Международные резервы России сократятся на 5-10 процентов. Фондовый индекс уйдет в зону 900-1000 пунктов (сейчас 1420). Потребительская инфляция в России составит за год двузначную величину - до 12-15 процентов.

Но есть, как ни странно,  и хорошие новости. Снижение курса рубля, если не будет шоковым, оздоровит торговый баланс, создаст стимулы для несырьевого экспорта. Не будет и банкротств крупных банков. Центробанк быстро предоставит ликвидность всем, у кого есть проблемы.

Процент по этим займам поднимется, но не катастрофически. Банк России не будет повышать ставку рефинансирования. Не ожидается проблем и у банкоматов. Может быть, на неделю возникнут очереди у обменных пунктов за наличными  долларами или фунтами. Но не евро! Кроме того, в России нет кредитного пузыря, поэтому толпа заемщиков не потянется банкротиться. Полупуст рынок облигаций, поэтому не будет массовых дефолтов как три года назад.

Все это - облегченный вариант, бесцветная копия событий 2008 года в России. Причина проста - российский финансовый рынок давно обескровлен. Он немонетизирован. На нем нет пузырей. Капитализация бизнеса - 60 процентов от докризисной. Из России много лет идет чистый вывоз капиталов. Больной давно придушен. И его реакции замедленны, вялы.

Настоящий риск - цены на нефть. Не уйдут ли они вниз, за пределы 80-90 долларов за баррель? И не на пару месяцев, а на долгие времена? На год-три, а то и дольше? Как глубоко они утянут за собой цены на газ и металлы? Насколько сократит свой спрос Европа, находящаяся в депрессии - основной потребитель российского сырья?

На ЕС, кстати, по данным Федеральной таможенной службы, приходится 50 процентов нашего внешнеторгового оборота.

Спасением в кризисы 1998 и 2008 годов Россия обязана быстрому, буквально в месяцы, восстановлению мировых цен на нефть и металлы плюс девальвации рубля и мягкой денежной политике. Нас спасли те самые, много раз проклятые рынки деривативов на нефть и металлы (Нью-Йорк, Чикаго, Лондон), быстро поднявшие цены на российский экспорт.

Проскочили дважды. Проскочим ли третий раз? Больной вопрос. Российская экономика не только сидит на сырьевой игле, но и в полной мере заражена "голландской болезнью". Социальные расходы, затраты на содержание силовых структур, на оборону, на государственный аппарат - не эластичны к падению сырьевых доходов. Пока они основаны на 100 долларов за баррель. В минуты роковые могут быть покрыты только за счет печатного станка, инфляции и девальвации рубля.

Что произойдет, если хотя бы частично отключить российскую экономику от сырьевых доходов, заманчиво росших целое десятилетие, какая турбулентность при этом возникнет - неизвестная величина. Сегодня мы к этому не готовы.

Впереди - дорога, у которой нет ясного маршрута. И экономическая машина российского образца находится пока в пространстве неопределенности.

Поэтому очень важно сыграть на опережение, быстро усилить "стабилизаторы" и стимулы для длинного устойчивого роста в экономике.  Отдать приоритеты в экономической политике укреплению положения среднего класса, росту его активов.

Сильнейший стимул роста - обложение налогом прироста прибыли в несырьевых компаниях под 5 процентов ("налоговые каникулы" на 5 лет). Индивидуальные пенсионные счета - под налоговые льготы. Нулевой налог на доход от прироста стоимости капитала в акциях. В будущем - снижение налогов (сегодня - около 5 процентов ВВП). Сокращение беспрецедентного разрыва между номинальным и реальным эффективным курсом рубля. Дешевая ипотека под 4-5 процентов за счет депозитов под 1-2 процента, размещенных бюджетом в банках.

Низкий процент по кредитам на основе "обрезания" ставки рефинансирования ЦБ. Широкая раздача государственных земель семьям до 40 лет под жилые дома. Борьба с немонетарной инфляцией. Замораживание тарифов на услуги населению в 2012-2013 годах. Антимонопольная кампания, не одноразовая, против высоких цен на бензоколонках и в магазинах. Дешевая аренда государственного имущества для малого и среднего бизнеса. Приватизация в пользу розничных инвесторов, а не власть имущих и нерезидентов. Все это и многое другое подтолкнуло бы экономику к бегу. К росту несырьевого сектора. К тому, чтобы легко взять барьеры, выставленные падением цен на нефть и финансовыми инфекциями. И у нас должен быть такой сценарий, как говорится, от кризиса не зарекайся…

Кстати, в конце прошлой недели стали известны имена лауреатов  премии за лучший сценарий по выходу одного или нескольких государств из еврозоны. 390 тысяч долларов достанутся команде британских аналитиков из Capital Economics. Эту премию, напомню, в октябре 2011 года учредил английский миллиардер - лорд Саймон Вулфсон.

Предложения лауреатов, которые относятся, прежде всего, к Греции, оптимизма не прибавили. Из них следует, что последствия распада еврозоны - сокращение реальных зарплат, девальвация и дефолт - неизбежны. И их надо принять, как должное, постепенно преодолевая. Каким образом? Для начала государству, покинувшему еврозону, надо сразу же ввести собственную валюту, которая первое время будет действовать одновременно с евро. Затем все зарплаты, цены, кредиты и банковские депозиты перевести в новую национальную валюту. Один к одному.

Все это секретная операция. О ней объявляется в ночь на пятницу. На несколько дней закрываются банки, замораживаются депозиты, отключаются банкоматы для снятия денег. Временно запрещается вывоз наличных евро за границу. Евро же, как средство платежа, используют при небольших денежных операциях еще в течение полугода.

Скажу сразу: на мой взгляд, этот сценарий нереалистичен. Он полагается, прежде всего, на свободные рыночные силы, ограничиваясь таргетированием (целевым управлением) инфляции, инъекциями капиталов в банки, структурными реформами, "денежными облегчениями", то есть запуском печатного станка. Хотя авторы нехотя оговариваются, что нужно быть готовыми ввести широкий контроль за счетом капиталов, национализировать банки. Предлагается также запретить индексировать зарплаты по инфляции.

Что случится, если это произойдет завтра, предположим, с Грецией? Вслед за неожиданным введением драхмы последует дефолт госдолга Греции (более 300 миллиардов евро), девальвация драхмы (по оценке лауреатов, от 40 до 70 процентов), бегство капитала из страны и крах ее финансового рынка. Это немедленно вызовет шок в глобальных финансах, станет стартом нового мирового кризиса.

По сценарию Capital Economics, ЕС и Европейский центральный банк смогут погасить его, закачивая деньги в банки еврозоны. Не верится! Циклы принятия решения в этих структурах - месяцы, а не часы и дни. Планов чрезвычайных действий пока нет. Финансовые резервы ниже потребности. Эмиссия грозит вспышкой инфляции. Если же готовить приход драхмы загодя, вместе с ЕС, то шила в мешке не утаишь. Из Греции вывезут все сбережения и капиталы, пока где-то там, как будет считаться, "в секретности", чиновники обсуждают выход Греции из еврозоны.

А что будет происходить в самой Греции? При отсутствии валютных интервенций, которые могли бы поддержать драхму, стране будет угрожать гиперинфляция. Чтобы этого не случилось, Capital Economics предлагает "таргетировать" инфляцию и заморозить зарплату. Но  для "таргетирования" придется устанавливать прямой, внерыночный контроль за ценами. Других инструментов в моменты острейших шоков, при огромных долгах и отсутствии валютных резервов, просто нет. Тем более что в это время на международных рынках будут ожесточенно спекулировать драхмой с огромными колебаниями цен.

Так что придется еще и вводить контроль за рынком капиталов, ограничивать конвертируемость валюты. То есть частично закрывать экономику. Как еще сбалансировать малую открытую кризисную экономику, которую, как мяч, перебрасывают на глобальных рынках капиталов?

Пытаясь опереться на свободные рыночные силы, лауреаты конкурса на самом деле могут привести экономику Греции к закрытости, к разгулу административных сил. Так, сценарий Capital Economics видит рост конкурентоспособности Греции в том, чтобы рост цен и зарплаты внутри страны отставал от девальвации (снижение "реального" валютного курса).

Прогнозируется, что реальная зарплата будет урезана на 5-20 процентов. Это девальвационный налог. Неизвестно, к какому политическому риску такой налог приведет в депрессивной стране с сильнейшими левыми традициями, с уровнем безработицы более 20 процентов,  при доходах населения, давно скользящих по наклонной плоскости.

История финансовых кризисов - это одновременно история бунтов и политических переворотов.  Только чудом в июне Грецию не развернуло на 180 градусов. Только 2 процента греческих избирателей, отдав предпочтение "проевропейским" силам, отделили мир от нового кризиса. Но история выборов в этой стране, вотумов недоверия, толп на улицах еще не закончилась. И многое еще может произойти в 2012 году.

Думается, если удастся пройти шоковый период по сценарию Capital Economics, то настанет время дешевых активов в Греции. После девальвации иностранцы будут чувствовать себя королями. Начнется массовая скупка земли, недвижимости, бизнеса. В реальности это означает угрозу протекционизма, отгораживания страны от единого рынка ЕС под патриотическими (левыми, националистическими) лозунгами.

Есть ли более безопасные сценарии изменения статуса Греции в зоне евро, не ведущие к финансовой катастрофе? Более мягким планом было бы введение драхмы как параллельно обращающейся валюты. Подобных примеров в мире много. Например, свободное хождение доллара и национальной валюты. Или валюты с разными режимами конвертируемости. В России в 1920-х годах была проведена успешная денежная реформа, основанная на параллельных деньгах. Двойственность денег существовала при распаде рублевой зоны. В 1996-1997 годах в России возник кризис платежей, вызванный жесткой денежной политикой ЦБ.

В результате в регионах в изобилии появились "вторые" деньги, а точнее их суррогаты, возмещающие неспособность эмитировать рубли, подобно тому, как Греция не может сама выпускать евро, чтобы залить деньгами свои долги и дефицит ликвидности. Все это более "нежный" путь, смягчающий долговой кризис в Греции. Такое решение не приведет к предынфарктному состоянию мировых финансов, если вдруг Греция не сможет в июле договориться с ЕС об облегчении условий финансовой помощи.

Зато "секретное" введение драхмы, дефолт по долгам Греции и немедленный шок в глобальных финансах приведут к масштабному бегству капиталов из России. Как это будет происходить, все хорошо почувствовали в мае-середине июня этого года. В 2011-2012 годах глобальные инвесторы рассматривали Россию, Украину и Казахстан как аналоги Греции, Кипра, Испании и других рискованных стран зоны евро. Во всяком случае, российский рынок акций падал, как греческий. Рядом с ним и вместе с ним.

Экономика Финансы Валютный рынок Экономика Макроэкономика Курсы валют Долговой кризис в Греции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники