Новости

24.07.2012 00:27
Рубрика: Общество

Иван Грозный дает урок

Музейные занятия должны войти в школьную программу
История - предмет, который вызывает сегодня самые жаркие споры в школе и вузе. Пожалуй, именно с учебниками по истории связаны наиболее громкие скандалы. Как преподавать дисциплину, во многом формирующую мировоззрение и жизненную позицию человека? Как пробудить к ней интерес учеников? Что нужно изменить в учебных программах? Об этом корреспондент "РГ" беседует с директором Государственного исторического музея Алексеем Левыкиным.

Алексей Константинович, знаю, что родители занимают очередь на полгода вперед, чтобы записать детей в развивающие кружки, которые работают при Историческом музее. Если такой спрос, то почему не открыть их больше? Тем более, что с 1 июля всем бюджетным учреждениям разрешили зарабатывать.

Алексей Левыкин: Вы говорите о музейной педагогике, которой мы занимаемся еще с советских времен. И многие выпускники истфака МГУ в свое время прошли через наш археологический кружок. Сейчас в музее открыто шестнадцать археологических, исторических и историко-художественных кружков для детей. Предлагается восемь циклов разных музейных занятий, включая уникальные - для незрячих и слабовидящих детей. Некоторые занятия идут на английском языке.

В прошлом году в разных кружках музея занимались 4200 человек. Да, к сожалению, записать всех желающих мы не можем: не хватает площадей. У нас теснота. Вот если бы в Москве нашлось дополнительное помещение для фондов, которые сейчас занимают львиную долю места в музее, мы могли бы проводить больше дополнительных занятий и открыли бы больше кружков. Тем более, что сотрудники готовы вести такие занятия.

Цена занятий - от 100 до 350 рублей. Абонемент на год стоит около 3000 рублей. Эти суммы важны для музея?

Алексей Левыкин: Доходы от музейной педагогики не могут быть главным источником существования музея. Они должны быть подспорьем. Не больше! Главный доход любому музею приносят посетители, а их с каждым годом все меньше. Входная плата в Исторический музей - 250 рублей. Но половина посетителей - льготники: они покупают билет за 50-80 процентов стоимости.

К слову, школьники - тоже льготная категория. И с точки зрения финансов они не выгодны. Однако если не привить им интерес к истории сегодня, завтра мы можем вообще остаться без посетителей. Такой вот парадокс. В Москве принята особая программа, по которой школьники посещают все московские музеи бесплатно, а расходы возмещает городской бюджет. Я не призываю к тому, чтобы такое же обязательство взял на себя федеральный бюджет, но хочу подчеркнуть: было бы прекрасно, если бы все российские школьники имели шансы попасть бесплатно в Исторический музей.

Может, сделать обязательными уроки истории в музеях, ну хотя бы раз в четверть?

Алексей Левыкин: Конечно, музейные занятия должны быть в школьной программе. В России около четырех тысяч музеев. Примерно половина из них - историко-краеведческие, которые с удовольствием работали бы со школами. Многие сотрудники музеев могли бы проводить занятия и в школах.

Я сам готов пойти в школу и прочитать лекции по истории русского средневековья. Эти лекции могут быть театрализованными. Кстати, у нас в музее предлагаются экскурсии с участием актеров, изображающих исторических персонажей. Например, Петра I. Сейчас у нас восемь театрализованных представлений по разным темам, включая и такую: "Чему и как учили на Руси?", где боярин в расписном кафтане и меховой шапке учит уму-разуму боярыню и своего сына.

В новых стандартах для школ есть обязательное условие: каждый ученик должен будет подготовить индивидуальный проект. Если кто-то из школьников выберет историческую тему и решит раскрыть ее на музейном материале, вы пустите в фонды?

Алексей Левыкин: Право работать в фондах музея предоставляется по специальному запросу и разрешению директора исследователям, сотрудникам других музеев, аспирантам и студентам. Это связано с условиями хранения музейного фонда. Школьники тоже могут попасть в фонды музея. Но если они являются членами Научного общества учащихся Исторического музея и проводят научные исследования под руководством сотрудников музея.

Вся деятельность музеев - экспозиционная, выставочная, кружковая, лекционная - нацелена на воспитание образованного гражданина с активной жизненной позицией. Это очень сложная задача, особенно сейчас, когда современная философия оказалась в тупике. Может быть, настало время для принятия государственной целевой программы исторического образования для всех. Оно должно выходить за пределы школы, охватывая музеи, библиотеки, дома творчества, исторические и культурные центры.

Вокруг преподавания истории все время идут споры. Главный вопрос: существует ли историческая правда и не является ли история субъективной наукой? Ведь даже подбор фактов для учебников уже отражает предпочтения авторов. А как вы думаете?

Алексей Левыкин: Идеальных учебников нет. В адрес каждого можно высказать критические замечания. Мой отец был историком. Дома было много книг, и в школе я занимался по вузовскому учебнику, который написал декан истфака МГУ Федосов. Считаю его одним из лучших. Но многое зависит не только от учебника, но и от учителя. У меня был изумительный педагог - Юрий Соломонович Махлин. Он преподавал литературу, но сумел привить нам любовь не только к книгам, но и к истории. В школе я часто посещал музеи. Тогда это была обязательная часть учебного процесса.

В прошлом году прошел Всероссийский съезд учителей истории. Вас туда приглашали?

Алексей Левыкин: Да. Мы активно работаем с высшей школой, у нас есть школы-партнеры.

Это школы с историческим уклоном?

Алексей Левыкин: Нет. Я не знаю, есть ли в Москве, например, такие школы. Но школы, где преподают мои сокурсники, как, допустим, Тамара Эйдельман, можно назвать историческими школами. В школах педагоги все же стараются следовать историческим фактам, то за пределами учебного заведения - картина обратная. Возьмите телевидение. В моде так называемые исторические расследования, когда в студии сидит один ученый с именем и званием, а остальные - неизвестные "историк", "археолог", которые несут иной раз полную чушь. Голоса ученого, как правило, не слышно, а вот безымянные "специалисты" несут ахинею громко. На всю страну.

Недавно была передача о том, как умерли жены Ивана Грозного. Их вроде отравили мышьяком. Это хотя бы так?

Алексей Левыкин: Некоторых, действительно, отравили. В Московском Кремле были проведены интереснейшие исследования, которые это подтвердили.

Цифра

4200 человек занимались в прошлом году в кружках Исторического музея

опрос

В какой кружок вы бы отдали ребенка?

- спортивный - 42%

- технический - 21%;

- изобразительный - 16%

- театральный - 13%

Сколько вы готовы платить за занятие?

- 100-250 рублей - 29%

- свыше 350 рублей - 29%

- 250-350 рублей - 21%

- нисколько - 21%

Источник www.rg.ru

Общество История Общество Образование Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники