30.07.2012 23:08
    Поделиться

    В Калужской области прошел фестиваль ландшафтных объектов

    В Калужской области прошел фестиваль Архстояние
    На "АрхСтоянии" все куда-то двигаются. Машины - в сторону кемпинга. Велосипедисты - в сторону реки Угры и старого парка. Музыканты и артисты с инструментами и аппаратурой - к LabScape и другим площадкам выступлений. Увешанные камерами туристы и фотографы  - к "Ротонде" Александра Бродского посреди гречишного поля и "Маяку" и "Вселенскому разуму", построенному Николаем Полисским и его командой умельцев. Да и сам фестиваль не стоит на месте. Из фестиваля ландшафтных объектов, который балансировал между лэнд-артом и парковым искусством, он превращается в мощный фестиваль современного искусства, где рады и опере, и перформансу, и камерному квартету…

    На седьмой год АрхСтояния куратор фестиваля Антон Кочуркин решил, что самое время сделать его темой движение. Точнее - "Знаки движения". Организаторы предложили 7 авторских маршрутов (по числу фестивальных лет) на выбор. Во-первых, потому, что ландшафтных объектов уже так много, что не только места надо знать, но и направления. Во-вторых, потому, что парковое искусство в прошлые времена предполагало отнюдь не бег трусцой, а неспешные пешие прогулки. Наконец, каждый маршрут несет индивидуальное представление о парке людей, которые его знают назубок. И в этом смысле навигация, сохраняя свободу выбора гуляющего, создает возможность "диалога" любителей и знатоков. Среди новых ориентиров, созданные в этом году для Архстояния, - "Арка" Бориса Бернанскони, Fast Track от эстонских молодых архитекторов бюро Salto architects и "Штурм неба" четырьмя российскими архитекторами, которые назвавали свою группу на итальянский лад MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE.

    Каждое из них может быть отнесено к разряду "архитектурных безумств".  Впрочем, Fast Track от эстонских архитекторов, которые, несмотря на молодость, пару лет назад представляли Эстонию на биеннале в Венеции, на первый взгляд, больше похож на аттракцион. 51 метр батута, натянутого между краями довольно широкой дорожки, под которой, естественно, выкопано  метровое пустое пространство, - территория откровенного восторга. Чуть ли не над моей головой мелькали пятки рослого молодого человека, который улетал ввысь с энергией кузнечика, рядом визжали девчонки, жаждущие оказаться наконец на твердой земле. Чуть дальше кувыркались дети, около них целеустремленно прыгали мамы… Куратор фестиваля Антон Кочуркин, который не забыл предупредить о том, как на батуте важно быть серьезным и осторожным, не выдержав, разулся и тоже запрыгал рядом со всеми. Невысокая блондинка в черном льняном платье, сидевшая "на берегу" батутовой реки, оказалась американкой Сарой Шелтон Манн, легендой американского современного танца, которая вместе со своими актерами ждала возможности порепетировать вечерний перформанс…  

    Но вообще-то Fast Track, то бишь "быструю дорожку", можно сравнить с инсталляциями датского художника Олафа Элиассона, где все заложенные природой органы чувств, от зрения до вестибулярного аппарата, оказываются востребованы. Как и инсталляции Элиассона, Fast Track предлагает точную метафору жизни. Трудно представить более доходчивый образ переключения скоростей, который предлагает человеку современный мир. Типа, шел ты, шел по тропинке в сосновом лесу, а тут бац - и радость ускорения. Вроде как похоже на беговую дорожку, которая требует от тебя целеустременного и сосредоточенного бега в никуда. Но "фаст трек" еще и включает эйфорию полного "улета". Вот она - свобода и вольность в одном лице, парение и прогресс в одном флаконе. Радость открывающихся горизонтов, а заодно и "обгона" идущих по старинке, пехом, параллельным курсом. И не так вроде важно, что под тобой - пустота, яма, попросту говоря, как не сразу догадываешься, что прыжок может закончиться жестким "выбросом" на обочину. И хорошо, если без травмы. Отличный проект.

    От Fast Track’a  рукой подать до "Штурма неба", сделанного нашими архитекторами из MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE. В регулярном парке Версаля для гуляющих были припасены интеллектуальные занятия, типа разгадывания аллегорического смысла парковых скульптур. Ландшафтный парк Николо-Ленивца, который всегда рад напомнить (пусть и не без иронии) о сходстве с Версалем, недостатка в объектах, взывающих к символической интерпретации, не испытывает. "Штурм неба", безусловно, вписывается в этот благородный ряд. Для штурма неба и чердаков равно нужны лестницы. Из лестниц - элемента, без которых нет ни одного дома, - и сложена эта удивительная конструкция, которую один из авторов Михаил Скворцов называет "деревенским хайтеком". Сложенный из модулей, но оставляющий ощущение естественного,  почти органического "образования", ажурно-прозрачный и надежно устойчивый, этот объект легче всего отнести к области поэтического высказывания. Не только потому, что в маршруте Скворцова его сопровождает авторское четверостишие, табличка у самого 15-метровго объекта отсылает к цитате из Евангелия от Матфея, что царство Божие силой берется. С точки зрения архитекторов - силой каждодневного личного труда. Их "лестница к небу" отнюдь не прямой путь наверх, тем более она не о "карьерном росте". Она о том, как держаться, когда и опереться вроде не на что. Тут нет ни колонн, ни смотровых площадок…    Но есть возможность стоять, двигаться наверх, а также - оглянуться, сориентироваться на местности… Можно счесть объект проекцией внутреннего лабиринта, но такого, что ведет вверх, туда, где на экране видны тени Платоновой мистерии и где все больше света и воздуха. Тут есть яркая метафора, точный расчет конструктора Агеева, и свобода выбора - у каждого зрителя.

    "Арка", построенная по проекту Бориса Бернаскони, похожа на антитезу проекту MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE. Она напоминает не столько триумфальные арки, радостные и легкие, сколько вход в средневековую сторожевую башню. Ее просветы больше похожи на бойницы. Но наверху - скамейки и "ворот" колодца. Широкая круговая лестница сменяется узкими ступенями, как в стенах старинных крепостей. Сделанная из черных широких досок, положенных плашмя и прошитых стальными тросами, она стоит на границе леса и поля как знак цивилизации, воинственной, но готовой к мирным переговорам. Собственно, она выглядит идеальным символом фестиваля, который нацелен на решение проблемы, как соединить блага цивилизации с сохранением природы, как превратить их конфликт, самоубийственный для обеих сторон, во взаимную любовь, где не будет места эгоизму потребителя.

    Мир, дружественный природе, - проект, который пару столетий числился в разряде "невозможных", утопических. В XXI веке он стал жизненно насущным. Услышать зов будущего фактически означает почувствовать сегодняшний мир природы как самое ценное сокровище землян. У нас нет другой планеты. Фишка в том, что решение проблем такого уровня требует по сути нового человека. Не андроида, вооруженного до зубов набором гаджетов и игр, а именно человека. В этом смысле "Вселенский разум", построенный Николаем Полисским с артелью, выросший на "Границах империи" и напоминающий деревянный Стоунхендж, выглядит более, чем уместным дополнением к диалогу природы и цивилизации, который ведет фестиваль "Архстояние". Благо и природе, и цивилизации никуда не деться ни от истории, ни от космоса. Без них хоть стой, хоть иди, будешь топтаться на месте.

    Поделиться