Новости

10.07.2012 00:46
Рубрика: Экономика

Норвежский градус

Опыт северных соседей может стать основой нашего сотрудничества
Аналитики констатируют: нефтегазовая деятельность человека на Севере находится в высшей точке своего исторического развития. Но все возрастающий интерес к арктическим регионам объясним - по прогнозам там находится большая часть мировых неразведанных нефтегазовых запасов. "В будущем историки могут прийти к выводу о том, что мы стояли у истоков десятилетия северных регионов", - делают прогнозы авторы недавнего специального доклада правительства Норвегии "Северные регионы - перспективы и решения". И тут же напоминают, что начиналось все "двадцать лет назад, которые характеризуются бурным развитием Севера".

Первая половина новой "десятилетки" пройдет под общей идеей "Россия и международные отношения в северных регионах". МИД Норвегии выделяет немалые средства на соответствующую программу.

- Мы хотим расширить знания о северных регионах. Они стали узнаваемым механизмом политики нашей страны как с внутриполитической, так и с внешнеполитической точки зрения. И нам постоянно требуются обновленные данные для выработки правильных решений и их применения в перспективе поколений, - объяснил министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стёре.

Последнее ежегодное исследование Международного института бизнеса IMD из Швейцарии вывело Норвегию в первую десятку стран с наилучшими условиями ведения бизнеса и конкуренции. На своем восьмом месте она обогнала Германию, Данию, Люксембург, Австралию, Катар. В рамках исследования оценивалось, насколько хорошо "государство управляет финансовыми и человеческими ресурсами для обеспечения благосостояния и прогресса". Институт также отмечает "промышленность, ориентированную на экспорт, и бюджетную дисциплинированность" как основные характеристики стран в десятке лидеров. В случае с Норвегией стоит добавить еще один фактор, который привлекает сюда десятки нефтегазовых компаний мира, - непосредственное участие государства в финансировании нефтегазовой отрасли. Примерно половина всех инвестиций в разведку, добычу, обустройство месторождений, трубопроводы приходится на долю норвежского правительства.

Вообще-то Норвегия (если кто не знал) переводится как "путь на Север", хотя куда уж севернее, если только на полюс. Кусок планеты, где полярный режим дня и ночи, предельно низкие температуры, морской лед и прочие "уязвимости" окружающего ландшафта. С его дальнейшим освоением одни трудности - технические, экологические, социальные и финансовые. Но сомневаться не приходится - норвежцы как осваивали, так и будут осваивать новые месторождения (помимо 70 эксплуатируемых сегодня), а также открывать новые районы для разведки. Потому что нефть и газ для страны примерно 30% всего объема поступлений в государственный бюджет и первоочередная статья экспорта, а знаменитые на весь мир норвежские морепродукты идут уже следом. И совсем неудивительно, что более высокооплачиваемой работы, чем в нефтегазовой отрасли (где сегодня занято свыше 200 тысяч человек, а это половина населения Осло), в стране не найти. Но то, что зарплата норвежских нефтяников самая высокая в мире, подтвердило недавнее исследование международного рекрутингового агентства Hays Oil & Gas - средний уровень дохода 1,07 млн крон в год ($180 300). Для сравнения: Австралия - $164 000, США - $124 000, Саудовская Аравия - $102 900. Заметим, речь идет о средней заработной плате. Между тем немало сотрудников нефтегазовых компаний, имеющих востребованную специальность, получают за свой труд значительно больше. Как же и в каких условиях зарабатываются норвежские миллионы?

Два с половиной года назад морская платформа "Драуген" попала в топы мировых новостей. Из-за сильного ветра и минусовых температур на этом месторождении в Норвежском море (севернее 62-й полярной широты) остановили добычу нефти. Подобное случалось только в 2001 году. Всего две паузы в работе за почти 20-летнюю историю эксплуатации единственной в мире платформы с одной опорой (ее высота 280 метров, 250 из которых - глубина моря). "Представьте Колизей, поставленный на Эйфелеву башню, - говорят гостям, отправляющимся за 150 километров от городка Кристиансунд на "Драуген", чтобы при подлете к ней те согласно кивали: "Да, очень похоже!" Тогда в феврале 2010 года эвакуации 75 сотрудников с обледеневшей платформы не было, они устанавливали дополнительное оборудование, которое и помогло уникальному комплексу переждать стихию. Уже через несколько дней технологический процесс возобновился: нефть, которая хранится в специальных отсеках в нижней части платформы, начали отгружать в танкеры через плавучий наливной буй, стоящий в 3 км от платформы. Добыча на месторождении ведется на 14 скважинах - шести с устьем на платформе и восьми подводных. Оператор "Драуген" - A/S Norske Shell (норвежская дочерняя компания концерна Shell - 26,2%), партнеры - Petoro (47,88%), BP Norge (18,36%) и Chevron (7,56%).

- Здесь, в Норвегии, экстремальные зимние условия. В этом году волны были выше 30 метров и накрывали вертолетную площадку, а вспомогательные суда вокруг платформы держались почти вертикально, на половину корпуса выходя из воды, - вспоминает Даг Хансен, руководитель службы охраны труда на платформе, он проводит со всеми прибывающими сюда специальный инструктаж, рассказывает, как вести себя в случае ЧС, в какой плот-шлюпку срочно грузиться. - Работать здесь непросто, не все выдерживают вахтовый режим, оторванность от семьи и земли. Но те, кто остается, работают подолгу. Я вот на "Драуген" больше 20 лет.

- Мы хотим, чтобы вы вернулись домой такими, какими вышли из дома, - говорит сотрудникам платформы руководство, сознательно делая акцент на норвежском менталитете, на традиционных ценностях семьи, к которой надо вернуться, чтобы передать детям и внукам свой опыт. Здесь принято постоянно обучаться, повышать свою квалификацию. У каждого работника есть свой план личного развития его компетенций. Оператор еще до выезда на платформу проходит обучение на тренажерах, плюс обязательное повышение квалификации 10 дней в году. А тренировки и зачеты по технике безопасности вообще дело привычное и обязательное. В сценариях учитывают все - от пожара в технологическом отсеке до захвата платформы террористами.

- "Драуген" была пионером, с нее началась эра развития подводных систем обустройства морских месторождений, - вспоминает Бернт Гранас, руководитель норвежских нефтегазовых проектов Shell. - Бетонная "нога" платформы, внутри которой и происходит бурение, специалистами была воспринята в строительстве как революция мирового масштаба. В 90-е был пик добычи, и сегодня есть все предпосылки, чтобы повторить успех в экономической деятельности. На платформе идет модернизация, по окончании которой ее ресурсов хватит для работы до 2036 года.

По словам Бернта Гранаса, за годы эксплуатации "Драуген" уловы у рыбаков Кристиансунда нисколько не уменьшились. Развитие нефтегазовой промышленности никак не повлияло на рыболовство, которое еще 20 лет назад доминировало в местной экономике. И сегодня в свете прожекторов лодок-беспилотников, которые регулярно осматривают "ногу" платформы, видны косяки рыб, в этом районе нередко подкармливаются киты.

С рыболовецкими организациями все эти годы нефтяники в постоянном диалоге. Есть нерестовые районы, где запрещена разведка и добыча, и есть свой пояс безопасности в 500 миль вокруг платформы, куда не заходят рыболовецкие суда.

До прихода нефтяников в Кристиансунде (который был выбран в качестве производственной базы после солидного конкурса) была обанкротившаяся верфь и 15% населения без работы. Уже через 2 года 40% необходимых платформе услуг предоставлял город и его окрестности. Это было одно из условий государства - обеспечить занятость местным жителям. Похожий принцип действует и в другом "нефтегазовом" поселении - Аукре, где находится наземный технологический комплекс месторождения "Ормен Ланге". Открытое в 1997 году, это самое глубоководное (850-1100 метров) месторождение в Норвегии, на нем в 120 километрах от берега действуют газовые скважины самого большого в мире диаметра (коллектор находится на 2000 метров ниже уровня дна). Трубопровод от "Ормен Ланге" по дну моря до английского Изингтона сегодня один из наиболее протяженных на планете. Обеспечивает около 20% спроса на газ в Великобритании. До начала строительства газоперерабатывающего завода население активно покидало эти места. Работы не было, перспектив никаких.

- На "Ормен Ланге" любят говорить: мы - витрина как для подрядчиков, всевозможных сервисных компаний, которые очень хотят показать потенциальным заказчикам свои возможности, так и для Норвегии в целом - построить и запустить такой объект дорогого стоит, - говорит Китти Ейде, советник по внешним связям Norske Shell. - Строчка в резюме о работе на "Ормен Ланге" - гарантия качества любого специалиста.

Главное, чтобы эти специалисты были местными жителями, которые проживают в радиусе часа езды, - это стратегия предприятия. Обучение профессиям начинают уже в старших классах школы, прямо здесь на заводе. И еще: если полистать подшивки норвежских газет, тон заметок об "Ормен Ланге" положительный. Пишут в основном о будущих инвестициях, новых рабочих местах. И пишут, надо сказать, не без гордости.

И "Драуген", и "Ормен Ланге" - это та часть Норвегии, которая, строго говоря, не является арктической в географическом отношении, но людям, работающим здесь, каждый день приходится решать массу проблем, аналогичных существующим в арктических условиях.

- Нужны ли арктические широты и газ человечеству? Может, имеет смысл сохранить этот регион природным музеем? Эти вопросы не снимаются с повестки дня, - рассуждает Фил Дайер, менеджер коммуникационной кампании "Сложные регионы" концерна Shell. - Но ясно одно: освоение Арктики требует от человечества определенного уровня технологий. И те технологии, что применяются на норвежских морских месторождениях, эксплуатируемых Norske Shell , таких как "Драуген" и "Ормен Ланге", с успехом могут применяться и в Арктике.

Экономика Отрасли Нефть и газ В мире Европа Норвегия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники