Новости

26.07.2012 00:34
Рубрика: Спорт

Таблетка для чемпиона

На Олимпиаде сразятся не только спортсмены, но и врачи
Завтра в Лондоне открываются ХХХ Олимпийские игры.

О том, как достичь наивысших результатов спортсменам помогают высокие технологии медицины, "РГ" рассказала начальник управления организации спортивной медицины Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России Юлия Мирошникова.

Проверили "от и до"

Российская газета: Юлия Вячеславовна, в чем заключались задачи спортивных медиков в период подготовки сборной команды к Олимпиаде?

Юлия Мирошникова: Сегодня мы уже знаем, что в олимпийскую сборную вошло 436 спортсменов. Медицинское обслуживание национальных сборных - а это в целом около 8300 человек - было передано ФМБА три года назад. За два предыдущих года разобрались с базовым состоянием здоровья всех наших спортсменов высшего уровня. А в последний год более тесно работали с кандидатами в олимпийскую сборную общим числом около 800 человек. Всех обследовали в нашей современнейшей мультидисциплинарной лаборатории, где мы очень быстро и качественно можем проверить состояние здоровья спортсмена "от и до". А в последние полгода выходили уже на индивидуальные проблемы каждого.

РГ: Ну и как они, здоровы, бодры, готовы к победам?

Мирошникова: Здоровье спортсмена - понятие особое. То, что у обычного человека может считаться отклонением от нормы, у спортсмена может быть нормой. По результатам осмотра мы выдаем рекомендации и инструменты работы с их индивидуальными "тонкими" участками, недоработками, с учетом требований, которые есть в каждом виде спорта. Наша задача - работать персонально с каждым, потому что даже в одном виде спорта нет универсальных механизмов, которые подходили бы всем.

РГ: Какие задачи поставлены перед врачебным персоналом на Олимпиаде?

Мирошникова: Основная цель команды - успешное выступление. А нашей - по максимуму профилактировать травмы и восстановить каждого спортсмена быстрее, чем восстановится его конкурент. За подготовительный период нам удалось внедрить четыре методики восстановления на основе научно-исследовательских разработок. Одна из них - применение дыхательных смесей, она уже использовалась в процессе тренировок.

Рецепты и секреты

РГ: Насколько я помню, такие смеси применяются для восстановления космонавтов после полетов и водолазов после глубоководных погружений?

Мирошникова: Верно, но тут все искусство в том, какой газ используется и какая рецептура приготовлена именно для этого спортсмена. Эти методы уже применяются в мире, но они закрыты, скопировать их невозможно, и никто до конца не знает, у кого какая рецептура. Соперники могут иной раз пустить конкурентов по ложному следу. Есть методика наружной контрпульсации, которая позволяет хорошо и быстро восстановить тонус мышц. Она успешно используется в художественной и спортивной гимнастике, когда спортсменов надо быстро подготовить ко второму и последующим дням соревнований. Используем мы и криометоды, то есть низкие температуры. Ряд методик носит закрытый характер, рассказывать о них я не могу. Но такая закрытость характерна для всех так называемых "пьедестальных" стран, то есть тех, которые будут претендовать на награды.

Родной дом на Темзе

РГ: Вы впервые открываете не один и не два, а целых три медицинских центра в Лондоне. Каковы их функции?

Мирошникова: Каждая страна имеет возможность организации медцентра внутри Олимпийской деревни, но там квотировано число специалистов - не более 6 врачей. Этот центр призван, в первую очередь, оказывать первичную медицинскую помощь, будь то травма, соматическое заболевание, восстановительное мероприятие и т.п., всем членам сборной внутри деревни. Но ограниченность персонала не позволяет оказать помощь в оптимальном объеме, поэтому неподалеку мы развертываем второй центр. Там будут работать дублирующие специалисты, туда мы сможем доставлять наших олимпийцев, чтобы они как минимум могли сменить обстановку, поесть привычной еды.

РГ: А как организовано питание спортсменов в деревне?

Мирошникова: Не секрет, что генеральными спонсорами Игр являются компании "Макдоналдс" и "Пепсико" - их продукция не всегда привычна для спортсменов. Живут они в небольших комнатах по двое - условия не самые благоприятные для восстановления. В медцентре мы готовим блюда по их пожеланиям, держим там штат диетологов, поваров. Здесь же проводим восстановительные мероприятия, массаж, физиопроцедуры и т.п. Да и просто побыть в своем кругу, посмотреть любимые фильмы, попить чаю... Несколько команд живут в центре водных видов спорта. Там мы также развернули отдельный медцентр, чтобы они не тратили времени на дорогу. Всего с олимпийцами будут работать 85 медицинских специалистов, тогда как на прошлой пекинской Олимпиаде их было 52.

РГ: Во всех "пьедестальных" странах медицина активно участвует в подготовке спортсменов. У нас порой можно услышать: да зачем нам эти медики со своей наукой, только мешают! Чем можно объяснить подобный скепсис?

Мирошникова: Я считаю, низким уровнем образованности. "Пьедестальные" страны этот вопрос вообще не ставят. И нередко борьба между ними идет не только на спортивных аренах, но и на уровне этих специалистов. Огромными темпами спортивная медицина развивается в Китае, они взяли все лучшее из мирового и в том числе нашего прежнего опыта - и мы видим результаты. Но врачам важно осознавать свое место в пирамиде, которой является спорт. На ее вершине всегда стоит тренер, врач - его помощник. Но важно, чтобы и тренеры понимали, что достижение высоких результатов без участия медицины невозможно.

По личной формуле

РГ: Спортсмены используют и биологически активные добавки к пище. Это не запрещено?

Мирошникова: БАДы - часть питания спортсменов в течение всего тренировочного периода. За эти два года мы пришли к тому, что и БАДы, и минеральные комплексы, и аминокислоты - все это очень индивидуально. Нельзя купить их в аптеке и раздать всем спортсменам. Надо обязательно учитывать базовые показатели крови. В ближайшее время мы будем делать полный биохимический анализ крови, учитывая генетические данные спортсмена, его молекулярные особенности, выявляя предрасположенность к тем или иным дефицитам. И со следующего года 200 первых спортсменов будут получать БАДы, составленные по индивидуальным формулам.

РГ: Но ведь это дело очень дорогое?

Мирошникова: К счастью, сегодня мы эти траты можем себе позволить, государство их полностью финансирует. Содержание одного спортсмена высшего уровня обходится государству от полутора до двух миллионов евро в год. Помножьте на четырехлетний цикл подготовки - страна вкладывает серьезные ресурсы, чтобы спортсмен достиг высшего результата. Конечно, такие деньги должны быть потрачены эффективно. И, к счастью, здесь мы не догоняем, и даже, может быть, опережаем других.

РГ: И тем не менее все равно изредка возникают скандалы с применением допинга. Входит ли контроль за этим в функции спортивных врачей?

Мирошникова: За это персональную ответственность несет сам спортсмен. Если он делает выбор в пользу несанкционированных, несогласованных с врачом мероприятий, то должен понимать, что при первой же пробе за это наступит ответственность. Спортсмен не имеет права заниматься самолечением, у него сегодня есть возможность получить медицинскую помощь любого уровня, врач всегда находится рядом.

РГ: Популярным объяснением в таких ситуациях служит то, что, мол, заболел, принял препарат, не зная, что он запрещен...

Мирошникова: Да, бывают ситуации, что препарат запрещен, но состояние спортсмена требует его применения. Но необходимо официально оформить его терапевтическое применение. И если в тот момент он сдает пробу на допинг, это не приведет к наказанию. В "пьедестальных" странах оформляется более 150 терприменений в год. Когда мы брали спортсменов на обслуживание, оформлялось всего 8-10 терприменений за год, сейчас оформляется 20-30 - нам еще предстоит много работать в этом направлении с Российским антидопинговым агентством и WАDА.

РГ: Ваша цель - обеспечение спорта высших достижений. Но ведь он рождается из массового спорта. Передаются ли новые медицинские методики в массовый, в детский и юношеский спорт?

Мирошникова: Конечно, взрослый спортсмен не берется ниоткуда. Хорошо бы нам видеть их хотя бы с уровня юниорской сборной, но это бывает не всегда, а детей мы вообще не видим. Сегодня спортивная медицина в регионах находится в ведении муниципалитетов. И это влечет за собой финансирование - оно совершенно недостаточно. Наши врачебно-физкультурные диспансеры в плачевном состоянии, а во многих местах их вообще закрыли. Сегодня мы можем говорить только о нормативном регулировании тех методик, которые мы нарабатываем. Проще говоря, о наших методических рекомендациях, которые минздрав может рассылать в регионы. И это вопрос к нашему спортивному руководству, что надо делать для распространения передового опыта.

Акцент

Гонка интеллектов

РГ: Использование различных медикаментов при подготовке спортсменов - это легальная сфера или все-таки на грани фола?

Мирошникова: Спортивная фармакология ничем не отличается от других научных направлений. Весь секрет в том, кто первый изобретет нечто, что ускорит восстановление спортсмена, только не извне, как в случае с физиотерапевтическими методами, а изнутри. Есть список запрещенных препаратов, который каждый год пополняется новыми веществами. За этим строго следит WADA (Всемирное антидопинговое агентство. - Ред.). Но есть и фармацевтическая наука, которая постоянно создает новые препараты, и они находят применение в спорте. Мы не являемся страной-лидером в этой области, но и у нас есть ряд закрытых разработок, которые мы и в Лондоне будем применять.

Спорт Олимпийские игры