Новости

Следственный комитет будет подключать волонтеров к поискам детей
Василий Иванович Пискарев, первый заместитель председателя СКР, генерал-полковник юстиции озвучил очень важное начинание, которое Следственный комитет собирается в самое ближайшее время претворить в жизнь. Следователей, которые будут заниматься пропавшими без вести детьми, обяжут тесно работать с волонтерскими организациями.

Василий Иванович, работа следователя с волонтерами это просто предложение, благое пожелание или что-то уже совершенно конкретное?

Василий Пискарев: Абсолютно конкретное предложение. Каждый факт пропажи ребенка - это не только общая беда, но и общая ответственность. Поиск такого ребенка не просто обязанность, но и гражданский долг каждого взрослого человека. Считаю, что особого уважения и высокой оценки требует благородная и чрезвычайно важная как для потерявшегося малыша и его родных, так и для правоохранительных органов деятельность волонтерских организаций и движений, помогающих в розыске таких детей.

Для упорядочения взаимодействия и согласованности действий следственных подразделений СКР РФ с волонтерскими формированиями и общественными движениями нами подготовлен проект соответствующего Указания председателя СКР.

ЦИФРА: 18 тысяч детей пропали в 2011 году

Как подобное взаимодействие будет выглядеть в реальности?

Василий Пискарев: Любой наш следователь должен располагать информацией о постоянно действующих региональных волонтерских организациях. Это позволит ему оперативно устанавливать рабочие контакты с их координаторами в случае чрезвычайного происшествия, связанного с розыском ребенка.

Большинству наших граждан еще неизвестна дата - 25 мая. С этого года в России впервые прошли мероприятия, связанные с Международным днем пропавших детей. Символ этого дня - синяя незабудка. Насколько серьезна в нашей стране ситуация с пропавшими детьми?

Василий Пискарев: Официальная статистика за 2011 год говорит о 18 тысячах пропавших детей. В абсолютных цифрах это получается по 49 детей в день, из которых четверо детей уже не находятся, то есть они пропадают без вести.

Трудно работать, зная подобные цифры?

Василий Пискарев: Мы, сотрудники Следственного комитета, никогда не смиримся с этой ситуацией. Будем делать и сделаем все от нас зависящее для создания эффективной системы защиты прав детей от насилия, объединяющей по-настоящему искренних, преданных своему делу людей, готовых ради спасения ребенка бескорыстно, не считаясь с личным временем, оказывать любую посильную помощь.

В работе следователя в моральном плане самым сложным является именно необходимость постоянно сталкиваться с людским горем, страданиями, слезами безутешных матерей.

И несмотря на то что в таких ситуациях следователь обязан оставаться профессионалом, сохранять "холодную голову", обеспечивая сбор доказательств, изобличающих преступника, полностью абстрагироваться от глубины человеческих трагедий, поверьте, невозможно.

Что при розыске пропавших детей больше всего возмущает профессионала?

Василий Пискарев: Особенно обидным в такие минуты бывает видеть равнодушие и черствость других людей, от которых тоже порой многое зависит - как чиновников, так и обычных граждан.

Почему же не все дети находятся? Только ли случай определяет успех поисковых мероприятий?

Василий Пискарев: Практика розыскных мероприятий в первую очередь указывает на то, как важно правильно и своевременно организовать взаимодействие, обеспечивающее согласованность действий. Причем это касается слаженности как внутри системы государственных органов, так и на уровне привлечения и использования помощи общественных волонтерских организаций и движений.

Но ведь если строго по закону, то розыск пропавших без вести возложен на полицию.

Василий Пискарев: Да, следователь подключается к проверке обстоятельств исчезновения человека только после получения из органов внутренних дел сообщения о наличии в обстоятельствах безвестного исчезновения признаков преступления.

Количество пропавших только за прошлый год детей по-настоящему пугает. Давайте вернемся к этим жутким цифрам.

Василий Пискарев: К сожалению, приходится констатировать, что значительное число пропавших без вести несовершеннолетних становится жертвами преступлений.

Скажу больше, в 2012 году отмечен существенный рост совершенных в отношении детей тяжких и особо тяжких преступлений.

А можно более подробно?

Василий Пискарев: С начала года прошло всего семь месяцев, поэтому статистика у нас есть лишь за 5 месяцев 2012 года.

Так вот за этот период следственными органами Следственного комитета признано потерпевшими от преступных посягательств по уголовным делам 9063 несовершеннолетних, что существенно, даже с учетом расширения подследственности наших следователей, превышает число детей, признанных потерпевшими за весь 2011 год. Тогда было пострадавших от преступников меньше - 7179.

Сегодня розыск пропавших детей не похож на розыск взрослых.

Василий Пискарев: В марте этого года мною дано специальное поручение руководителям следственных органов.

В нем сказано, что при получении сообщений о фактах чрезвычайных происшествий, жертвами которых стали дети, незамедлительно возбуждать уголовные дела. Это следует делать исходя из установленных фактических данных, указывающих на возможные признаки преступления.

В ходе расследования должно быть организовано активное взаимодействие с подразделениями по делам несовершеннолетних органов внутренних дел. А также с волонтерскими организациями по розыску лиц, пропавших без вести.

Такое сотрудничество позволит в кратчайшие сроки получать и использовать значимую для поиска ребенка, а также для расследования уголовного дела информацию.

Что для профессионала самое важное в системе розыска пропавшего ребенка?

Василий Пискарев: Хочу еще раз подчеркнуть, сама по себе информация, какой бы важной она ни была, без эффективного механизма ее получения, обмена, процессуального оформления в предусмотренных законом случаях не всегда может помочь найти ребенка.

Нам важно не просто найти ребенка. Что еще важнее - найти живого ребенка. Все мы помним трагедию, случившуюся в 2010 году с Лизой Фомкиной. Эта девочка пропала в Московской области и ее искали сотни профессионалов и добровольных помощников.

Тогда эксперты установили, что девочка, которую 10 дней искали в Подмосковье, умерла за двое суток до того, как нашли ее тело.

Информация тем ценнее, чем быстрее мы запускаем ее в оборот, проверяем, выполняем розыскные и следственные действия.

Организацией помощи пострадавшим детям Следственный комитет Российской Федерации занимается фактически с самого появления ведомства.

Василий Пискарев: Еще в 2009 году Следственный комитет выступал с инициативой создания Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. Задумывалось, что это будет своего рода координатор усилий общественных объединений и правоохранительных органов в сфере защиты прав детей.

В рамках Центра планировалось организовать работу "горячих линий". То есть федеральных и региональных бесплатных круглосуточных телефонных служб, созданных для сообщения сведений о пропавших детях и о преступлениях, совершенных в отношении детей.

Кроме того, прием, обработку, систематизацию, анализ и направление в правоохранительные органы сообщений и иной информации о пропавших детях планировалось осуществлять на базе так называемого СALL-центра.

Идея хорошая, а что уже сделано?

Василий Пискарев: Должен подчеркнуть, предложение Следственного комитета РФ нашло поддержку и во властных структурах, и в общественных кругах.

Проекты соответствующих документов разрабатывались при активном участии правозащитного движения "Сопротивление". А также у президента Российской Федерации.

1 июня 2012 года Владимир Владимирович Путин подписал Указ "О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы".

Что главное в этом документе?

Василий Пискарев: Указом предусмотрено создание некоммерческого партнерства "Российский национальный мониторинговый центр помощи пропавшим и пострадавшим детям". Сделано это будет в целях объединения усилий государства и гражданского общества в работе по поиску пропавших детей. Но не только. Много внимания будет уделяться профилактике и пресечению преступлений насильственного и сексуального характера, в том числе совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, а также повышения эффективности деятельности следственных органов при расследовании преступных посягательств в отношении детей.

Волонтеров, добровольных помощников, которые будут с вами работать, нужно будет чему-то учить или нет?

Василий Пискарев: Считаю, немаловажным будет разъяснение волонтерам положений действующего законодательства, регулирующего вопросы доследственной проверки и предварительного следствия, защиты конституционных прав граждан.

Работа территориальных следственных органов с волонтерскими организациями будет координироваться центральным аппаратом Следственного комитета.