20idei_media20
    18.07.2012 23:08
    Рубрика:

    Любовь Турбина: Если хочу что-то значить в Беларуси, надо переводить с белорусского

    Гость "СОЮЗа" - переводчик с белорусского языка, поэтесса Любовь Турбина
    В советские годы интеграция национальных литератур была делом государственной важности: национальных, в том числе белорусских поэтов и писателей, постоянно переводили на русский, и не только. И они, в свою очередь, переводили. 1990-е годы перерубили эту нить. И что же теперь? Вопрос актуальный, особенно если учесть, что 2012 год объявлен в Беларуси Годом книги.

    "Союз" пригласил к обсуждению темы Любовь Турбину - сотрудника Института мировой литературы РАН, поэта, переводчицу с белорусского, большая часть жизни которой прошла в Беларуси.

    Любовь Николаевна, почему выбрали именно белорусский?

    Любовь Турбина: Во-первых, потому что люблю этот язык. Кроме того, надо заметить, что постоянное использование языка в бюрократической сфере "стирает" поэтический флёр со слова, как хватание руками уничтожает пыльцу с крылышек бабочки. Поэтому так трудно переводить поэзию с белорусского на русский.

    Во-вторых, быстро поняла: если хочу что-то значить в Беларуси, надо переводить с белорусского.

    Я переводила и всеми любимого классика Максима Богдановича, самого яркого белорусского поэта, появившегося на волне национально возрождения Анатоля Сыса, и интеллектуального, глубокого Михася Стрельцова, и многих других. Кстати, Стрельцов - чрезвычайно популярный, известный не только в Беларуси поэт и писатель. Он ушел из жизни четверть века назад. В феврале нынешнего года ему исполнилось бы 75 лет, и председатель белорусского ПЕН-центра прекрасный поэт Андрей Хаданович организовал в Минске фестиваль "Стихи на асфальте", посвященный памяти Стрельцова. Как это ни странно, оказалось, ни у кого, кроме меня, нет перевода стихов Михася Стрельцова на русский язык. Меня пригласили, я приехала и увидела много молодых, нет, даже юных белорусских поэтов и прозаиков, уже совершенно мне неизвестных. Андрей утверждал: вот чье время настало - надо поддерживать молодежь, надо ее протежировать! Конечно же, он по-своему прав. Но у меня болит душа за тех талантливых и уже не очень молодых поэтов и писателей, расцвет которых пришелся на смутное постперестроечное время: они не "прозвучали" в России так, как они того заслуживали.

    Кто, например?

    Любовь Турбина: Анатолий Сыс, Андрей Федоренко, Борис Петрович (Саченко), Алесь Бадак, Владимир Орлов, Людка Сильнова, Галина Дубенецкая. Смотрите, что получилось: до перестройки печатали признанных белорусских авторитетов - Мележа, Чигринова, Казько, Бородулина...

    Быкова, Адамовича, Алексиевич...

    Любовь Турбина: Правильно. Великолепные все писатели. Потом - разрыв, пустота. А теперь говорят: подавайте молодежь...

    Мне было до слез обидно, когда сразу после переезда в Москву я пошла по редакциям с дивными стихами Анатоля Сыса. Мне говорили: "Кому это надо, кому интересно?" А потом случилось горе - Сыс умер, внезапно, в 2005-м, на майские праздники. Настоящая трагедия. И мне ринулись звонить из "Дружбы народов": "Любовь Николаевна! У вас были переводы Сыса? Несите как можно скорее!" И опубликовали. Только смерть оказалась поводом.

    А изумительная проза Федоренко, Петровича?

    Любовь Турбина: У меня были на руках переводы на русский их последних произведений, пыталась "протолкнуть" их в московские журналы. Увы, безрезультатно. Это потеря для русскоязычных читателей.

    Потеря? Но ведь в России немало своих писателей, чем особенным поразили бы белорусы?

    Любовь Турбина: Как сказал поэт Михаил Синельников, Беларусь несет в мир свою неучтенную интонацию, ноту, очень важную именно сейчас... К счастью, журнал "Литерарурная учёба" собирается напечатать рассказ Андрея Федоренко, после его прочтения станет понятнее особость белорусского мировосприятия.

    Поделиться: