Новости

12.07.2012 00:22
Рубрика: Общество

Фамильная марка

Станут ли трудовые династии приметой нашего времени или уйдут в прошлое?
Если в советские времена трудовые династии гремели на всю страну, то сегодня это явление достаточно редкое.

"РГ" узнала, собираются ли представители известных уральских фамилий передавать свои профессиональные навыки младшему поколению.

Улица в наследство

В 70-х в честь уралмашевской семьи Бондаревых назвали экскаватор, а семьи Корниенко - буровую установку. В Екатеринбурге почти 700 улиц, и только две из них обязаны своим появлением династиям. Это улица Лоцмановых, несколько поколений которых работали на Верх-Исетском металлургическом заводе, и Лукиных - многочисленного уралмашевского рода.

Когда 37 лет назад Калужский переулок в Свердловске переименовали в улицу Лукиных, 15-летняя правнучка основателя династии Наталья была уверена, что ее жизнь будет связана с заводом. В разное время на Уралмаше трудились 40 специалистов, связанных кровными узами с фамилией Лукиных, их общий трудовой стаж - более 300 лет. Сама Наталья попала на это предприятие после окончания машиностроительного техникума по новой тогда специальности "станки с программным управлением", а сегодня работает нагревальщицей металла в кузнечно-прессовом цехе.

Родоначальники, Андрей Иванович и Елена Ивановна Лукины, приехали в Свердловск в начале 30-х из Режа, где глава семьи разработал конструкцию парохода, который заменил 500 лошадей и 250 человек. Заводу заводов он отдал 19 лет: сначала был бригадиром слесарей и мастером, затем механиком в термическом цехе. А его старший сын Андрей 36 лет проработал в сборочном.

- Я захотела пойти по стопам родителей прежде всего из-за атмосферы: мне нравилось встречать родных у проходной, видеть лавину людей, которые возвращались со смены, - вспоминает Наталья. - В нашей семье постоянно говорили о заводе: в 47-м цехе станочником широкого профиля трудился мой отец Валерий Лукин, а мама Людмила прошла путь от токаря до старшего инженера по планированию. Дедушка приучил нас работать руками, он был настоящий народный умелец - мог отремонтировать бытовую технику и даже сшить детское платье. В чертежах разбирался хорошо, математику знал отлично. Чтобы наглядно объяснить, как выглядит деталь в разрезе, использовал картошку и пластилин. Точно так же я учила читать чертежи и своих детей.

Правда, Натальины дочери выбрали для приложения своих сил другие сферы. А вот маленький внук интересуется работой бабушки и периодически спрашивает: "Ну как там твои печи?".

Бизнес-жила

Генеральный директор многопрофильного екатеринбургского холдинга Владимир Дягилев - потомственный предприниматель. Его прадед по женской линии Георгий Рылов был крепким крестьянином из семейства бывших беглых вятских крепостных. До раскулачивания имел большое хозяйство - два дома, мельницу, лошадей, коров и предприятие по выделке кожи. Женился "по сговору" и на редкость счастливо - супруга Устинья не только стала его главной опорой в делах, но и родила восьмерых сыновей и двух дочерей.

А дед - Юрий Гороховский - во время Великой Отечественной войны награжден орденом Боевого Красного Знамени, был командиром взвода, младшим лейтенантом морской пехоты на Дальнем Востоке. Подорвался на мине и потерял руки, но духом не упал - после окончания войны открыл в Екатеринбурге артель инвалидов - сеть мастерских и ателье, которые вязали корзины, шили одежду и т. д.

Сам же Владимир Дягилев, прежде чем открыть свое дело, закончил театральный институт.

- После армии я устроился работать в театр, работающий на прин­ципах хозрасчета, - рассказывает бизнесмен. - Мы организовывали антрепризы, но уже во второй половине бурных 90-х наш театр распался, и я потихоньку начал создавать в разных городах предприятия по переработке промышленных отходов. Стали ли прадед и дед для меня наставниками в предпринимательстве? Конечно, нет: дед умер, когда я учился в шестом классе, поэтому постигать коммерческую науку пришлось самому. Но, думаю, гены сыграли свою роль. Я собираюсь и своих детей вводить в курс дела: семейное предприятие - это некая гарантия стабильности. У меня трое детей, и старшую - 14-летнюю - дочь я уже обучаю основам управления бизнесом.

Кошкин дом

18-летняя Мария Дрозд - третьекурсница факультета ветеринарной медицины Уральской сельхозакадемии - продолжает династию ученых - ветеринарных врачей. В арсенале ее мамы и бабушки - по нескольку научных разработок, а у самой студентки уже две запатентованные работы в области терапии мелких животных: новый метод лечения болезней глаз, который позволяет вдвое ускорить выздоровление, и способ лечения радикулопатий. Маша разработала их вместе с мамой - Верой Михайловной Усевич, доцентом кафедры инфекционных и непаразитарных патологий.

Вера Михайловна вспоминает, что дочь с детства с большим интересом помогала ей лечить животных и ухаживать за ними: в доме живут кролики, кошки, сухопутные и водоплавающие черепахи... В школе Мария занималась в биологическом кружке, а темой исследований выбрала изучение работы сердца человека и животных методом электрокардиографии.

Полевые учения

Сельскохозяйственный кооператив "Заря" в селе Вновь-Юрмытское Талицкого района - место уникальное: здесь трудятся 12 представителей старинной династии земледельцев Маслаковых-Завьяловых. Потомственный фермер Николай Завьялов уже 18 лет председательствует в колхозе, который входит в тридцатку крупнейших в области. Среди его помощников - жена, племянники, сестры и другая родня.

Фамилия Маслаковых идет из Великого Новгорода, а в 1674 году семейство переехало в село Малое Ефремово Талицкого района. Все деды и прадеды несколько веков занимались земледелием и были особым сословием - государственными крестьянами, которые в отличие от помещичьих считались лично свободными. В 32-м году семью раскулачили - крестьянская "ниточка" возобновилась только на Николае Семеновиче.

- Я внук кулака и многое перенял от своих предков, прежде всего - любовь к земле и жизни в деревне, - делится Николай. - В нашем роду все работящие, никто не пьет и не курит. Коллектив держится на династиях - конечно, не таких многочисленных, как наша, но все же. Связанные родственными узами, работники стараются не уронить марку фамилии - отсюда трудолюбие, ответ­ственность и добросовестность. В город никого не тянет, всем нравится на селе: здесь лучше природа, народ другой, самобытная культура. Мой сын восемь лет проработал здесь энергетиком, а потом уехал в город на высокооплачиваемую должность, но, думаю, еще вернется. Бытует мнение, что с родней нельзя работать, на шею сядут, а мне очень нравится - чувствую надежную опору.

Кстати

Трудовые династии в России сегодня не в моде - таковы результаты социологических исследований. Еще в 2008 эксперты выяснили, что лишь каждый десятый молодой гражданин РФ выбирает ту же профессию, что его родители. Семейное дело обычно продолжается, если деятельность родителей материально выгодна либо отпрыски им так же сильно увлечены, как и предки. В мае 2012-го служба исследований "Superjob" попросила более 7 тысяч представителей 35 наиболее популярных профессий ответить на вопрос: "Хотите, чтобы ваш ребенок работал на той же должности, что и вы?" Оказалось, не хотели бы видеть детей в своей профессии большинство охранников, секретарей, кладовщиков, продавцов и водителей. Лучшего занятия желает своим чадам и довольно большое число врачей, медсестер, юристов, экономистов и учителей. Больше всего склонны к созданию династий архитекторы, программисты, дизайнеры и проектировщики.

прямая речь

Юрий Коновалов,

генеалог:

- Вплоть до начала двадцатого века почти все население Среднего Урала представляло из себя трудовые династии: крестьяне, мастеровые, торговцы, чиновники, военные… В XVII - XVIII веках смена рода занятий было делом проблематичным. Особая ситуация со священниками. Если в XVII веке половина здешних духовных лиц вышли из крестьян, стрельцов или ямщиков, то уже к началу XIX все уральские служителей культа, вплоть до псаломщиков и пономарей, были потомственными. Более ста лет в церкви служило поколение за поколением одной семьи, и только к концу XIX столетия это сословие стало пополняться за счет "пришельцев" из других социальных слоев.

Долгое время людям сложно было уйти с заводов: на демидовских и яковлевских трудилось крепостное население. Самые длинные рабочие династии идут с XVII века - с Невьянского, Каменского и Уктусского заводов: именно на них прибыла первая группа мастеровых с подмосковных казенных Павловских заводов. На Верх-Исетском заводе на момент перестройки были династии, которые насчитывали более двух веков.

Династии не надо искусственно возрождать - они сами складываются в соответствующих условиях. Сейчас в промышленности так быстро все меняется, что трудно представить, что будет лет через десять-пятнадцать. Другое дело - сельское хозяйство. Труд на земле всегда будет трудом, и преемственность здесь зависит больше от вопросов собственности. Власти и руковод­ство предприятий могут многое сделать для поддержки семейных подрядов. Вопрос в другом: заинтересованы ли они в этом? Скорее нет. Ведь проще нанять гастарбайтеров, вахтовиков и прочих по временным договорам, чем формировать постоянные коллективы с прицелом на десятилетия вперед.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники