Новости

10.07.2012 00:27
Рубрика: Общество

Ноль в квадрате

После 46 лет работы сельский врач так и не обрел собственный угол
Чем ближе день свадьбы сына хозяйки, тем тревожнее на душе у вынужденного постояльца.

- Они ведь в Минусинске на время меня приютили - добрые люди, а я шестой год никак не уйду...

75-летний Виктор Руденко говорит тихо, однако хлопочущая на кухне Лидия Шабельникова без этого знает, о чем он.

- Вы Николаевича не слушайте, - входит с кастрюлькой в руке. - В беде мы его все равно не оставим. И так уж за все мытарства и заслуги получил сполна "благодарностей" на старости лет...

Сам ветеран подробности жизни предпочитает опускать, всю ее умещая в пару абзацев. Послевоенное ФЗУ, мединститут. И - районы. Был и главврачом, и окулистом, и терапевтом, и строителем... В Краснотуранском при нем возводили больничный комплекс. В Абанском реконструировали фельдшерские пункты. В Аскизском строили лечебный корпус. В Идринском - с нуля и под ключ - терапевтический, участковую больницу...

- Судьба сельского доктора - судьба солдата, - подытоживает теперь. - У меня всегда вещи были собраны для нового назначения. И единственную медаль - "За доблестный труд" - считаю солдатской.

О первых уроках служения, впрочем, не рассказал. Как в войну он, 5-8-летний потомок репрессированных родителей, привязанный к лошади, чтоб не свалиться, копны возил до октябрьского снега. Как вместе с товарищами по детдому колхозный табак выращивал, а зимой короба с навозом выкатывал с конных дворов...

- Думали, Вите дадут квартирку как труженику тыла, - делились с "РГ" его соратники по детству в сибирском селе Кортуз. - Оказалось, по закону нельзя - в военную пору шестнадцати лет не достиг еще.

Что называется по формальным признакам закон в отношении него и впрямь ни разу не нарушался.

Однажды, отправившись в город за оборудованием, попал главврач Руденко в тяжелую аварию. Инвалидности избежать не удалось. Разладились и дела семейные. К новому месту работы уезжал один. С пакетом, в котором лежали зубная щетка и бритва. Спасало то, что отчаиваться, или, не дай бог, выпивать так и не научился.

Любовь встретил опять. Справили негромкую свадьбу, вместе стали растить ее сына. А в начале 90-х деревенский однокашник Леонид Ботвич, назначенный после Краснотуранской администрации на Шушенскую, позвал: "Ты - мой самый проверенный кадр, давай и дальше вместе". Но все вокруг менялось стремительно. Ордер на две комнаты в старенькой хрущевке не успели оформить. А вскоре от имени уже новой власти вчинили незадачливому новоселу иск. И суд выставил его вместе с супругой и несовершеннолетним ребенком на улицу.

Помощи ждать было не от кого. Сняли комнату, одновременно буквально по досточке стали сооружать избушку. Но беда, как известно, одна не приходит. Трагически погибает сын, не выдержав, умирает жена.

- Мы были когда-то очень дружны, - вспоминает Лидия Шабельникова. - Поэтому, узнав о трагедии, поехала. Смотрю, Виктор Николаевич продолжает лечить людей. Одинокий, худой. Дырявые стены, половина крыши не покрыта - стропила одни. Собирайтесь-ка, говорю, пока у нас пропишу, а там видно будет...

На годы растянулось это "пока". Понимая всю неловкость положения, Руденко собирается встать на учет в качестве нуждающегося в жилье, но выясняется: не поставят. Пенсия - десять тысяч - слишком велика. Обратился в инстанции. Пять комиссий, однако нашли, что человек не бедствует. "По информации, представленной администрацией Минусинска, - сообщил замгубернатора края Сергей Пономаренко, - вы проживаете в благоустроенной квартире общей площадью 51,7 кв. м, занимаете отдельную комнату. Зарегистрированы как член семьи собственников жилого помещения Шабельниковой Л.И. и Шабельникова П.М. На каждого члена вашей семьи приходится 17,23 кв. м, что превышает учетную норму площади жилья..."

- Но я не член семьи, - пытается он возразить.

- Тогда почему, - парируют, - прописаны постоянно?

- Я и рада б поддержать Руденко, - признается глава Минусинска Наталья Федотова. - Но на каком основании? Матери с пятью детьми в очереди стоят... Попробуем у края просить содействия.

Между тем другая столоначальница в неофициальной беседе раскрыла, полагаю, не только личные подозрения: "Всерьез считаете, что он все свои квартиры в районах сдал, а не записал на кого-нибудь? Наивный вы человек..." Не доверять, увы, проще, чем верить.

комментарий

- Вопросы обеспечения жильем находятся в ведении региональных властей - так прокомментировали ситуацию в Минздраве России. - При необходимости мы готовы содействовать в решении данного вопроса в рамках своей компетенции.

Борис Маштаков, советник губернатора Красноярского края, заслуженный врач РФ:

- Не скрою, трудно понять, как профессиональный медик с таким стажем работы на селе мог остаться без крыши над головой. Не припомню ни одного подобного случая. Выдворение Руденко с шушенской жилплощади, о котором узнал, к сожалению, лишь теперь, вообще беспрецедентно. Но у Виктора - знаю его со студенческой скамьи - устройство личного благополучия никогда почему-то не складывалось.

Найти основание для выделения квартиры, боюсь, вряд ли удастся. Единственный, на мой взгляд, выход - ходатайствовать о предоставлении ему комнаты в краевом доме милосердия, условия жизни в котором, замечу, весьма комфортны.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Красноярский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники